ГоловнаСвіт

Украинская дипломатия. Вызов первый: Крым, Донбасс, Путин и около него

Раз в два года происходит крупное совещание послов при участии главы государства. Это - важнейшее событие для отечественного дипкорпуса. На сей раз оно длилось четыре дня в онлайн-формате: всё же пандемия коронавируса внесла свои коррективы. Подобная встреча была первой для президента Владимира Зеленского, который, как оказалось, отлично знает всю проблематику, с которой сталкивается отечественная дипломатия. В ходе совещания он поставил перед послами и генеральными консулами задачу: добиться мира на Донбассе на условиях Киева, а не Москвы, а также возвратить вопрос деоккупации Крыма в международную повестку дня. Следовательно, это – первый и самый главный вызов для украинского дипломатического корпуса.

Фото: president.gov.ua

Тем временем президент РФ Путин, проведя конституционную реформу и «обнулив» свои предыдущие сроки правления, создал возможности по легализации захвата территорий. Мы видим, как усугубляется ситуация в Беларуси, наблюдаем за событиями в районе Нагорного Карабаха, понимаем, что резкая «русификация» Молдовы проводится неспроста, осознаём всю шаткость ситуации в Грузии, усматриваем агрессивное поведение российских чиновников в отношении Казахстана. Всё это – вызов и для Украины, по периметру которой вспыхивает большая часть этих конфликтов.

Тупик на Донбассе?

Если говорить объективно, ситуация на Донбассе, конечно же, сдвинулась с мёртвой точки – здесь можно вспомнить о таких правовых и гуманитарных направлениях, как обмен удерживаемыми лицами (хоть сейчас этот процесс и блокируется), возвращение (а это имеет отношение к блокаде региона) моряков и ранее захваченных россиянами украинских суден, обустройство КПП (даже невзирая на сомнительность определённых точек), установлено, пускай и далеко не безупречный, но режим тишины. Даже сама по себе разморозка «нормандского формата», которая произошла год назад на уровне лидеров четырёх стран, является достижением и точно не провалом дипломатии Зеленского.

Освобожденных украинцев встречают родные в аэропорту Борисполя, 29 декабря 2019
Фото: facebook/Офіс Президента України
Освобожденных украинцев встречают родные в аэропорту Борисполя, 29 декабря 2019

При этом нет никакого продвижения с точки зрения политической повестки.

Переговоры лидеров Н4 в ходе Парижского саммита, прошедшего в декабре 2019 года, дальнейшая встреча политических советников завершились тем, чем начинались – декларациями с обеих сторон. Имплементация по процедуре формулы Штайнмайера (по факту определение порядка предоставления особого статуса) в украинское законодательство ныне невозможна; до выведения с территории Украины российских военных и наёмников амнистию никто проводить не будет. На этом всё – тупик.

Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и президент России Владимир Путин во время пресс-конференции после переговоров в Елисейском дворце, Париж, 9 декабря 2019
Фото: EPA/UPG
Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и президент России Владимир Путин во время пресс-конференции после переговоров в Елисейском дворце, Париж, 9 декабря 2019

Этот тупик до известного срока устраивает Кремль, который устами Путина говорит: Россия усилит поддержку различного характера, предоставляемую Донбассу. А это означает, что в любой момент возможно обострение. И оно произойдёт, когда Москва увидит, что позиции Зеленского как внутри страны, так и за её пределами ослаблены.

Можно говорить, конечно, о постыдной роли ОБСЕ, о скандалах в ТКГ (Минск), об отсутствии контактов в «нормандском формате». Мы даже можем обсуждать вопросы переноса минской переговорной площадки (что бессмысленно) и различного рода планы по выходу из критической для нас ситуации. Однако всё это не имеет никакого значения. Значение имеет только одно: как долго украинская власть будет пребывать в иллюзиях.

Если избавиться от ненужного флёра, то можно определить, что в российской элите, которая была приведена ко власти или взращена Путиным, попросту нет тех, кто рассматривает Украину в качестве независимого государства. Для всех этих людей из консервативного, радикального, либерального и силового крыла Украина – это вечно неспокойная, бунтующая республика, но всё же республика российская. Они все в этом уверены. И с этим мнением Россия живёт сотни лет. И будет жить.

Во время военного парада на Красной площади в Москве, 24 июня 2020
Фото: EPA/UPG
Во время военного парада на Красной площади в Москве, 24 июня 2020

Москва не рассматривает Украину как стратегического противника. В Кремле полагают, что они ведут войну на территории нашего государства с Соединёнными Штатами. Поэтому война на Донбассе (пока речь идёт только об этой территории) будет длиться до тех пор, пока Россия не выиграет (а это значит, что она вернёт политический и экономический контроль над Украиной) или не проиграет эту, как ей кажется, позиционную борьбу, которую она ведёт с американцами. Поражение может быть закреплено дипломатически, однако такие переговоры Москва будет вести исключительно с Вашингтоном.

Германия и Франция рассматриваются РФ как переговорщики и медиаторы, от которых во многом, но не полностью зависит снятие или утверждение европейских санкций. Но даже эти страны не воспринимаются Россией той стороной, от которой зависит исход войны на Донбассе.

Президент Зеленский дал правильное задание украинским дипломатам: любой ценой сберечь санкции против РФ. Однако давайте вспомним, что замглавы президента России Дмитрий Козак, которому год назад поручили заняться вопросами Донбасса, был поставлен на эту должность с определённой целью: снять секторальные европейские санкции, которые ввела Европа после захвата российской стороной части территории этого региона. Поэтому мир только на условиях Украины не получится. Всё это – иллюзия. Война завершится параллельно со снятием ограничительных мер в отношении России. А после этого начнётся попытка очередного захвата нашей страны, быть может, уже не военного.

Дмитрий Козак и Владимир Путин во время полета над мостом через Керченский пролив, 18 марта 2016 г.
Фото: EPA/UPG
Дмитрий Козак и Владимир Путин во время полета над мостом через Керченский пролив, 18 марта 2016 г.

Сама по себе война, как процесс, может завершится по-разному. Очевидных сценариев на самом деле четыре. Первый – возвращение Донбасса Украине со всеми вытекающими: с электоратом, который явно усилит пророссийские силы внутри нашего государства и кардинально изменит его политический ландшафт. Второй – отречение от оккупированной части Донбасса с операциями (как это делал Израиль) по вывозу украинского населения. Это чревато если не возобновлением активной фазы военного противостояния, то, как минимум, постоянными террористическими атаками уже по всей территории Украины. Третий – возвращение военным путём восточных земель: тот сценарий, который применил Азербайджан. Это – долгосрочное действие, требующее качественно иной оборонной политики, усиления силового блока, активной дипломатической роботы по выстраиванию именно военно-политических союзов. Однако за этим последуют значительные человеческие жертвы, возможная потеря дополнительных территорий, утрата поддержки точно ЕС и, возможно, США. Четвёртый – восстановление на должном уровне экономики и инфраструктуры подконтрольной части региона. Однако для этого требуются значительные финансовые вливания. У Украины денег нет, а любой иностранный инвестор (в виде компании или организации) на это не пойдёт – слишком рискованно и невыгодно. Как вы видите, каждая опция особого оптимизма не несёт.

Есть пятый вариант, разработанный в Москве. Равно как и тот сценарий, который Москва предложила Армении и Азербайджану, введя в Нагорный Карабах миротворцев. Теперь фактически эта территория зависит от РФ, как и Армения, кстати. Кремль, скорее всего, что-то имеет подобное и в отношении Украины. И ждёт, когда здесь грянет гуманитарный и экономический кризис, подкреплённый слабой политикой.

Фото: EPA/UPG

И последняя иллюзия, от которой стоит избавиться, – намерение выйти из Минских договорённостей. Это невозможно, о чём уже прямо предупредил Путин. Нужно понимать, что он – легалист, что для него упоминание в резолюции СБ ООН (какой бы она ни была) сего документа является достаточным основанием для того, чтобы отказать Украине в его пересмотре. А вариант одностороннего выхода из «Минска» чреват, так как грозит развалом единства европейских санкций. Договорённости, достигнутые в Минске, – это ловушка для Киева. И текст последней версии этого документа был прописан и согласован специально в данной последовательности. Москва тогда уже планировала играть в долгую. Посему тупик, причём надолго.

Впрочем, этот тупик не означает, что украинские дипломаты должны опустить руки. Надо помнить: война ведётся на истощение. Поэтому надо прилагать все усилия, чтобы выстоять в этой позиционной борьбе и дождаться удобного момента для выгодных для нас действий.

Фото: Макс Требухов

Новые смыслы «Крымской платформы»

В контексте противостояния с РФ необходимо отдельно упомянуть украинскую инициативу по созданию «Крымской платформы». Сама по себе идея правильная: необходимо вернуть вопрос оккупации Крыма в международный повестку. Важно, чтобы об этом говорили, чтобы это не умалчивали.

Та работа, которая была проведена украинским спецпредставителем в ООН Сергеем Кислицей и командой МИД, дала свои положительные результаты – две резолюции Генассамблеи ООН: относительно проблемы милитаризации АР Крым и нарушения прав человека на территории полуострова. Это – важные документы, которые Киев может использовать для привлечения новых участников для этой платформы.

Постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица
Фото: UN Photo /Manuel Elias
Постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица

И ныне мы слышим положительные сигналы от других стран, согласившихся участвовать в украинской инициативе – от руководства Турции, Польши, Эстонии. В целом представители США и Евросоюза поддержали предложение Украины, о чём в ходе обращения к послам сказал президент Зеленский. И это является безусловным достижением отечественной дипломатии и политически важным сигналом.

Вопрос заключается не только в том, кого подключать к этой инициативе, а и в том, чем наполнять. Поможет ли «Крымская платформа» освободить украинский полуостров?

И снова мы возвращаемся к иллюзиям, которые питают отдельные люди во власти. Нынешняя элита России различного спектра – от Путина до условного Навального – при любых раскладах не готова возвращать Украине Крым.

Фото: EPA/UPG

Когда начались военные события в Украине, наши власти собрали представителей стран – подписантов Будапештского меморандума. От России никто не пришёл. Люди посидели, поговорили, разошлись. Следующего заседания уже не было. Так может произойти и с «Крымской платформой», тем более что она будет являться координационно-консультативным органом.

Для России существенный интерес составляют лишь санкции. Есть крымские штрафные меры, ударяющие по местным компаниям и запрещающие любое инвестирование иностранных корпораций в развитие полуострова. Есть отдельные ограничители, принятые в отношении россиян. Однако против РФ как страны не вводилось истинно серьёзных секторальных санкций после оккупации Крыма. Поэтому Россия переживает по причине Донбасса, но точно не захваченного полуострова. 

Фото: EPA/UPG

Если Украина действительно хочет чем-то наполнить «Крымскую платформу», то она должна это делать не за счёт церемоний и саммитов, которые неизбежны, а за счёт серьёзных санкций. Это – главный инструмент давления. 

Иными словами, руководство страны должно для себя выбрать, что ему нужно: красивая телевизионная картинка или реальный механизм, способный каким-то образом повлиять на политику России в отношении Крыма. 

«Обнуление» Путина и проблемы постсоветских государств

Обновлённая Конституция РФ, где прописана норма об «обнулении» сроков Путина, – это ещё один вызов для Украины, да и для остальных бывших советских республик, в том числе и для Украины.

И проблема даже не в том, что сам Путин ищет преемника и окончательно ещё не решил, будет ли в очередной раз баллотироваться на пост президент РФ в 2024 году, а как раз в обновлённых конституционных нормах, направленных на легализацию захвата территорий и избежание ответственности за противоправные действия.

Фото: kremlin.ru

Речь идёт о норме по созданию на базе РФ федеральных территорий, что позволит внедрить в тело России ранее или в будущем оккупированные земли – от Абхазии и Осетии до Донбасса и Приднестровья. Подобная агрессивная практика, конституционно позволенная в России, будет прикрываться внутренним законодательством, которое после российского референдума превалирует над международным.

Наверное, это один из возможных сценариев, который в экстренном случае может быть применен Москвой на Донбассе. Вероятно, те процессы, которые мы ныне наблюдаем в Беларуси, Молдове, Грузии, Армении, Казахстане являются элементами той новой системы, которую Путин пытается выстроить.

В Беларуси ситуация ещё долгое время будет нестабильной. Москва пытается интегрироваться через парламенты, ослабив президента, который ещё недавно мечтал возглавить обновлённый союз. Кремль через отдельных оппозиционеров попытается создать политсилы под эти цели. Лукашенко же намеревается сохранить власть, заболтав все при помощи конституционной реформы. Он может возглавить Всебелорусское народное собрание, поставить нового карманного президента. В общем, идея не нова: её буквально недавно хотел воплотить в жизнь сам Путин. Тогда она называлась Госсовет.

Президент Беларуси Александр Лукашенко и министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей во время встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Минске, 26 ноября 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Президент Беларуси Александр Лукашенко и министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей во время встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Минске, 26 ноября 2020 г.

Украине здесь стоит помнить две вещи: во-первых, экономически мы связаны с Беларусью; во-вторых, нам невыгодно ослабление общей границы.

Непростая ситуация складывается и в Молдове. Буквально днями парламентское пророссийское большинство приняло ряд законопроектов, не только ослабляющих президента, но и приводящих к полной русификации страны. И это – не борьба за электорат, как многие говорят. Это – очередная попытка Москвы организовать поход во славу «русского мира».

Сейчас звучат заявления будущего главы государства Майи Санду о необходимости выведения российских миротворцев из Приднестровья. Все забывают, что там со времён СССР хранятся огромные запасы вооружения, которое некуда выводить, что склады стоят у границ Украины. Что молдаване стремятся вывести не столько российских миротворцев, сколько оперативную военную группировку. Что совместно с российскими патрулирование в Приднестровье осуществляют и украинские представители в небольшом, правда, количестве. А самое главное – то, что многие как-то не придают значения тому, что конфликт в Приднестровье, откуда попадают, к слову, наёмники на Донбасс, это – ещё одна площадка дипломатического противостояния России и Украины. Однако все обсуждают российских «миротворцев», вывод которых глобально проблемы не решит.

Вице-премьер России, спецпредставитель президента по отношениям с Молдовой Дмитрий Козак встретился с премьер-министром Майей Санду во время его визита в Молдову, , 24 июня 2019
Фото: gov.md
Вице-премьер России, спецпредставитель президента по отношениям с Молдовой Дмитрий Козак встретился с премьер-министром Майей Санду во время его визита в Молдову, , 24 июня 2019

Вообще стоит напомнить, что ещё полтора года назад Санду избиралась на пост премьера страны. И согласовывал её на это место в том числе и замглавы администрации президента РФ – Дмитрий Козак. Да, тот самый Козак, который ныне занимается вопросами урегулирования на Донбассе. Интересно, расскажет ли когда-то нам избранный президент Молдовы о том, какие гарантии Дмитрию Николаевичу она давала в частной беседе.

Непростая ситуация сохраняется и в Грузии: страну начало трясти прямо в процессе сближения с НАТО; в Армении – государство полностью переходит под внешнее управление РФ, от которой теперь зависит не только будущее Карабаха, но и политическая карьера премьера Пашиняна, который позволил себе заигрывать с Вашингтоном. Практически на день независимости получил пощёчину от Кремля и Казахстан: депутаты российской Госдумы от президентской партии «Единая Россия» поставили под сомнение территориальную целостность казахстанского государства.

Фото: EPA/UPG

Всё это говорит о том, что большая игра началась. Здесь огромное количество неизвестных. Мы пока не понимаем конечных мотивов, целей и бенефициаров. Однако ясно одно: Украина здесь точно не будет исключением. Мы в списке стран, которые подвергнутся серьёзному удару. Для этих целей Москва уже создаёт отдельные бюрократические и силовые инструменты. К этому всему нам важно быть готовыми.

Вот почему украинские послы, работающие в странах бывшего Советского Союза, а зачастую это люди, хорошо помнящие распад СССР, должны следить за тем, что там происходит, какие инструменты применяет Москва, кто конкретно и для чего. От этого во многом зависит стабильность самой Украины.

Фото: president.gov.ua

Олександр ДемченкоОлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram