ГлавнаяМир

Игра в хорошего Путина. Итоги «нормандского саммита»

Встреча «нормандской четверки» закончилась. Президенты Украины и России впервые поговорили тет-а-тет. После этих переговоров нет ни проигравших, ни победивших, невзирая на общий пафос выступлений каждого из участников. Однако здесь важно понимать, что послужило триггером такого обволакивающего доброго поведения Путина. Почему он вдруг решил сыграть роль хорошего полицейского. И самое важное понять – что лидер РФ получил от этой встречи.

Фото: EPA/UPG

О чём договорились?

После переговоров даже скептики признали, что Зеленский позиций не сдал. Когда же президент Украины огласил публично при лидере России свои «красные линии», которые он не собирается переступать – отказ от федерализации, торговли территориями, изменения внешнего вектора страны, – многие получили политический оргазм.

Так о чём же договорились стороны?

  • О разведении сил и средств ещё в трёх населенных пунктах на линии разграничения по примеру пилотных Станицы Луганской, Золотого и Петровского. Стороны сами же утвердят при помощи советников перечень этих н/п. (Россия, к слову, требовала разведения сразу по всей линии фронта).
  • О полном прекращении огня до конца текущего года. Важное изменение (о чём сказал президент Зеленский) – определение чётких сроков выполнения этого пункта.
  • Обмен по формуле «всех на всех» до конца 2019 года. Есть одно важное уточнение: пока что речь идёт об обмене идентифицированных лиц с противной стороны, которые пребывают на контролируемой Украиной территории в местах лишения свободы, на заключенных украинцах, которые нелегально находятся под арестом или в плену в ОРДЛО. В дальнейшем, как указал Зеленский, речь пойдёт о возвращении людей из российских и крымских тюрем.
  • Помимо всего прочего, стороны договорились о расширении мандата наблюдательной миссии ОБСЕ. Теперь её представители будут работать в формате 24/7. Также обусловлено проведение работ по разминированию территорий на Донбассе.
    Фото: надано прес-службою ГУ ДСНС України у Донецькій області
  • О продлении на год действия Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». 
  • Об имплементации "формулы Штайнмайера" в украинское законодательство.

«Договорились договариваться»

В первую очередь здесь стоит упомянуть факт проведения газовых переговоров между Россией и Украиной в формате двусторонних переговоров: сначала на уровне делегаций, затем в формате личной встречи Путина и Зеленского.

После диалога – как заявил Владимир Зеленский – украинская сторона согласилась взять у РФ 3 млрд долларов газом. Речь здесь идёт о том судебном решении, которое вынес Стокгольмский арбитраж, посчитавший, что Россия вела себя недобросовестно, предоставляя Украине газ по завышенной цене.

У нас была опция вернуть не газом, а деньгами. Учитывая, что для нашего скудного – в сравнении с развитыми странами – бюджета эта сумма довольно значима, было непонятно, почему украинская делегация согласилась с позицией российских визави. Быть может, нам попросту поставили ультиматум, и мы избежали неприятной ситуации. Однако всё это — гадание на кофейной гуще. Необходимо понять, что дальше.

Фото: EPA/UPG

Исполняющий директор компании НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко акцентировал: Киев ни на йоту не отошёл от своих позиций, которые были одержаны после выигрыша в Стокгольме.

Впрочем, всё это позволило говорить Путину и Зеленскому о транзите российского газа по более выгодным для нас условиям. Украинская делегация хотела подписать контракт на 10 лет, российская – на год. Зеленский отметил, что стороны должны договориться о каком-то срединном варианте.

В общем, как сказал Витренко, «стороны договорились договариваться».

Что получил Путин?

Нельзя сказать, что Путин остался в проигрыше. Более того, представляется, что стратегически он всё же удержал позиции.

Так, Украина согласилась с продлением на год действия закона об особом порядке местного самоуправления – имеется в виду в обиходе названный закон об особом статусе Донбасса – и имплементацией так называемой формулы Штайнмайера. При этом сценарий такой: сначала проверяем успешность выполнения мирных соглашений с Россией, а затем – утверждаем на законодательном уровне «формулу».

Что это означает на практике?

Остаются в силе такие пункты, как особый статус русского языка, предоставление амнистии (невзирая на отдельный принятый ранее закон), возможность нахождения на Донбассе своей так называемой народной милиции, более тесное экономическое сотрудничество с РФ. Это пока мы говорим о законе.

Далее – «формула», а точнее то, что – как указала канцлер Ангела Меркель – документ, который стороны ещё ни разу детально не обсуждали. Этот документ – письма бывших глав МИД Германии и Франции, где были выказаны предложения к дорожной карте по урегулированию ситуации на Донбассе.

Фото: EPA/UPG

Там – с оговоркой на изначальном элементе безопасности – указывается, что проведение местных выборов проводится после их организации при посредничестве представителей никем непризнанных формирований ОРДЛО в формате политической подгруппы в ТКГ. И это указывает на необходимости проведения прямых переговоров Украины и боевиков. Далее – предоставление кандидатам временного политического иммунитета на время проведения выборов. Затем регулируется вопрос амнистии и вступает в силу закон об особом статусе. Так написано в тексте той самой «формулы», которую Украине навязали.

При этом сам Путин во время пресс-конференции лидеров «нормандской четвёрки» акцентировал: закон и формула должны быть внесены в тело украинской Конституции. То есть, смена основного документа страны.

Пока что выборов не будет, однако стороны согласны с необходимостью их проведения.

Ну, и, кроме того, Путин удержал позиции на украинско-российской границе: возвращение контроля на общей границей заблокировано. Причина проста – текст «Минска», который регламентирует очередность: сначала местные выборы, затем – очищение территории от иностранных войск и постепенное возвращение Украине контроля над границей.

Хороший Путин хуже плохого Путина

Меж тем более всего смущает нечто иное: само поведение российского президента. До сих пор до конца неясно: зачем Путину необходимо было встречаться с Зеленским?

Было видно, что здесь он руководствовался своими личными ощущениями, интуицией, если хотите. У него был азарт, старый спортивный интерес сотрудника КГБ. Ему было интересно обволакивать, задабривать украинского президента, играя в поддавки – где-то соглашаться, где-то отказываться. Он прощупывал почву.

Фото: EPA/UPG

Ведь очевидно, что российская многомиллионная армия может хоть завтра напасть на Украину и захватить – пускай при жёсткой борьбе – большую её часть. (Не для этого ли варианта РФ требовала в Париже разведения войск по всей линии фронта – чтобы получить более выгодный плацдарм для наступления?). Но Путин сейчас играет роль не плохого, а доброго полицейского. Он говорит о потеплении в отношениях, предлагает Зеленскому 25-процентную скидку на российский газ, соглашается с предложениями украинского президента.

Путин сейчас делает то, что должен был делать в конце 2013 – в начале 2014 года, во время Революции достоинства, когда мог (сохранив влияние) убрать Януковича и поставить какого-то иного правителя, лояльного Москве. Но тогда был принят другой сценарий игры: Кремль пошёл по пути агрессии.

Однако сейчас он идёт по пути условного умиротворения. И на самом деле это – самая ключевая опасность. Потому что хороший Путин куда опаснее злого Путина. Последний понятный, предсказуемый, ему можно и есть что противопоставить. Первый иной: он плавно заставляет тебя сесть на газовую иглу, повернуть в сторону России. Он покупает и задабривает.

Вот поэтому самое важное – не купиться на эту уловку. И вот почему необходимо понять: на каких тонах проходила встреча тет-а-тет Путина и Зеленского и что украинскому президенту предлагал хозяин Кремля.

Фото: EPA/UPG

Что ж, на этом всё не заканчивается. «Нормандская четверка» может встретиться уже в марте 2020 года, чтобы оговорить дальнейшие шаги по деэскалации ситуации. Домашнего задания никто ни перед кем не ставил, как говорит сам Зеленский. Меж тем остаётся открытым вопрос: что будет, когда мы выполним все условия, на которых настаивает Путин? Будет ли российский президент после этого столь «добрым»?

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter