ГоловнаСвіт

Украинская дипломатия. Вызов второй: сохранить поддержку - от США до ЕС

Украине придётся выстраивать заново взаимоотношения со следующей американской администрацией. Для этих целей в США отправляется новый посол. Перед Киевом стоит немало вызовов на этом направлении: от сохранения двухпартийной поддержки (что на этот раз выглядит реальной трудностью) до вовлечения Вашингтона в переговорный процесс в «нормандском формате».

Евросоюз – традиционно важное для нашей страны направление. Ныне мы сближаемся с Великобританией, однако всё же будем зависеть от событий, связанных с Брексит. Нам – в наступающие турбулентные времена во Франции и Германии – важно будет сохранить поддержку Парижа и Берлина. Одна из важных задач – не уступить в борьбе за идентификацию нашим восточноевропейским соседям. А также – увидеть реально проблемные зоны для Украины на европейском континенте. 

Президент Джо Байден произносит победную речь после того, как он был объявлен победителем на президентских выборах 2020 года в Уилмингтоне, штат Делавэр, США, 7 ноября 2020 года.
Фото: EPA/UPG
Президент Джо Байден произносит победную речь после того, как он был объявлен победителем на президентских выборах 2020 года в Уилмингтоне, штат Делавэр, США, 7 ноября 2020 года.

США: вернуться в фокус внимания

Президентские выборы в США завершились победой Джо Байдена, хорошо понимающего ситуацию в Украине. На самом деле одним из наиболее значимых достижений нашей страны и конкретно президента Зеленского является тот факт, что нам всё же удалось с минимальными потерями для себя избежать скандального вмешательства в американскую внутреннюю политику. В 2016-м рисковые действия украинской власти привели к определённому ухудшению отношений с предыдущим руководителем Белого дома.

Меж тем не стоит забывать, что и новоизбранный президент Байден, и пока ещё действующий глава государства Трамп пострадали от так называемого украинского дела. Последний подвергся процедуре импичмента, которая не увенчалась успехом, а семья будущего хозяина Овального кабинета до сих пор пытается отмыться от скандалов, связанных с Украиной. Против сына Байдена, Хантера, буквально недавно было возобновлено уголовное дело, связанное с неуплатой налогов. В деле фигурирует базируемая в Украине газовая компания Burisma, где последний числился членом совета директоров.

Джо Байден и его сын Хантер Байден
Фото: EPA/UPG
Джо Байден и его сын Хантер Байден

Поэтому для президента Зеленского, который, как писали некоторые американские СМИ, вздохнул с облегчением после проигрыша Трампа, далеко не всё закончилось.

Есть немало вопросов, которые необходимо будет решить Киеву в контексте взаимодействия с Соединёнными Штатами. И их решать уже будет, вероятнее всего, предложенный украинской стороной новый посол – бывший министр финансов Украины Оксана Маркарова. Замечу, что её роль всё же будет значимой. И не только потому, что её знают представители новой американской администрации, а потому что Байден, в отличие от Трампа, всё же более сторонник классической политики и дипломатии, где уменьшено влияние нетрадиционных дипломатических или иных специальных каналов. Это означает, что роль украинского посла с точки зрения возможностей сравнительно возрастёт.

Министр финансов Украины Оксана Маркарова вместе с президентом Украины Владимиром Зеленским на Всемирном экономическом форуме (WEF) в Давосе, январь 2020.
Фото: nk.org.ua
Министр финансов Украины Оксана Маркарова вместе с президентом Украины Владимиром Зеленским на Всемирном экономическом форуме (WEF) в Давосе, январь 2020.

Один из главных вопросов, который действительно стоит перед Украиной, – это финансовая поддержка. У Киева есть трения с МВФ по ряду вопросов. Здесь Маркарова, как некоторые предполагают, может сыграть роль хорошего переговорщика, ведя дискуссии не только с фондом, штаб-квартира которого базируется в Вашингтоне, но и с администрацией Байдена, способной повлиять на определённые процессы.

Помимо этого, есть огромный перечень тех проблемных нюансов, которые придётся решать украинском послу. Это и увеличение оборонных дотаций Украины со стороны США (при экономическом кризисе Киеву будет всё сложнее в должной мере финансировать всю систему обороны. Хотя стоит отметить, что в 2020-м украинская сторона добилась выделения $250 млн оборонной помощи со стороны Пентагона); и поддержка в борьбе с пандемией COVID-19 (нехватка денег влияет на контрактование и закупку вакцин); это и вопросы борьбы с коррупцией и возведение в нашей стране эффективной судебной реформы, что для Байдена (его команда выпустила для этих целей документ) является приоритетом; а также вопросы разного рода санкций в отношении России. Есть, конечно, проблемы с инвестициями, но это уже куда более долгосрочная история.

Заместитель госсекретаря США Тони Блинкен во время визита в Киев в 2015 году
Фото: Пресс-служба Госдепа США
Заместитель госсекретаря США Тони Блинкен во время визита в Киев в 2015 году

Однако на этом фоне мало кто замечает один, важнейший для Украины нюанс: администрация Байдена вернет США в Восточную Европу, наша страна будет в фокусе Белого дома. И это не просто слова. Будущий Госсекретарь Энтони Блинкин является ярым приверженцем идеи включения Соединённых Штатов в «нормандский формат» (о чём он говорил, работая ещё в администрации Обамы).

Это та самая новая возможность, которая может помочь Украине расконсервировать переговорный процесс и повлиять на политику российского руководства, которое, как вы помните, полагает, что воюет в нашей стране против американцев. Создание эффективной стратегии с Соединёнными Штатами по смене переговорного формата, по деоккупации украинских территорий – вот какой главный вызов для нового украинского посла в США и для всего дипломатического корпуса Украины.

Есть ещё один важный вызов для украинского дипкорпуса, который привык говорить о необходимости сохранения двухпартийной поддержки. То, что сейчас происходит в Республиканской партии США, несёт признаки раскола. Партия какое-то время будет считаться с мнением Трампа, учитывать уровень его поддержки среди населения и отсутствие реальных кандидатов на пост президента в среде политсилы. Со временем, что вполне вероятно, мы также увидим, как его родственники станут конгрессменами и сенаторами. Новому послу в ближайшие четыре года придётся точно несладко.

Фото: Макс Требухов

Проблемы Европы

За 2020 год украинской дипломатии удалось достичь немалого на евроатлантическом направлении. Здесь можно вспомнить и о сближении с НАТО, и о подписании стратегического договора с Великобританией, о новых форматах в Восточной Европе, где наше государство приобрело статус не ведомого, а все же ведущего игрока. Однако впереди ещё немало вызовов, с которыми Украина и её дипломатический корпус должны справиться.

Великобритания

Подписано важное для нашей страны соглашение о стратегическом сотрудничестве и Зоне свободной торговли с Великобританией. Страна, по факту покинувшая Евросоюз, до сих пор участвует в бракоразводном процессе. Лондон до сих пор пытается договориться о полюбовном разводе с Содружеством. Когда завершится этот процесс – неизвестно. И важно, что Украина не ждала последнего вагона, а одной из первых начала и завершила переговоры с британцами по вопросам торговли, экономики в целом, политической и оборонной поддержки. Украинский парламент ратифицировал соглашение.

Киеву не просто удалось сохранить уровень беспошлинных тарифных квот, которые ранее существовали в рамках ассоциативного договора с ЕС, но и увеличить их количество за счёт отдельно британских ставок. Причём здесь важно, что спустя два года мы сможем пересмотреть это соглашение, балансируя его. Более того, 98% украинских товаров получат свободный доступ на британский рынок. Начиная же с 2023 года, 100% промышленной и сельскохозяйственной продукции Украины будут освобождены от уплаты ввозной пошлины. Также Украина получила кредитных гарантий на 2,5 миллиарда фунтов стерлингов сроком на 10 лет со ставкой в 2.5-3.5%.

Президент Украины Владимир Зеленский и премьер-министр Британии Борис Джонсон
Фото: Офис президента
Президент Украины Владимир Зеленский и премьер-министр Британии Борис Джонсон

В соглашении также особое внимание уделено оборонному сотрудничеству между нашими двумя странами. Артикулировано, что Лондон будет усиливать санкции против РФ в случае её противоправных действий на оккупированных украинских территориях. Отдельно сказано о поддержании инициатив по деоккупации Крыма. Заявлено об участии Британии в восстановлении и развитии территории Донбасса после завершения войны. Важно, что это первый документ, где прямо указаны заверения, что Британия будет придерживаться договоренностей, прописанных в Будапештском меморандуме. Это всё-таки показывает, что проблема не столько в качестве этого документа, сколько в самих исполнителях.

Отдельно можно вспомнить о подписании меморандума по общему производству ракетных катеров на 1,25 миллиарда фунтов стерлингов. Первых два корабля будут построены в Британии, после чего производство и технологии будут перенесены в украинские доки.

Фото: bulgarianmilitary.com

Это всё – достижения на британском направлении. Но есть, чем заниматься далее. Это и усиление доли на британском рынке аграрной и пищевой отечественной продукции, и вопросы, связанные с визовой либерализацией (соглашение создало условия для продуктивных переговоров о безвизе), и усиление роли украинских IT компаний на британском рынке, отдельно – модернизация нашей столицы, города Киева, за счёт инвестиций из Лондона.

Меж тем есть две составляющие, на которые необходимо обратить особое внимание. Выход Британии из состава ЕС – это модель для отдельных европейских стран по существованию или вне Содружества, или по уменьшению его роли в делах национальных государств. От того, станет ли эта модель успешной или потерпит поражение зависит будущее Евросоюза со всеми вытекающими отсюда последствиями. И на Украину эти изменения неизбежно окажут своё влияние.

Второе – это усиление кооперации Британии в торговой, экономической и военно-политической составляющей с Соединёнными Штатами и с, что логично, Канадой. Учитывая хорошие позиции Украины в Оттаве, новый договор, подписанный в Лондоне и изменения в Вашингтоне, Киеву стоит задуматься над тем, как воспользоваться сближением вышеперечисленных трёх стран с точки зрения как экономики, так и безопасности.

Франция и Германия

Париж и Берлин – две важнейшие для Украины столицы. Я всё-таки склоняюсь к тому, что будущее Европы зависит не от бюрократов, а от политики отдельных европейских столиц. Очевидно, что Франция и Германия являются не только медиаторами в рамках «нормандского формата», но и своего рода гарантами санкционного режима против России в ЕС. Понятно также, что уровень российского финансового лобби, торговое сотрудничество, показатель инвестиций между ними и РФ куда более выше и качественнее, чем с Украиной. И это проблема.

Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон во время встречи ‘нормандском формате’ в Париже
Фото: EPA/UPG
Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон во время встречи ‘нормандском формате’ в Париже

Можно, конечно же, говорить о сотрудничестве этих двух европейских важнейших государств с Россией в нефтегазовой сфере. Можно указывать на показатели товарооборота, отдельно упоминать – с точки зрения Германии – «Северный поток», с точки зрения Франции – вопросы Сирии и Ливии, в целом Африки. Но здесь ключевое – это будущие президентские выборы во Франции (2022 год) и смена канцлера Меркель, которая решила покинуть свой пост в следующем году.

Это означает несколько вещей. Первое – смешанные атаки со стороны Кремля, которые будут затрагивать украинский контекст. Второе – ещё большее усиление роли праворадикальных сил, зачастую являющихся приверженцами России. Третье – вероятно новые нестабильные коалиции (во всяком случае в Германии). Четвёртое – возможная смена концепции существования самого ЕС: как мы знаем, у Макрона и Меркель различное представление о развитии Содружества, его финансовой и оборонной политике, да и отношений с США.

Если перефразировать, то для нас наиболее важными вызовами в ближайшие годы на этом направлении (вне зависимости от Н4 и политики санкций) будут: активная коммуникация со всем политическим спектром партий Германии и Франции (исключая пророссийские); восстановление групп дружбы (французско-украинская межпарламентская комиссия попросту не работает); постоянная информационная работа по продвижению позитивного украинского контекста, работа с местными СМИ, отдельно – с аналитическими центрами. Всё это поможет просчитать и упредить негативные для нас последствия. И это – одна из важнейших задач для наших двух послов – Андрея Мельника и Вадима Омельченко, – которые, как обозначил президент, прекрасно справляются со своими обязанностями.

 Президент Владимир Зеленский и министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба во время видеоконференции с зарубежных послами Украины.
Фото: president.gov.ua
Президент Владимир Зеленский и министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба во время видеоконференции с зарубежных послами Украины.

Восточная Европа

Этот обширный регион во всех смыслах является точкой входа для Украины. Евроинтеграция наша начинается с Восточной Европы, впрочем, всё там же она может быть поставлена на паузу.

Из достижений – отход от публичного выяснения противоречий с Польшей, а также более качественная политика, сформированная на базе не разногласий, а общих интересов между Киевом и Варшавой. Здесь можно вспомнить о подписании соглашения об инвестициях в энергетическую отрасль Украины, о начале сотрудничества между морскими портами Одессы и Гданьска; о проведенном одесском бизнес-форуме, о заявлении президентов двух стран, которые обозначили, что взаимоотношения приобретают статус стратегических. Польша одной из первых согласилась стать участницей «Крымской платформы». И это важно, так как долгие годы Варшава хотела войти в процессы, связанные с деоккупацией украинских территорий. Отдельно необходимо отметить сам факт возобновления сотрудничества по историческим вопросам.

Однако сказать, что проблемы решены, явно будет ошибкой. Трудности с обустройством и опекой мест памяти и захоронений, профессиональная работа институтов национальной памяти, основанная не на политике, а на историческом контексте, возможности для польских инвесторов, участие в приватизации, работа таможни и квоты на перевозки – всё это необходимо будет решать нашим двум странам.

Фото: EPA/UPG

Тем не менее, невзирая на разногласия, Украина смогла предложить Польше и Литве совместный проект – Люблинский треугольник. Нынешняя задача – наполнить формат смыслами. Сторонам есть много над чем работать. У нас функционирует общая литовско-польско-украинская бригада. Можно говорить о новых формированиях, об общих учениях, об обмене различного рода информацией, сотрудничестве силовых органов, разработке общего вооружения, об инвестициях в ВПК трёх стран. Отдельно – дипломатия: выход на такие площадки, как ООН с общими инициативами, формирование единой повестки дня, обоюдная реакция на мировые события. Экономика – развитие общей транспортной инфраструктуры, создание упрощённых процедур для совместных инвестиций и пр.

Необходимо также отметить усилия, которые приложили президенты Польши и Эстонии для включения Украины в формат взаимодействия в рамках инициативы Триморья. Это платформа из 12 государств Балтийского, Чёрного и Адриатического морей, работающих над развитием инфраструктуры региона, реализации проектов в транспортной, энергетической и цифровой сферах. По факту это – создание за счёт новых технологий достойной инфраструктурной базы, которая не будет уступать западноевропейской. Это 75 проектов под €22 млрд, финансирование со стороны США и возможности (невзирая на то, что проект создан под нужды европейских стран – членов ЕС), которые получает Украина с точки зрения участия в отдельных инициативах, способных помочь развиться западной части нашей страны.

Фото: mfa.gov.ua

Дунайская комиссия – ещё один межгосударственный формат, объединяющий страны одноименного региона. Впервые за 70 лет существования посол Украины в Венгрии, Любовь Непоп, возглавила эту организацию. Здесь необходимо также отметить усилия нашего посла в Австрии Александра Щербы, ведь именно Вена была главным союзником Украины в этой борьбе.

Главенствование Украины в Дунайской комиссии, занимающейся вопросами безопасного пароходства и развития региона, в том числе экономического, предоставляет нам шанс наконец взглянуть и решить те инфраструктурные проблемы, которые у нас накапливались годами. Восстановление транзитных возможностей, совершенствование наземных пунктов пропуска, превращение Одессы в важный транспортный и торговый узел, капитальный ремонт международных аэропортов «Измаил» и «Ужгород» – список этих вызовов можно продолжить.

Однако наиболее важное как раз в самой сути региональной европейской политики. Согласно финансовому плану ЕС на 2021 – 2027 годы, ключевые программы Содружества будут более направлены не на сближения государств, а на сплочение регионов. И Украине, как стране, подписавшей соглашение об ассоциации с Евросоюзом, стоит чётко осознать относительно новые реалии, в которых продолжает жить Европа.

Конечно, нельзя не упомянуть в этом ключе Венгрию. Можно говорить о вмешательстве во внутренние дела Украины, о языковом законе, о негативных тенденциях, связанных с сепаратизмом в Закарпатье. Это действительно очень важно. Однако дело обстоит куда сложнее, и сложности эти связаны с будущей евроатлантической интеграцией Украины. Наше сближение с НАТО уже блокируется. Будущее Украины в ЕС из-за нынешней позиции Будапешта также туманно.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и Венгрии Петер Сийярто
Фото: EPA/UPG
Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и Венгрии Петер Сийярто

Здесь важно, чтобы украинцы помнили пример Македонии, которая, чтобы стать частью НАТО, вынуждена была пойти на уступки Греции и отказаться от названия (став Северной Македонией) и использования государственных символов. После вступления в НАТО на сей раз Северная Македония захотела стать членом ЕС, да только теперь против неё выступила Болгария, которая захотела, чтобы македонцы отказались от языка и исторической памяти. Пока для Скопье вопрос евроинтеграции закрыт. Выбор простой: или национальная идентичность или Евросоюз.

Перед Украиной, окружённой специфическими соседями, может стать приблизительно идентичный выбор. Единственная возможность избежать подобной Македонии участи – усилить свои позиции в ЕС, заручиться поддержкой США, развивать собственную экономику за счёт привлечения международных инвесторов и решить исторические вопросы посредством комиссий и институтов, а не политики.

Проблемные точки:

Балканы. Подрывные действия РФ в, например, Боснии и Герцеговине (и не только) направлены на блокирование всех возможностей для этой страны по вступлению в НАТО, а в дальнейшем и в ЕС. В перспективе это – игра по торможению евроатлантической интеграции Украины, которая не может случиться до разрешения вопроса вхождения Западных Балках в состав Альянса и Содружества. Здесь официальному Киеву стоит усилить коммуникацию со всеми странами региона, которые всё равно местами ищут ситуативных союзов с РФ.

Трудовая миграция – ещё один вызов для Украины. В особенности это сильно заметно на европейском направлении. Германия, Финляндия, Польша, Италия – далеко не весь перечень стран, который создает условия для перетока украинских рабочих рук и «мозгов». Эти люди зачастую не возвращаются на родину. Отдельным вызовом здесь стоит проблема с возможным перетоком врачей и медицинских работников из Украины (Италия, Чехия, Польша). В эпоху пандемии, при полнейшем упадке системы здравоохранения, при развале школы и отсутствии в должном количестве профессиональных кадров транзит медиков за пределы страны поставит крест на украинском здравоохранении и приведёт к негативным демографическим последствиям. То же касается выезжающих преподавателей и инженеров. Вскоре страна увидит и критическое состояние на этих направлениях.

Очередь в консульство Чешской Республики во Львове.
Фото: wikipedia.org
Очередь в консульство Чешской Республики во Львове.

Южная Европа – Украине необходимо закрепить свои позиции на этом направлении. Невзирая на значимую роль российского капитала в странах сего региона, ряд южноевропейских государств сталкивается с агрессивными действиями РФ. Этим Украине, к которой стали там относится лучше, стоит пользоваться. Здесь в первую очередь важны две составляющие: наши трудовые мигранты и информационная политика.

Скандинавия. Всё же Украина мало уделяет внимания странам этого региона. Богатые, независимые, экономически развитые, они могли бы стать надёжными партнёрами. У многих из них наличествуют трения с Россией. Есть вопросы Арктики, территориями которой Россия «планирует прирастать». Украина годами не может выработать для себя арктической стратегии, Киев не знает, вступать ему или нет в одноимённый совет, куда входят даже Корея, Индия, Сингапур и Польша – явно не арктические страны.

За Арктикой будущее. Это – торговые пути, энергоресурсы, рыбный промысел, климатические изменения, вирусология и милитаризация. Пока непонятно, хочет ли Украина быть частью этого будущего.

Украинских ученых-исследователей, среди которых — геологи, геофизики, биологи, медики и инженеры, во время экспедиции в Антарктику
Фото: День
Украинских ученых-исследователей, среди которых — геологи, геофизики, биологи, медики и инженеры, во время экспедиции в Антарктику

Александр ДемченкоАлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram