ГоловнаСвіт

Путин, Конституция и Украина. От вторжения до диверсии

Результаты российского референдума (окончившегося 1 июля) о поправках в Конституцию абсолютно не важны. Точно так, как для Украины совершенно не существенно: будет ли Путин у власти до 2024 года или до 2036-го. Истинно важно другое: что произойдёт в Украине после легализации всех этих правок, да и вообще на территории постсоветского пространства. Добьётся ли Кремль возобновления полного контроля над символическим центром «русского мира» – Киевом, сможет ли Россия расширить свои границы и получить на это согласие других глобальных игроков – вот, о чём действительно нам всем стоит задуматься.

Избирательный участок в селе Барбино, Московская область, 30 июня 2020 года.
Фото: EPA/UPG
Избирательный участок в селе Барбино, Московская область, 30 июня 2020 года.

Владимир Путин получил дополнительное время, позволяющее ему спокойно решить вопрос своего будущего: пойти на выборы после 2024 года или найти преемника, который сможет – как это когда-то сделал он сам – дать гарантии безопасности российскому президенту и его ближайшему окружению.

Сейчас же ситуация выглядит так, что та новая генерация чиновников и силовиков, которая теоретически могла бы попытаться саботировать референдум, согласилась с позицией Кремля, не оказав его инициатору даже мельчайшего сопротивления. То, о чём мечтали в т.н. либеральных российских кругах, не сбылось: революция не началась. Она, конечно, ещё может вспыхнуть, но пока её вряд ли поддержат на местах, а это – самое важное в такого рода мероприятиях.

Тем не менее, очевидно, что Путин остался наедине с собою. Он не может положиться на своё окружение, которое в любом случае будет искать удобного им управляемого преемника – отсюда, кстати, и правка о полном контроле главы РФ над всеми силовиками. Он не сможет надеяться на незыблемую лояльность местного чиновничества, которое так же непостоянно, как и российский народ. Путин может надеяться только на себя… и на своего преемника, если таковой появится в ближайшие годы.

Фото: EPA/UPG

А пока он посвятит себя окончательному решению нескольких важных проблем, одна из которых – Украина. И, как я уже не единожды писал: обновлённая Конституция позволяет главе Кремля присоединять захваченные области к РФ как федеральные территории. Следовательно, возникает вопрос: как много он получит земель и как далеко раскинется Россия этих четырёх ближайших лет правления Путина?

Российское руководство стремится захватить всю Украину. Частичное проникновение – по примеру 2014 года на Донбассе – РФ не нужно. Это чревато новыми санкциями или ужесточением действующих. В нынешних экономических сложных реалиях, при падении, подстёгиваемом коронавирусом, идти в наступление для покорения Херсона, Мариуполя или других украинских городов/регионов не имеет смысла. России нужно сердце для своей Империи – Киев и вся та территория, на которую может распространится его власть при сложных кризисных обстоятельствах.

Однако для этого, согласно логике Кремля, нужно получить согласие других крупных игроков. Отсюда и инициатива российского президента по организации встречи пяти постоянных членов ООН: США, Китая, Британии, Франции и самой России.

Вам всё это может показаться чем-то смешным и немыслимым. Однако днями, в ходе онлайн встречи с российским президентом, глава Франции Эммануэль Макрон обмолвился, что подобная инициатива оговаривалась ещё во время его беседы с Путиным с глазу на глаз в форте Брегансон в августе 2019 года (задолго до коронавируса). Во всяком случае, так воспроизвели слова французского лидера кремлёвские переводчики.

Владимир Путин и Эммануэль Макрон во время видеоконференции, 26 июня 2020
Фото: EPA/UPG
Владимир Путин и Эммануэль Макрон во время видеоконференции, 26 июня 2020

К слову, Парижу можно было бы и объяснить, что всё-таки произошло: ошиблись переводчики или же кто-то просто не поставил в уведомление украинских коллег. А если поставил, то почему об этом публично не было оглашено?

Может ли Путин начать захват Украины без согласия этих крупных государств? Да. Если тем будет не до этого. Здесь всё удачно совпадает с выборами президента и части Конгресса США в ноябре 2020 года. Уже в августе Белому дому будет не до Украины. Точно так было и перед войной в Грузии 2008 года. Что же касается всех остальных, то Китай смолчит, Британия будет разбираться с ЕС, поведение французов пока остаётся загадкой. В общем, надеяться нам на кого-то особо не приходится.

Однако повторюсь: военная агрессия здесь не обязательна, она не является главной составляющей. Всё может быть проведено более деликатно: через дестабилизацию внутриукраинской ситуации, провоцирование некоего подобия Майдана. И для этого имеется благотворная почва, учитывая последние рейтинги власти, падение экономики и много чего другого.

Параллельно – обострение ситуации на Донбассе или в других регионах. Однако снова-таки, нет смысла наносить удар по одной точке, даже такой, как Херсон. Вся эта история с водой – фикция. При доступе к херсонской инфраструктуре россиянам для восстановления системы водоснабжения Крыма всё равно потребуется несколько лет, если не больше.

Фото: EPA/UPG

А вот устроить в Украине контролируемый хаос, усилить давление по всем фронтам – это можно. Однако, нужно понимать главную задачу. А главная задача при таком сценарии – проведение досрочных парламентских выборов, где бы мог голосовать оккупированный Донбасс. Это тоже вполне реальный сценарий. 

Вероятнее всего, таких сценариев в Кремле много, здесь угадывать бесполезно, да просто не стоит. Впрочем, ясно одно: после полного закрепления власти Путин начнёт активную, агрессивную кампанию против Украины и других стран, вероятнее всего – Беларуси и Грузии. А там всё будет проходить ещё легче и быстрее. 

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram