ГоловнаПолітика

​Александр Ткаченко: «Россия опосредованно финансировала «каналы Медведчука». Как минимум, на этапе приобретения»

Это интервью с Александром Ткаченко мы планировали давно - еще до второго февраля, когда – по решению СНБО – были наложены санкции на телеканалы «112Україна», «NewsOne» и «Zik».

Вопросов к главе Минкульта – по его непосредственному профилю – накопилось немало. Это и комплекс мероприятий по подготовке к масштабному празднованию 30-летия Независимости (не удержусь от спойлера: кроме прочего, обещают достроить Музей Голодомора), и развитие украинской киноиндустрии, и работа Украинского культурного фонда, и много еще чего.

Но санкции внесли свои коррективы – бОльшую половину полуторачасовой беседы мы говорили именно о них. Дьявол, как известно, кроется в деталях, а их в этой истории – способных развернуть все на 180 градусов – очень много.

Сегодня представляем вашему вниманию первую часть разговора, рассказывающего, кроме упомянутого: про перспективы «Закона о медиа» (против которого, причем довольно категорично, выступает значительная часть СМИ); про «разницу» между программной политикой и стандартами журналистики (оказывается, она существует. Во всяком случае, на «плюсах»); о том, какой частью «плюсов» владеет Виктор Медчведчук и правда ли, что он – страшно сказать даже – должен денег Владимиру Зеленскому (ввиду старой истории о задолженности «Плюсов» продакшену «Квартала».

Вторую часть – с акцентом на культурно-политическую тематику – ожидайте в ближайшие дни.

Фото: Макс Требухов

«Идея о блокировании каналов, была, в том числе, и моей»

По моей информации, совещания относительно блокировки телеканалов «112 Україна», «NewsOne» и «Zik» в Офисе президента проводились в течение двух месяцев. Когда об этой ситуации узнали вы, как профильный министр?

Обсуждение того, что делать с пропагандистской машиной Кремля, которая, по сути, находится на нашей территории, происходило в разных форматах, в разных составах и длилось дольше двух месяцев. Очевидно, что для принятия такого решения была необходима политическая воля.

Когда вас впервые привлекли к этому процессу?

Эта идея (о блокировании каналов - С.К.) была, в том числе, и моей. Я был одним из тех, кто доносил ее - при обсуждении в разных кругах - как наиболее эффективную и показательную.

Так вы знали о том, что вечером 2 февраля будет обнародовано соответствующее решение СНБО или нет?

Что именно в этот день, не знал. Но что оно обсуждается - знал.

И при этом так оперативно выдали распоряжение киностудии им. Довженко прекратить сотрудничество с указанными каналами?

Не очень оперативно. На следующий день.

Киностудия Довженко была их основной технической базой - из ее павильонов велось основное вещание.

У них есть какие-то еще помещения, откуда они сейчас вещают.

Решение СНБО, по моей информации, основано на постановлении Верховной Рады 2018 года. Депутаты тогда просили СБУ проверить деятельность пророссийских каналов и ограничить ее. Спикер Парубий документ подписал, отправил на Банковую, но там его и похоронили. Получается, СБУ три года проверку проводило? С другой стороны: могут же, когда хотят.

Из того, что я понимаю - да.

Когда, при каких условиях и в каком объеме они будут обнародованы?

Давайте разделим вопрос на две части. Первое - были ли выводы СБУ в 18-м году, мне неизвестно. Известно лишь о политических разговорах относительно того, что тогдашний президент якобы не решился использовать механизм санкций, просто потому, что, не исключено, что у него были свои договоренности с господином Медведчуком.

Какие?

Договоренности о “ненападении”, дружбе, не знаю, каком-то взаимодействии. Тем более, что при нем Медведчук регулярно летал в Москву напрямую. Поэтому предположить, что такого рода диалог между ними был, можно.

Фото: facebook/ОПОЗИЦІЙНА ПЛАТФОРМА - ЗА ЖИТТЯ

Сейчас санкции были введены, очевидно, на основании действий правоохранительных органов. Каких именно, прямо не называется, поскольку это - вопрос следствия. Но то, что членам СНБО доступна эта информация, ссылаясь на то, что говорят они и говорит президент, можно сделать вывод, что таких данных достаточно.

Что касается меня, во время работы ВСК (временной следственной комиссии - С.К.) по медведчуковским каналам нам дали возможность ознакомиться с документами. Интересовал как раз факт их приобретения, поскольку там длинная и запутанная история. У меня есть основания говорить об опосредованном финансировании со стороны России как минимум на этапе приобретения этих каналов.

Финансирование терроризма?

Да.

В контексте наложения санкций речь шла также о поставках угля из ОРДЛО.

Не знаю.

Очень важно предъявить обществу внятную аргументацию. Показать, что это не акт цензуры, не притеснение свободы слова. Когда будет обнародована хотя бы часть доказательств?

Этот вопрос я задал правоохранителям на следующий же день: когда факты станут публично доступными? Они весьма важны для общества. В ответ они сослались на продолжающееся следствие.

Следствие и так длится уже три года. Сколько ж еще?

Мы же не знаем, когда эта информация (о возможной причастности к финансированию терроризма - С.К.) стала доступной.

«В дальнейшем механизм санкций должен применяться точечно»

3 февраля вы заявили, что Минкульт направит в YouTube решения СНБО относительно санкций против телеканалов «NewsOne», «ZIK» и "112 Украина" с просьбой закрыть их страницы. Правда позже, в интервью, сказали, что не знаете, как быстро это произойдет - неизвестен алгоритм. Время с тех пор уже прошло, вы разобрались? Вот, канал Дубинского заблокировали очень оперативно.

Против Дубинского действовал конкретный механизм прямых санкций, который был сделан в США. В данной ситуации это связанное лицо - господин Козак - с человеком, на которого наложены санкции, Медведчуком. Мы консультировались перед тем, как отправлять это письмо в YouTube, поскольку протокол нам до конца непонятен. Но, как минимум, оно должно быть рассмотрено. Подождем до конца этой недели и - по доступным нам источникам - уточним, что там происходит.

Фото: Макс Требухов

Деятельность телеканала “Наш” (телеканал, принадлежащий де-факто Евгению Мураеву, с откровенно пророссийской риторикой - С.К.) и/или его финансирование как-то расследуется?

Мне неизвестно ни о каких следственных действиях по отношению к телеканалу «Наш». Единственное, знаю, что у Национального совета были какие-то претензии к его вещанию. Но это совершенно две разных плоскости принятия решений. Действия Нацсовета, который может что-то предпринять только в соответствии с законом и по решению суда. И действия СНБО, который руководствуется доступной ему информацией и может накладывать санкции.

Господин Данилов говорил о возможном введении санкций в отношении других физических и юридических лиц, в том числе народных депутатов. Об этом вам что-то известно?

Если про эти телеканалы («112», «NewsOne» и «Zik» - С.К.) мне было известно. То про другие санкции - нет.

Тут важна одна ремарка: я бы к механизму санкций по отношению к средствам массовой информации относился осторожно. В крайних случаях, как, безусловно, с медведчуковским каналами, это оправдано, насколько я понимаю, и юридически, и с точки зрения защиты национальных интересов, и политически. Но в дальнейшем этот механизм должен применяться точечно, при наличии доказательств такого рода деятельности, на которые ссылаются правоохранительные органы.

Еще один интересный аспект. Все обсуждают, куда перетекла аудитория этих каналов после закрытия, но я бы обратил внимание на заполняемость рекламы. На основных каналах заполняемость рекламы больше 80%, на этих - самая маленькая по стране - 1,5%. То есть речь шла вообще не про деньги и не про заработок. Если вы посмотрите на «24» канал, - там все в рекламе, прямой и непрямой, а это («112», «NewsOne» и «Zik» - С.К.) - конкретный инструмент политических операций на территории Украины.

«Я бы повременил со штрафами за неиспользование украинского языка»

В одном из последних интервью вы допустили, что ситуация с блокированием каналов может стать катализатором для рассмотрения в Верховной Раде закона «О медиа». Когда оно планируется?

Еще до этих событий мы возобновили разговор с медийными организациями по поводу того, что их смущает в этом законе. Сейчас эти диалоги продолжатся с участием депутатов, министерства. Мы видим со стороны больших медиа групп готовность двигаться дальше в этом направлении путем диалога, когда все стороны учитывают аргументы друг-друга.

Фото: Lb.ua

Серьезно? И что это за “большие медиа группы”? Очень мне интересно послушать, я что-то ни одной не знаю.

Можно я не буду их называть?

Чего стесняться-то?

У меня были разговоры с 1+1 медиа, Интер Медиа Групп, СЛМ, Медиа Группа Украина. Нам важно понимание и нахождение, если не компромисса, то ощущения диалога и последовательности действий по отношению к этому закону. После разговора с медийщиками будут разговоры с ОТТ платформами, с информационными сайтами о тех вопросах, которые продолжают их беспокоить в рамках этого закона. Когда мы придем к конкретному финальному соглашению всех сторон - сообщим. На данном этапе мы в диалоге.

А сколько все эти диалоги будут продолжаться? Это началось еще со времен Бородянского.

Не со времен Бородянского, а со времен моего пребывания в комитете (по вопросам гуманитарной и информационной политики - С.К.). Мы прошли все круги ада, которые только могли. Дважды - обсуждение с Советом Европы, что очень непросто, учитывая их требования. Внесли изменения в соответствии с этими требованиями. Поэтому надеемся, что те нюансы, которые беспокоили медийщиков, уже после второго обсуждения с Советом Европы, будут устранены к внесению этого документа в зал.

Вы прекрасно знаете, что на момент вашей работы в комитете ни одно серьезное замечание к законопроекту, которые подавались редакторами крупных СМИ и их юристами, учтено не было. 

У вас (интернет-СМИ - ред.) одно главное пожелание: не трогайте нас.

Неправда. Я сама редактор, бывала на этих встречах и все отлично помню.

Давайте вернемся к разговору о законопроекте. На сегодняшний день законопроект поддержали страны ЕС и США. Касаемо участников рынка - сейчас идет речь о диалоге. Этот диалог учитывает комментарии всех сторон, и мы постепенно приходим к взаимопониманию.

Какому именно?

Мы обсуждали вопросы, которые связаны со сферой регулирования телевидения и интернет-вещания.

Фото: Макс Требухов

Со сферой полномочий Нацсовета?

Тоже.

И с регистрацией СМИ?

Мы касались этой темы: объяснили свою позицию, услышали позицию коллег. Когда мы придем к вам (интернет-изданиям - С.К.) с разговором, обсудим, в том числе, и этот насущный вопрос, который вас волнует.

Вам известно, что список тех, кто выступил против действующей редакции законопроекта, впечатляющий.

Все претензии тех, кто против этого закона, можно разделить на две группы. Первые - это небезызвестный медведчуковский пул, который «бегал» за мной из-за того, что путал этот закон с законом «О дезинформации».

Вторая часть претензий была от интернет-СМИ, и она звучала, в основном, следующим образом: нас не надо регулировать вообще.

Вы сейчас манипулируете. Еще раз: я отношусь к тем людям, которые выступают против этого законопроекта в том виде, в котором вы его предлагаете. И в открытых письмах, которые мы с коллегами подписывали, содержится конкретный перечень недостатков и неправомерностей данного закона, на которых акцентировал Совет Европы, в том числе. Все не сводится к «не надо нас регулировать», но вы упорно говорите на черное – «белое». Ладно.

В интервью “Обозревателю” вы сказали, что готовитесь презентовать в марте стратегию против дезинформации. Что это за стратегия и что она предполагает?

Я хочу разделить, для понимания, две вещи: закон «О медиа» - это цивилизованные правила игры, а деятельность в сфере дезинформации - это оперативная деятельность, которая происходит с помощью разных институций. Она включает в себя как работу по медиаграмотности (там целый класс вопросов, который мы хотим решить и для образования, и для создания инструментов, которыми можно развивать практическое мышление и разбираться в том, что такое фейки, что такое манипуляции), так и конкретную оценку, которая будет заниматься мониторингом, рассказывать публике, где была дезинформация, фейки, возможно, создаст так называемый онлайн-музей русской пропаганды. Также ведем сотрудничество с европейскими коллегами, где подобные центры уже существуют.

В 2021-м году заложено финансирование этой программы? В каком размере?

Там небольшая сумма.

Фото: Макс Требухов

Изучение украинского языка тоже в нее входит?

Нет. Мы сейчас подаем программу по поддержке и промоции украинского языка, которая рассчитана до 27 года, в рамках которой есть и бесплатные курсы украинского языка. В этом году мы запустили платформу по изучению украинского языка онлайн. В этой программе предусмотрено, в том числе, издание книг и словарей.

И сколько на нее выделило государство?

Она вначале должна быть утверждена как концепция.

То есть деньги в бюджете на нее пока не заложены?

Нет. Но после утверждения концепции деньги будут выделены. Хочу обратить внимание, что программа поддержки украинского языка должна была быть принята, согласно указу Порошенко, в начале 18-го года. Сейчас же последовательность наших действий такая: вначале принимается программа, потом рассчитывается бюджет.

Собственно, поэтому я бы повременил со штрафами за не использование украинского языка. Нужно вначале провести двух-трехлетнюю программу реальной промоции украинского языка, чтобы была возможность для тех, кто его не знает - изучить, понять и, возможно, полюбить. Также чтобы была возможность его изучения у разных возрастных групп. А не ставить телегу впереди лошади.

Фото: Макс Требухов

О «плюсах»: «Есть программная политика, а есть стандарты журналистики. Это - разные вещи»

Комментируя решение по закрытию каналов «112», «NewsOne» и «Zik», вы сказали следующее: «У меня, как журналиста по специальности, диссонанс самим фактом пренебрежения стандартов на этих телеканалах».

Давайте поговорим о стандартах и том, как их не/придерживался телеканал «1+1», которым нынешний почетный президент холдинга Александр Ткаченко руководил до похода в политику. Например, вспомним новогоднее поздравление Владимира Зеленского вместо действующего тогда президента Петра Порошенко – «кассеты перепутали». Позицию «плюсов» во время президентской избирательного кампании 2019 года, плотность присутствия Зеленского в эфире, сериал «Слуга народа» в день тишины и так далее. Это все соответствует стандартам?

Есть программная политика, а есть стандарты журналистики. Это - разные вещи.

Вы серьезно?!

Конечно.

Программная политика не должна принимать во внимание стандарты журналистики?

Программная политика развлекательно-информационного канала? Вы серьезно?

Конечно.

Это разные вещи. То есть каналы должны думать, ставить нам какой-то сериал в эфир или нет. Например, как сериал о школьниках может коррелироваться со стандартами журналистики.

Не разыгрывайте спектакль. Вы понимаете, о чем я говорю. Показывая сериал «Слуга народа» в день тишины, вы осуществляете политическую агитацию.

Нет. Художественное произведение не может быть политической агитацией.

Угу, и ничего, что слоган кандидата в Президенты - в той же символике, что и заставка к сериалу.

Это была часть художественного продукта.

Кадр из <b>сериала «Слуга народа»</b>
Фото: facebook
Кадр из сериала «Слуга народа»

Или злоупотребления им. 

У вас есть еще вопросы по поводу стандартов журналистики?

Есть прекрасный пример. Сюжет про убийство брата Порошенко, который вышел на “плюсах” и который вы лично назвали «спорным примером журналистики».

Я про этот сюжет постоянно слышу как про вопиющий пример нарушения стандартов журналистки. Там была приведена точка зрения одного из участников последней избирательной кампании в Президенты Молдовы. И была дана обратная сторона - сторона Порошенко, которая этот факт отрицала.

В данной ситуации были две точки зрения. Кроме этого момента, есть еще примеры?

«Вы кушали младенцев?», «Нет, не кушал» - вот вам и две точки зрения. Опять-таки: вам это все прекрасно известно.

Окей, еще пример: Игорь Палица всю избирательную кампанию (во время местных выборов – С.К.) провел в программе «Право на владу». Как только четверг - так он сразу там. Один лишь раз пропустил - в свой день рождения.

Начиная с августа или июля 19-го года, я к управлению «плюсами» не имею никакого отношения.

Управлению – да, но против почетного президента такие вещи не проходят. Ладно, копнем еще глубже. Александр Шевченко (владелец курорта “Буковель” - С.К.). был таким же частым гостем «Права на владу» в период президентской избирательной кампании. Каналом вы в то время еще управляли.

У Шевченко на тот момент была активная позиция, он был интересным спикером. Из того, что я знаю, «Праву на владу» важно подбирать спикеров, которые являются знаковыми, яркими, которые могут интересовать публику.

Фото: facebook/Право на владу

Интерес публики к нему измеряется его результатом выборов - 0,57%.

Не всегда те, кто получает маленькие результаты, неинтересен публике.

Еще пример в копилку: чернушный цикл сюжетов в 2017 году против главы Госкино Филиппа Ильенко, который отстаивал позиции по необходимости развития авторского кино на центральном уровне, но вам были выгодны попсовые сериалы.

Я скажу, в чем была дискуссия. И это была не только позиция журналистов, но и представителей киноотрасли. Было и есть такое объединение «Кінокраїна», куда вошли представители телеканалов и крупных киношных компаний. Мы презентовали двум Премьер-министрам концепцию помощи кинематографа. Потому что до определенного времени денег на кино выдавался минимум. Мы пролоббировали в парламенте, Кабинете министров начало большой реформы финансирования кино. Логика, с которой мы презентовали проекты, заключалась в следующем: запустить индустрию для того, чтобы люди ходили в кино, покупали билеты, чтобы был хороший бокс-офис (кассовые сборы - С.К.) и возвратные деньги, а не только кино, которое никто не видит. Ильенко присутствовал на этих встречах и молчал. Критика касалась не артхаусного или документального кино, а массового слива денег по 20-25 миллионов в фильмы, на которые приходило, в лучшем случае, несколько тысяч человек. Речь шла об эффективности использования бюджетных средств, а не о сериалах.

И чернушной кампании по Ильенко в 2017 году на «плюсах» не было?

Никакой кампании не было.

А, показалось, видимо. Что ж, бывает.

Скажите, а у вас нет конфликта интересов как у почетного президента холдинга «1+1» и в то же время министра культуры?

“Почетный” - это звание, а не должность.

Или состояние души. После стольких лет работы на канале-то.

Верите или нет, но, учитывая характер работы в министерстве, у меня не то, что времени - желания нет в эти вопросы вникать. Я встречаюсь с «Плюсами» в рамках общих встреч с представителями других групп, обсуждаю телевизионные проблемы, вопросы, которые важно решить.

Фото: Макс Требухов

«Мне “дружественные” приветы от Порошенко - “пора опомниться и занять «державницьку позицію»

Какая сейчас структура собственности «Плюсов»?

Не знаю.

Вот так сразу и поверила.

Ну, что у вас за характер? Почему я должен знать всю эту историю?

За столько лет работы на канале (Александр Ткаченко работал на “1+1” с 1996 года - С.К.) ее просто невозможно не знать.

Если вы намекаете на «медведчуков» (Виктор Медведчук внес в декларацию за 2019 компанию, которая фигурирует в структуре собственности ООО "Телерадиокомпания "Студия 1+1" - С.К.), я не знал, чтобы они там были.

Подождите с «медведчуками». На момент вашего ухода какая была структура собственности телеканала?

Отчет сдавался в Национальный совет. Там была структура бенефициаров, в которой ключевым акционером был Коломойский.

Сколько акций было у Суркиса?

Боюсь соврать, но какой-то процент был. 25%, что ли.

24,66%. В 2019 году Виктор Медведчук отмечает в своей декларации, что компания Bolvik Ventures Ltd, конечной бенефициарной владелицей которой является его супруга Оксана Марченко, через цепь других фирм владеет 24,66% акций в ООО "Телерадиокомпания" Студия 1+1" и 24,51% акций телеканала “2+2”. Обе телекомпании ответили на это удивленным релизом - якобы не знали об отчуждении доли Суркиса. 

Я не могу это комментировать, поскольку не владею информацией.

Почему? Декларация подавалась в 2019 году, декларировалось имущество за 2018 год, вы в то время возглавляли “1+1”.

Эта информация не была мне доступна в тот момент.

Вы не знали, что почти четверть акций телеканала перешли от Суркиса к Медведчуку?!

Это не так. Это четверть от четверти. И, прошу прощения, но сделки внутри компании, которая находится внутри «плюсов» и сделки между акционерами - это сделки между этими акционерами.

Фото: questrum.livejournal.com

Зная о ваших отношениях с Коломойским, слабо верится, что он скрыл от вас факт захода Медведчука в «плюсы».

На момент моего ухода с «плюсов» о существовании «медведчуков» в акционерах через какие-то другие компании мне ничего известно не было.

Еще меньше верится в то, что Суркис скрыл от Коломойского – давнего своего друга, между прочим - факт передачи своих акций Медведчуку.

Наверное, лучше знает Суркис или Игорь Валерьевич.

При случае спрошу, не сомневайтесь. Кстати, в интервью Kishkinа Игорь Валерьевич говорил о том, что Петр Порошенко на этапе выборов хотел заграбастать себе «1+1», и одним из инструментов давления якобы был “Приватбанк”. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

Могу сказать, что на канале мы ощущали это давление. Когда нужно было продлевать аналоговую лицензию, нам под разными предлогами отказывались ее продлевать, требуя документы, которые не имели права требовать. Нужно было предавать публичный резонанс этим событиям, чтобы лицензию все-таки выдали без дополнительных осложнений.

Периодически депутаты передавали мне “дружественные” приветы от Петра Алексеевича со словами, что “пора опомниться и занять «державницьку позицію».

Почему с приходом к власти вы не дали ход этому делу? Не подключили силовиков, не попросили провести проверку?

Почему не рассказал про атаки на «плюсы»? Мне казалось, что есть более приоритетные задачи, нежели разбираться в том, чем занимался Петр Алексеевич в свое время по отношению ко мне. Например, медведчуковские каналы.

Цитата Игоря Валерьевича: «В 15-16-х годах Петр Алексеевич вел переговоры с Суркисом о покупке 25%» (телеканала «1+1» - С.К.). Затем, по его словам, вмешалась Гонтарева (экс-глава НБУ - С.К.) и предложила отжать “Приватбанк”, после чего вы «плюсы», мол, сами отдадите. Были ли такие переговоры на официальном уровне?

Если они и были, я в них участие не принимал.

Но они имели место?

По косвенным признакам могу судить, что такие разговоры были, потому что это совпало с моментом выяснения отношений с «Плюсами» и разборками по поводу “Приватбанка”.

А Суркис, как владелец 25% акций канала, как-то принимал участие в его жизни?

Я общался что с Игорем Михайловичем, что с Григорием Михайловичем. Но на темы канала редко. Разве что, когда это касалось вопроса футбольных матчей.

Фамилия Медведчука при этом никогда не всплывала?

Они знают мое отношение к Виктору Владимировичу, поэтому, возможно, старательно оберегали меня от упоминания этой фамилии.

Фото: Макс Требухов

«Суркис владеет 25% («плюсов», - С.К.). Если я правильно помню, Медведчук заявлял о том, что он владеет каким-то процентом от Суркиса»

В январе 2019 года Владимир Зеленский сказал, что «Плюсы» задолжали «95 кварталу» деньги за производство программ. Коломойский это несколько раз подтверждал. Называлась сумма в $24 млн, но в интервью “Украинской правде” он сказал, что она составляет “около $10 млн”. Долг погасили?

Не знаю. Я не слежу за бухгалтерией, финансами «1+1».

На момент вашего ухода долг был?

Дело в том, что взаимоотношения телекомпании с поставщиками продукции, с продакшн-компаниями, многоуровневые. Если это продакшн-компания имеет многочисленные контракты, например, на производство сериалов, на производство программ - текущих, будущих, платежи разбиваются на разные составляющие. Где-то они авансовые, где-то за поставленную продукцию, где-то за текущую. Поэтому, если это все обобщать, наверное, такая цифра там и выходила. Но если смотреть по конкретным проектам, то мы находились в балансе тех взаимоотношений, которые существовали на протяжении всего нашего сотрудничества.

Критической ситуации не было?

Я не помню. Периодически возникали, как между всеми партнерами, вопросы каких-то задержек или нюансов по продукции, но они никогда не были критичными.

А как же видео 2017 года, когда весь состав “95 квартала” во главе с Зеленским записал поздравление Коломойскому к дню рождения со словами “верните деньги”.

У них хорошее чувство юмора.

Тем не менее с 2017 по 2019 долг так и не выплатили, судя по заявлению Зеленского. Кстати, в том же интервью “УП” Коломойский сказал, что контракт с «плюсами», подписанный до 22-го года, может быть пересмотрен из-за ухода Зеленского как первого лица проекта. Контракт пересматривался?

Не знаю.

Фото: questrum.livejournal.com

Если по состоянию на 2019 год «1+1» имел задолженность перед Зеленским, а Медведчук, судя по декларации, в это время уже опосредованно владел 25% акций канала, выходит – аж страшно сказать - Президенту должен сам Медведчук?

25% акций он не владеет.

Хорошо, 24,66%.

Он не владеет 24,66%. Четверть от четверти - насколько я могу судить по доступной информации.

Ну вот. 10 минут назад вы не знали, владеет ли он вообще чем-то, а теперь он владеет 10%-ми.

Я говорю, что сам Суркис владеет 25%. Если я правильно помню, Медведчук заявлял о том, что он владеет каким-то процентом от Суркиса. Очевидно, что это не может быть 25%.

Даже если это два процента, допустим, все равно.

«Мы имеем филиал кремлевского средства массовой информации, выдаваемого за украинское СМИ»

Вернемся к блокированию телеканалов. Принимая решение, просчитывались ли возможные юридические механизмы выхода каналов из-под санкций? Обращение в Верховный Суд ничего не дало (суд отказался отменять санкции - С.К.). Но тем не менее…

Принимая решение, суд руководствуется теми же фактами, что и СНБО.

Теоретически возможно ли эту историю отмотать назад?

В этом решении несколько составляющих: собственно блокировка каналов, решение Национального совета, решение по каналам на youtube.

Ст. 37 закона «О телерадиовещании» содержит исчерпывающий перечень оснований для аннулирования цифровой лицензии. Прям, как ст. 90 Конституции Украины о роспуске парламента. И ни один из пяти пунктов не попадает под решение СНБО.

Поэтому это и решение СНБО.

Цифровая лицензия «Zik» действительна до 23.08.25, спутниковая - до 16.07.27. «112-го» - до 22.07.23. Сейчас они заморожены, и, по словам юристов, просто отобрать их и выставить на конкурс невозможно. Должно быть обращение в Административный суд с просьбой к Нацраде аннулировать действия лицензий. Вот, уже после этого, можно пробовать выставлять лицензии на конкурс. Есть ли такие обращения, готовятся ли?

С юридической точки зрения, для Национальной рады достаточно решения СНБО по поводу заморозки или приостановки вещания. Нацсовет уже обратился в суд об аннулировании лицензии в данном вопросе.

Фото: focus.ua

Консультируясь с юристами о возможных контрдействиях той стороны, они обрисовали мне два варианта действий. Первый - регистрация подобной торговой марки, например «NewsOne+». И если пакет документов собран в соответствии с требованиями, Нацсовет просто не имеет права отказать в регистрации. Он может тянуть с принятием решения до года, но не отказать.

Второй вариант - сказать, что “112-й”, “NewsOne” или “Zik” были проданы, условно, за два дня до наложения санкций...

Это значит подтасовать документы. Но если действовать в тех же традициях, в которых эти каналы покупались, то возможно всякое. Давайте неприятности рассматривать по мере их поступления.

Здесь есть один не юридический аспект, который важен. Это же не только юридическое решение, но и политическое. Это привносит в общество другой акцент, что заниматься пропагандой и плясать под дудку темников Кремля не есть хорошо. Не буду говорить, что все, но значительная часть общества это решение восприняла с пониманием. Потому что, по сути, мы имеем филиал кремлевского средства массовой информации, выдаваемого за украинское СМИ, которое навязывает свою адженду обществу, используя фейки и манипуляции. И с этим надо тоже что-то делать. Теперь этот дискурс в обществе существует и отношение к нему тоже.

Ваши оппоненты опытные и “зубастые”, просто так они вам этого не подарят. Поэтому и спрашиваю: вы видите какие-то угрозы с их стороны, планируете контрмеры?

Мы наготове. Будем действовать по мере того, как....

Петух клюнет?

Я же не буду сейчас все рассказывать. Есть элементы противодействия.

Фото: Макс Требухов

«Украинскую версию “Euronews” увидят миллионы за рубежом»

Вы по-прежнему остаетесь лоббистом прихода “Euronews” в Украину?

Мне этот проект нравится.

Несмотря на то, что его купил египетский миллионер, который весьма дружен с Россией?

Из того, что мы обсуждали по поводу этого проекта: редакция должна работать в Киеве, и это должны быть украинские журналисты, поэтому не вижу здесь вопросов.

Цитата: «Египетский миллионер, Нагиб Савирис, заявил, что канал будет противостоять давлению как авторитарных режимов, так и европейских политиков, которые призывают западные СМИ выступить противовесом «Russia Today». Зачем нам тут еще один филиал?

Это не филиал, это европейский канал.

Был когда-то. Сейчас - просто торговая марка, купленная пророссийским египетским бизнесменом.

Это европейский канал, и если будут вопросы к редакционной политике этого европейского канала, будут вноситься коррективы в этот проект тоже.

“Euronews” был и остается “Euronews”. Я периодически на него попадаю и не вижу никаких моментов в редакционной политике, которые бы вызывали беспокойство. Это то же самое, когда вы говорите, что Медведчук владеет «плюсами». В отличии от каналов Министерства Стеця, которые мало кто видел, - украинскую версию “Euronews” увидят миллионы зарубежом. И это - главный аргумент.

Это не я говорю. Это Медведчук говорит. И показывает декларацию.

Ну, тогда его представление о прекрасном по отношению к СМИ, никак не сказывается на политике «плюсов».

На каком этапе заход “Euronews” в Украину?

Обсуждается проект запуска.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Соня КошкінаСоня Кошкіна, Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram