ГоловнаСвіт

Украинская дипломатия. Вызов третий: найти на карте Азию и Ближний Восток

Украине надо бы вернуться на Ближний Восток – в регион, который за последние пятнадцать лет претерпел разительных изменений. В большинстве своём мы не используем возможности, которые перед нами открывает это направление. Многие государства мы вообще не видим в упор. И это – главный вызов для украинской дипломатии: увидеть и начать сотрудничать. Скажем сразу, африканскую часть региона мы представим в нашей стратегии продвижения Украины в Африке. 

Азия – важнейший регион, который Украина для себя вновь пытается открыть. Здесь у нас могли бы появиться новые возможности: зоны свободной торговли, редкие ресурсы, перенос производств, привлечение масштабных инвестиций и создание на украинской территории рабочих мест. Мы этого не используем. Почему? Не можем увидеть, где заложен наш реальный экономический интерес.

Ближний Восток – слепая зона

Любой автомобилист знает, что его средство транспорта имеет слепые зоны – участки вокруг авто, которые не видны в зеркала. Их можно увидеть, только повернув голову и бросив взгляд в нужную сторону. Точно так сложилось у Украины со странами Ближнего Востока. Есть государства, которые мы замечаем и которые видят нас (их очень мало), а есть те, на которые мы не обращаем никакого внимания (таких большинство).

Турция

Президент Украины Владимир Зеленский и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи в Стамбуле, 16 октября 2020 .
Фото: EPA/UPG
Президент Украины Владимир Зеленский и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи в Стамбуле, 16 октября 2020 .

Наиболее продуктивным можно назвать наше сотрудничество с Турецкой Республикой. Встречи украинского руководства с турецкими коллегами происходят чаще, чем с представителями других государств. Это обусловлено перспективами скорого подписания Зоны свободной торговли, военной кооперации, взаимодействия в сфере космоса и так далее. Здесь отличную работу провёл посол Андрей Сыбига.

Буквально днями министры обороны и иностранных дел двух стран участвовали в заседании, организованном в формате «квадриги» – предельно редкого явления в международной дипломатии. Всё это свидетельствует об углублении партнёрских взаимоотношений.

Достижений много: согласие Турции участвовать в «Крымской платформе», создание совместных оборонных предприятий, что позволит построить в Украине ударные беспилотники; украинские поставки противотанковых комплексов, авиационных двигателей, ремонт турецких вертолётов нашими заводами. Стороны рассматривают вопрос создания общего самолёта, строительство корвета с украинскими комплектующими и пр.

Турция в силах помочь с диверсификацией энергоресурсов, открыть двери для украинского производителя в страны ближневосточного региона, инвестировать в отечественную экономику, она может сотрудничать с украинскими исследовательскими центрами с точки зрения разработки лекарственных препаратов, что в Республике поставлено на высшем уровне.

Впрочем, есть моменты, которые в перспективе могут вызвать определённые неудобства для Украины. И они связаны с противостоянием по линии Турция – Евросоюз. Ряд важных европейских стран ныне выступает против турецкого руководства. Им не нравятся действия Анкары в Ливии, близ берегов Кипра и Греции, в Нагорном Карабахе, миграционный шантаж со стороны турецких властей и их попытка навязать Европе религиозную повестку дня. Рано или поздно конфликт между сторонами усилится. Это Украине необходимо учитывать.

Израиль

Визит президента с супругой в Израиль
Фото: president.gov.ua
Визит президента с супругой в Израиль

Ещё одна страна, с которой у Украины складываются позитивные взаимоотношения, – это Израиль. С 1 января 2021 года между двумя государствами заработает Зона свободной торговли. Израильский инвестор ныне активно присутствует в Украине, особенно в IT-секторе. Ныне хорошо развиваеся межрегиональное сотрудничество.

Тем не менее, есть несколько омрачающих отношения моментов. Самый главный из них – это зашедшие в тупик переговоры по созданию украинских инновационных офисов в Иерусалиме. Украина не захотела открывать в этом городе посольство, но она сама предложила возвести эти центры. Идея эта была ошибочной, так как весь бизнес концентрируется в Тель-Авиве. И мы получили неприятную ситуацию, при которой обманули партнёра без излишней на то надобности. Сюда же можно отнести обещание по отправке в Израиль украинских строителей. Обещание дали, но выполнить забыли.

С точки зрения украинско-израильских взаимоотношений самое важное – это определиться с приоритетами. Киев должен наконец понять, что он хочет получить от этой кооперации. Как привлечь израильские технологии к развитию нашей экономики? Как превратить Умань в привлекательный город? Что делать с точки зрения использования израильской портовой инфраструктуры? Список этих вопросов можно продолжить. Проблема в том, что вы к израильской стороне должны идти с конкретными предложениями и быть готовыми к трудным переговорам. Надеемся, что новый посол Украины в Израиле Евгений Корнийчук сможет запустить многие процессы, которые долгое время стояли замертво. 

Евгений Корнийчук
Фото: пресс-служба посольства
Евгений Корнийчук

С приходом администрации Байдена, как говорят сами израильтяне, Израиль будет жить в блокаде. Там полагают, что Вашингтон вновь будет заигрывать с Ираном и проталкивать в ООН антиизраильские резолюции. Важно, чтобы Украина здесь под давлением США снова не заняла оппонирующую израильтянам позицию. Всё-таки не хотелось бы, чтобы достигнутый прогресс в отношениях был остановлен.

Иран

Ясно, что при возобновлении участия Соединённых Штатов в ядерной сделке с Ираном, при снятии американских санкций границы этой ближневосточной страны для многих инвесторов откроются. Украина здесь не будет исключением. Однако надо помнить, что активное участие в иранской экономике негативно повлияет на взаимоотношения с Израилем, Саудовской Аравией, ОАЭ и Бахрейном, как минимум. К тому же большое строительство энергосистем на территории Ирана завершилось. Тогда наши специалисты действительно были нужны.

Остальные проекты, которые могут быть предложены украинской стороне, так или иначе будут связаны с российскими компаниями – прокладками. Есть ли в этом выгода – решать частному бизнесу. Государству необходимо смотреть на реальные предложения. А незаменимых и выгодных тем для нас там будет не так уж и много. Да и не стоит забывать, что до разрешения кризиса, случившегося после атаки иранцев на наш гражданский самолёт, говорить о любой кооперации с этой страной пока бессмысленно.

Эксперты на месте крушения украинского боинга PS752
Фото: EPA/UPG
Эксперты на месте крушения украинского боинга PS752

Далее мы рассказывать о достижениях на ближневосточном направлении не будем. Во всём остальном – огромные возможности при отсутствии усилий. Такое ощущение, что Киев просто не видит регион.

Ирак

Ярчайший пример – Ирак. Страна разрушенная, коррумпированная, там наличествует постоянная террористическая угроза, однако в то же время она нуждается в полной реконструкции. В Ираке нужно восстанавливать жилищный фонд, дорожные коммуникации, строить системы ирригации, дамбы. Отдельно стоит вопрос разминирования территорий и охраны культурного наследия.

Украинские строительные компании, инженеры, узконаправленные военные специалисты могли бы участвовать в большой стройке, но этого почему-то не происходит. Взамен мы занимаемся только отправкой курятины и шоколадок. Не случается и крупных оборонных контрактов: после скандальной транспортировки украинских БТР вопрос о военном сотрудничестве как-то сам по себе исчез из повестки дня двух государств.

Саудовская Аравия

Отдельно стоит сказать о странах Персидского залива. Самый ключевой партнёр для Украины (второй после Египта в арабском мире) – Саудовская Аравия. В августе 2020 года впервые за одиннадцать лет прошли консультации на уровне глав МИД. Это уже о многом говорит, например, о том, что свыше десяти лет этой страной целенаправленно никто в Киеве не занимался.

Заступник Міністра закордонних справ України Василь Боднар та посол Саудівської Аравії в Україні Мухаммада аль-Мусгера під час зустрічі в Києві, 7 липня 2020
Фото: twitter/Vasyl Bodnar
Заступник Міністра закордонних справ України Василь Боднар та посол Саудівської Аравії в Україні Мухаммада аль-Мусгера під час зустрічі в Києві, 7 липня 2020

В 2015 году украинское ГП «Антонов» подписало контракт с саудовской компанией Taqnia Aeronautics о разработке и производстве самолета Ан-132, даже собиралось открывать отдельное предприятие для этих целей на территории ближневосточной страны. Самолёт-демонстратор построили, показали на украинские телекамеры, а в 2019 году саудовцы отдали предпочтение другому воздушному судну, отказавшись от совместно проекта с украинской компанией.

Саудовскую Аравию, которая ныне вовлечена в конфликт в Йемене, а регионально – в противостояние с Ираном, интересует привлечение наших военных специалистов, постройка военно-транспортных самолётов, разработка систем радиоэлектронной борьбы, приобретение ракетных технологий. Учитывая переформатирование экономической модели, по которой движется страна, кризис нефтедобывающей компании Aramco, официальный Эр-Рияд занимается поиском инноваций, интересных решений, активно ищет IT-специалистов. Всё это могла бы предоставить Украина, но она этого не делает.

Равно как и по каким-то странным причинам саботирует поставку животных кормов на территорию Саудовской Аравии, которая в минувшем году запретила производить их на своих землях.

ОАЭ

Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) – главный финансовый и логистический, транспортный центр Ближнего Востока, второй Сингапур. С щадящей системой налогообложения и низкими пошлинами. Одна из первых стран Залива, где мы начали вести бизнес.

Среди достижений – значительный товарооборот, военная кооперация (поставки украинских ПТРК, техники для сухопутных войск ОАЭ), отдельная заинтересованность в разработках ГП «Антонов», реэкспорт вооружения и комплектующих в Украину из развитых стран, приход в нашу страну одного из крупнейших портовых операторов мира – эмиратского DP World.

Выставка в рамках 24-го Всемирного энергетического конгресса (WEC) в Абу-Даби, Объединенные Арабские Эмираты, 9 сентября 2019 г.
Фото: EPA/UPG
Выставка в рамках 24-го Всемирного энергетического конгресса (WEC) в Абу-Даби, Объединенные Арабские Эмираты, 9 сентября 2019 г.

Тем не менее, есть несколько важных замечаний. Украинские компании на рынке ОАЭ очень слабо представлены. Мы поставляем туда всё же сырьё – агропромышленную продукцию и продукты питания, а также чёрные металлы. Все финансовые вливания сюда со стороны Эмиратов нацелены на инвестирование в развитие не Украины, а как раз ОАЭ. Мы не являемся стратегическими партнёрами. Наши строители ничего не возводят в этом государстве, равно как и наоборот. Мы не пользуемся выгодным расположением ОЭС с точки зрения поставки своей продукции на другие рынки. Мы не ведём там крупных финансовых дел с другими странами региона. Единственный интерес – оффшорные зоны, такие как Абу-Даби.

Ныне ключевая цель государств Аравийского полуострова (всех, кроме Йемена) заключается в покупке украинских агрофирм. Всё делается для того, чтобы в дальнейшем не зависеть от в том числе нашего продовольствия. Точно так они поступали с Грузией, Боснией и рядом других стран.

Вообще стоит сказать, что за последние лет так пятнадцать Украина потеряла из виду многие страны Ближнего Востока – Иорданию, Ливан, Кувейт, Катар. Список можно продолжить. И если во времена президентства Кучмы наша страна пыталась поставлять в регион промышленные товары и предоставлять услуги, то сейчас всё скатилось в большинстве своём до аграрного экспорта. К этому добавился фактор России, которая выпихивает украинских производителей из региона. К сожалению, столь негативная тенденция сохраняется.

Далёкая, но перспективная Азия

Для Украины Азия – это одно из наиболее перспективных направлений как с точки зрения торговых возможностей, так и привлечения инвестиций. Киев каждые пять лет заявляет о важности сотрудничества со странами азиатского региона, но как-то всё не получается эту кооперацию оформить. Так, весной 2020 года в МИД Украины анонсировали разработку стратегии в отношении Азии. Ждём, когда она будет представлена.

Фото: Макс Требухов

Вообще с точки зрения азиатского региона – и это является ключевым вызовом для украинской дипломатии – важно всё же понять, что зачастую Киев не видит тех сфер, которые реально представляют интерес для отечественной экономики. Наверное, именно по этой причине у нас сохраняется торговый дисбаланс с большинством азиатских стран.

Китай

Давайте посмотрим на Китай. Это явно уже не только региональный, а и глобальный лидер, конкурирующий в экономическом плане с Соединёнными Штатами. Свыше $14 трлн ВВП, практически 1,5 млрд населения. Номер один в промышленном производстве (показатель в два раза превосходит американский). Список достижений КНР можно, конечно, продолжить, однако речь не о китайской, а об украинской политике.

У Киева были возможности каким-то образом улучшить взаимоотношения с Пекином, однако шанс был упущен. Многие говорят, что причина – пандемия, однако это является преувеличением. Пандемия помогла разве что выровнять торговый баланс, который в предыдущие годы для Украины был традиционно дефицитным.

Да, Китай стал нашим главным торговым партнёром, если говорить о сотрудничестве по линии независимых государств. Однако всё это случилось за счёт сбыта украинкой сырьевой продукции – железной руды, продовольствия, продуктов питания. Украина стала экспортировать туда больше в связи как раз с пандемией (у китайцев упало производство, сократился урожай, они стали оперативно накапливать продовольственные резервы). Украинская промышленность в Китае по факту не представлена, Пекин нас стал воспринимать как сырьевой придаток.

Фото: toxicoz / Adobe Stock

1 октября 2020 года президент Зеленский поздравил председателя КНР Си Цзиньпина с 70-летием независимости его государства, было сказано о намерении возобновить политический диалог. Однако этого не получилось по вине… китайской стороны. Здесь есть несколько важных нюансов, о которых важно напомнить. Первый – Китай не ввёл в действие Договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной, оформленный ещё при Януковиче. Документ был ратифицирован обеими сторонами, однако не заработал, так как Киев и Пекин не обменялись ратификационными грамотами. Одна из причин – прописанные в договоре обязательства со стороны КНР по признанию территориальной целостности Украины. Кстати, договор заключён до 2023 года. Времени на его активизацию осталось не так уж и много.

В 2017 году  Украина и КНР заключили несколько важных соглашений. Ключевое – участие нашего государства в реализации китайской инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП). Договорились о производственной кооперации, создании совместных предприятий и производств, о формировании цепочек товарных поставок с высокой дополнительной стоимостью. Среди секторов: АПК, космос, высокие технологии, авиация и прочее. Киев эти соглашения не выполняет. 

Да, КНР запустила сюда товарные поезда в рамках ОПОП. Они едут через Россию. Везут туалетную бумагу, пылесосы, иную бутовую технику. Всё это делается для галочки – показать, что Украина тоже действует в рамке инициативы ОПОП. Транзитом через нашу территорию едут поезда в Венгрию и Польшу. Через Беларусь курсируют сотни поездов.

Фото: mfa.gov.ua

Глава украинского МИД Дмитрий Кулеба заявил, что Украина планирует стать активным участником инициативы ОПОП. Однако для этого она должна создать специальные совместные с китайской стороной структуры. А кроме того – общие предприятия, склады для поставок в Европу, технопарки, продумать всю логистику. Этого не происходит.

Есть ещё один проблемный нюанс – история с покупкой украинского оборонного предприятия «Мотор Сич». Очень сложное дело, из-за которого украинскую сторону, вероятнее всего, ждёт судебное разбирательство в Лондонском суде международного арбитража. Притом надо напомнить, что для Украины во многом ситуация тупиковая: США выступают резко против такого китайского приобретения, сама КНР уже получила украинскую интеллектуальную собственность, Киев не способен дать заказ и обеспечить работников предприятия высокой зарплатой, а ко всему китайский госбанк держит в качестве залога акции данного завода.

На самом деле Китай обращает внимание на ту или иную страну, если та сама приходит и о чём-то просит. Так произошло с китайской помощью Украине во время пандемии. Пекин нам поставил защитные костюмы, маски, медицинское оборудование, провел консультации для украинских врачей. Посему шансы на сотрудничество в других сферах всё ещё сохраняются.

Япония

Япония – четвёртая экономика мира, которую Украина по какой-то доселе неведомой причине воспринимает как периферию. В Украине снова-таки сфокусированы на поставках аграрной продукции и продуктах питания, на экологии (хотя выделенные японским правительством деньги на Бортническую станции аэрации пошли не по назначению). Отдельно кто-то позиционирует японцев как гигантов автомобилестроения, специалистов по постройке верфей и хороших рыболовов. Однако перспективы Украины в другом.

Ныне один из наиболее быстрорастущих сегментов японской экономики – атомное машиностроение. Японцы фактически с нуля переоборудуют все атомные электростанции. Они значительно модернизировали уже три станции. У Украины есть четыре профильных завода, которые могут включиться в этот процесс. А для наших атомщиков это вообще вопрос выживания.

Атомная электростанция Иката, расположена на западе японского острова Сикоку близ города Иката, Япония
Фото: wikipedia.org
Атомная электростанция Иката, расположена на западе японского острова Сикоку близ города Иката, Япония

После того как КНР стала вводить квоты на экспорт сырья для производства электронных плат, Япония начала проводить на государственном уровне политику по ресурсному самообеспечению. Сейчас японские компании активизировались на поиске источников сырья, необходимого для создания продукции электронного машиностроения. Украине, у которой этого сырья в избытке, нужно бы заводить японские компании на месторождения с тем, чтобы те строили инфраструктуру и создавали здесь рабочие места.

Ещё один сегмент, где действительно сильны японцы, – инжиниринг и промышленное строительство. Именно японская компания в 2012 году возвела терминал D в аэропорту «Борисполь». Для Японии экспорт трудовых ресурсов, поиск новых рабочих рук, строительство заграницей стратегических объектов – элемент государственной политики. И Украина (за счёт дешевизны рабочей силы и доступу к Европе) могла бы предложить услуги своих квалифицированных строителей, компаний.

Ещё одно важное направление – это японское автомобилестроение и электроника, судостроение. Японские инвесторы могут прийти в Украину, но Киев должен улучшить инвестиционный климат.

Фото: EPA/UPG

Недавно в Японии сменилось правительство Синдзо Абэ. Ему на смену пришёл премьер Ёсихидэ Суга – во многом продолжатель политики предшественника. Японцы когда-то хотели использовать фактор Крыма (Токио ввёл санкции против РФ) с точки зрения переговоров с Москвой относительно Курильских островов. Велись дискуссии на этот счёт между японским и украинским руководством. Однако в конечном счёте Абэ отринул эту идею. Новый премьер пока не готов использовать в политике с РФ украинский фактор. Отношения между Токио и Москвой накаляются в связи с милитаризацией островов со стороны России. Это надо иметь в виду.

Южная Корея

Республика Корея – интересная, богатая, технологически развитая страна. К сожалению, Киев упустил немало шансов с точки зрения кооперации и сотрудничества. Именно по этой причине южнокорейские компании размещают свои ключевые производства в России, Польше, Венгрии, а не в Украине. По этой же причине наш товарооборот с Республикой равен $830 млн, а с Россией – $25 млрд; инвестиции в нашу страну составляют чуть более $200 млн, а в ту же Россию – $20 млрд. В нашей стране корейцев интересует сырье, а в РФ они строят заводы, инвестируют в разработку газовых месторождений и в развитие Дальнего Востока.

В 2019 году Корея стала инвестором номер один в Венгрии, более крупным, чем Германия. Корейская компания Samsung SDI открыла завод по производству аккумуляторов для электромобилей. В Венгрии работает более 90 корейских компаний. Между тем в Украине – всего-навсего десять.

Posco International впервые импортировала 68 тыс. т фуражной пшеницы из Украины в Южную Корею в 2020.
Фото: koreaherald.com
Posco International впервые импортировала 68 тыс. т фуражной пшеницы из Украины в Южную Корею в 2020.

Тем не менее, корейская компания POSCO International построила зерновой терминал в нашей стране, вложив $6.5 млн, и он успешно работает. Другая крупная корейская компания GS Construction возвела солнечную электростанцию в Мукачево. То есть, в Украине есть хорошие места для инвестиций; но когда корейский инвестор заходит в нашу страну, он сталкивается с в лучшем случае бюрократическими проблемами. Решения здесь принимаются долго, ещё дольше идут суды.

Да, Корея ныне более ориентирована на Россию и на страны Восточной Европы, входящие в состав ЕС. Однако для Украины не всё потеряно. Республика 80 лет находится в состоянии войны: для этих целей у неё есть всё – от оружия до бронежилетов. Это авиация, судостроение, изготовление боеприпасов. Есть перспектива для сотрудничества. Существуют и барьеры, с решением которых, кстати, может помочь справиться США. К тому же далеко не все южнокорейские корпорации находятся в Польше или в Венгрии, или в России. Место некоторым из них найдётся и в Украине.

Индия

Индия – второе по населенности государство мира. Находится на шестом месте в сегменте промышленного производства. Для Украины это – рынок для аграрной продукции, фармацевтика и поставки отечественной оборонной продукции.

С Индией у нас свыше 400 различных проектов в сфере ВПК. Страна входит в топ-10 импортёров украинского вооружения. Со времён СССР индусы обзавелись огромными запасами советского вооружения, которое необходимо ремонтировать и модернизировать. На этом направлении, как и с точки зрения поставок и продаж Украина – конкурент России на индийском рынке вооружений. Причин несколько: сближение РФ с Китаем, а также поставка российского вооружения в Пакистан.

Среди наших ключевых возможностей – модернизация индийских танков и бронетехники, радаров и средств ПВО, проектирование и производство кораблей разного класса, обслуживание парка самолетов и вертолетов советского производства.

Противотанковый ракетный комплекс * Корсар* (экспортное название Скиф)- один из основных источников дохода для украинской оборонной промышленности
Фото: Укроборонпром
Противотанковый ракетный комплекс * Корсар* (экспортное название Скиф)- один из основных источников дохода для украинской оборонной промышленности

Украина, как Россия (в отличие от США, Израиля, Великобритании и Франции) согласилась работать в Индии по программе, разработанной премьером Нарендрой Моди – Made in India («Сделано в Индии»). Она предполагает, что индусы покупают вооружение в обмен на технологии. И это в определённом смысле является проблемой, так как со временем индусы научатся выпускать на базе нашего вооружения собственное.

Если говорить о перспективных направлениях для Украины в Индии, то здесь необходимо обозначить три важных момента.

Первый – сейчас в этой стране происходит «зеленая революция». В ближайшие годы индусы полностью откажутся от двигателей внутреннего сгорания. Автотранспорт перейдёт на высокотехнологичные аккумуляторы. У Украины есть технологический и сырьевой ресурс для переоборудования индийской автотранспортной промышленности.

Вторая индийская революция происходит в секторе радиоэлектроники нового поколения. Здесь индийская телекоммуникационная компания конкурирует с китайской. Украина может открыть для индусов наш отечественный рынок.

Цветная металлургия – ещё один возможный с точки зрения кооперации сектор. У нас здесь может быть широкое поле для сотрудничества с точки зрения поставок из Индии алюминия и олова, а также предоставления украинских технологий по выработке и переработке титана.

АСЕАН

Юго-Восточный азиатский регион – важное направление для Украины. Десять стран создали специальную ассоциацию – АСЕАН, которая призвана усилить экономическое, торговое и политическое взаимодействие. В конце 2020 года страны АСЕАН, а также Китай, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея и Япония подписали крупнейшее соглашение о свободной торговле, охватывающего треть общемирового ВВП. По факту мы имеем дело с азиатским экономическим вариантом Евросоюза.

Встреча глав государств/правительств государств-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Австралии, Китая, Индии, Японии, Кореи и Новой Зеландии во время саммита в Бангкоке, 4 ноября 2019
Фото: esean.org
Встреча глав государств/правительств государств-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Австралии, Китая, Индии, Японии, Кореи и Новой Зеландии во время саммита в Бангкоке, 4 ноября 2019

Дмитрий Кулеба заявлял о желании увеличить товарооборот со странами региона с $3 млрд до $5 млрд. Это – важнейший приоритет. Однако перспективы могут быть куда шире. АСЕАН открывает двери для выхода украинской продукции не только в южноазиатские страны, но и на рынки государств – участников Транстихоокеанского партнёрства (TPP). Здесь для Украины интерес составляют страны Латинской Америки.

Ранее планировался визит президента Зеленского на саммит АСЕАН, который должен был пройти во Вьетнаме. Из-за пандемии визит не состоялся. Однако участие в онлайн-формате глава украинского государства тоже не принял. А ранее предполагалось, что мы там подпишем соглашение о сотрудничестве.

Есть несколько важных для Украины стран в этой ассоциации. Одна из них – Сингапур. Что поставляет туда украинский производитель? Аграрную продукцию. Кстати, это одна из немногих стран Азии, с которой у Украины позитивное торговое сальдо.

На самом деле Сингапур – это лидер в сфере портового хозяйства. Там также развиты нефтепереработка и судостроение, электроника. Сингапурские инвесторы вложились в украинские топливные терминалы. При желании Киев мог бы предложить сингапурцам расширить портовые мощности по заправке большего количества торговых суден, заходящих в отечественные морские гавани.

Фото: EPA/UPG

Отдельно Украина может вести переговоры о развитии морского торгового судоходства и портового хозяйства, его модернизации за счёт сингапурского бизнеса, который в этом сегменте на голову выше эмиратского.

Необходимо упомянуть о сингапурских технологиях по строительству шельфовых нефтяных буровых платформ. Румыния давно оттеснила Украину на этом направлении и является лидером в этом сегменте в регионе Черного моря. И если Украина не хочет, чтобы из нашего шельфа ресурсы шли в Констанцу, а украинские специалисты улетали в Румынию, то она должна задуматься над привлечением сингапурцев к развитию этого направления. Тогда бы наши промышленники могли бы предлагать свои услуги Турции, Грузии и Болгарии.

Сингапур – главный научный центр АСЕАН. Ему нужны учёные и IT-специалисты. Однако он также может помочь Украине в разворачивании технопарков и инновационных точек.

Торговый дефицит между Вьетнамом и Украиной просто гигантский. Разница здесь в четыре раза не в пользу нашего государства. Киев, как обычно, полагает, что заинтересованность в украинской аграрной продукции и продуктах питания – достаточная перспектива для развития взаимоотношений.

Однако здесь необходимо учитывать две важные составляющие. Первая – Вьетнам живёт ещё за счёт советских наработок и технологий. Вторая – сближение Москвы с Пекином и прохладные отношения между КНР и Вьетнамом. Всё это уже заставляет вьетнамцев искать тех, кто может стать альтернативой для продукции из РФ.

Из советского наследия – объекты энергетики, некоторые из которых, кстати, строили украинцы, нефтяная добыча, военная техника и инфраструктура, к построению которой во времена СССР был причастен Киев. Это в перспективе шикарный рынок и для украинских атомщиков: ведь к возведению АЭС вьетнамцы обязательно придут, как и к поиску альтернативного российскому и китайскому подрядчика.

Нам также может быть интересно строительство энергосетей, электростанций, в целом кооперация в секторе энергетического машиностроения.

Индонезия – важная страна АСЕАН, входящая в G20. Наш товарооборот с ней превышает миллиард долларов, а постоянное технологическое развитие этого государства, увеличение роли среднего класса, крупнейшие проекты (чего только стоит идея по переносу столицы) – всё это перспективы для Украины.

Кортеж президента Индонезии Джоко Видодо прибывает на его инаугурацию на всторой срок, Джакарта, 20 октября 2019.
Фото: EPA/UPG
Кортеж президента Индонезии Джоко Видодо прибывает на его инаугурацию на всторой срок, Джакарта, 20 октября 2019.

Мы поставляем пшеницу, произведённую из неё продукцию, бронетехнику. Индонезия экспортирует в Украину: пальмовое масло, каучук, электрические машины/инструменты, кофе, обувь, какао и бумагу.

Какое место в мире занимает Индонезия? Это – один из мировых промышленных электронных гигантов, а также южноазиатский центр по привлечению иностранного капитала и технологий. На сегодняшний день индонезийцы считаются дешёвой рабочей силой, однако украинская всё же дешевле. Это означает, что Украина в состоянии предложить индонезийским и местным иностранным компаниям создавать общие производства, перенести какую-то их часть на территорию нашей страны, отправлять рабочую силу.

Вообще и Индонезия, и далее упомянутые Малайзия и Таиланд – ключевые центры, где могли бы размещаться украинские и общие в том числе оборонные производства. Именно из этих точек, учитывая зоны свободной торговли, безбарьерный доступ к странам Транстихоокеанского соглашения (государствам Латинской Америки) Украина может выгодно поставлять свою продукцию при меньшей логистической затратности.

Малайзия и Таиланд – интереснейшие для украинского производителя поставщика азиатские государства. В этом году прошёл онлайн-бизнес форум при участии 364 малайзийских и украинских компаний. К сожалению, Украина пока отправляет туда агропромышленную продукцию и продукты питания (снова-таки традиционно).

А Малайзия славится своим автомобилестроением. Это очень перспективный игрок на общемировом рынке в этом сегменте. Из-за издержек Китай, Япония и Корея выводят свои производства по сборке в Малайзию и Таиланд. Украине здесь может быть интересна как точка по разворачиванию компаний (если мы говорим о Малайзии, которая может поставлять готовую продукцию), или по сборке авто (в случае Таиланда). Это – ключевое направление для нашей страны, учитывая коллапс в отечественном автомобилестроении.

К тому же Таиланд может собирать украинские авто; там отлично развита резинотехническая отрасль: это один из лидеров в сегменте автомобильных шин и электропроводке.

Таиланд также получает украинскую бронетехнику и, конечно же, зерновую продукцию. Однако он находится на пятом месте в мире по автомобилестроению.

Испытания украинских танков в Таиланде

У Малайзии, Индонезии и Таиланда есть важные ресурсы – олово и медь. И здесь Украина может сотрудничать с точки зрения воссоздания своей электротехнической промышленности. У нас, к слову, имеется шесть электромоторных заводов, из которых по факту работает один. А во времена Советского Союза мы были номер один по разработке электромоторов.

Украина нужна странам АСЕАН и с точки зрения дешёвой рабочей силы, и переноса производств, и кооперации, создания общих заводов, и потому, что в нашей стране ныне происходит революция в сфере электронного сервиса (АСЕАН нужны наши IT-специалисты и учёные). И, казалось бы, столько перспектив, а пока что нас опережают на этом направлении поляки и словаки. К сожалению.

Александр ДемченкоАлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram