ГоловнаСвіт

Стратегия Британии и план Украины. Киеву нужна поддержка Лондона

На прошлой неделе премьер-министр Великобритании Борис Джонсон представил на рассмотрение парламента новую концепцию внешней и оборонной политики страны до 2030 года. Речь идёт о фактически десятилетнем горизонте планирования после Brexit. В этом монументальном документе чётко обозначено: Россия – ключевая угроза, Китай – проблемная страна, с которой следует торговать, Украина – опорная точка, США – главный союзник.

В доктрине указано на необходимости усиления ядерного потенциала государства, борьбе за новые рынки сбыта, отказе от позиционирования себя в качестве европейского регионального лидера, на важности поворота на Восток, в сторону Индо-Тихоокеанского региона.

Очевидно, что нынешний план – это заявка на возвращение глобального лидерства. Лондон пытается всеми усилиями показать: Британия теперь не часть ЕС, а крупный самостоятельный игрок, который будет влиять на расстановку сил в мире.

Украина британцами воспринимается как стратегическая зона. Можно сказать, что за минувшие полгода Киев приложил немало усилий для того, чтобы приобрести сей статус. Однако есть один важный нюанс: нынешняя политика Великобритании, как обычно, временна. Поэтому Украине необходимо уже сегодня попытаться получить от партнёрства с Королевством как можно большую выгоду.

Премьер-министр Борис Джонсон во время доклада в Палате общин, Лондон, 17 марта 2021 г.
Фото: EPA/UPG
Премьер-министр Борис Джонсон во время доклада в Палате общин, Лондон, 17 марта 2021 г.

Временность альянсов

Правительство Бориса Джонсона назвало российскую агрессию самой серьёзной и острой угрозой для своей безопасности. Британцы полагают, что в ближайшие годы стоит ожидать увеличения активности РФ в Европе. Россия воспринимается правительством как государство – оппортунист, которое наихудшим образом влияет на общую ситуацию в мире и из-за которого ослабевает международный порядок. Следовательно, единственный путь, который выбирает официальный Лондон, – сдерживание российского государства.

«Соединенное Королевство уважает народ, культуру и историю России. Однако пока наши отношения с ее властью не улучшатся, мы будем проводить активную политику сдерживания и защиты от всего спектра угроз, поступающих от РФ», – говорится в докладе.

Отвечать британцы планируют всеми возможными способами – от применения разведки и дипломатии до употребления военного инструментария. Конечно же, здесь основным союзником указывается НАТО.

Вообще многовековая стратегия Великобритании сводится к одному очень простому постулату, который звучит приблизительно так: все альянсы временны, а сами союзы создаются лишь с одной целью – сдерживания страны, которая начинает бросать вызов могуществу всей Европы.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и генсек НАТО Йенс Столтенберг во время саммита НАТО в Лондоне, 4 декабря 2019 г.
Фото: EPA/UPG
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и генсек НАТО Йенс Столтенберг во время саммита НАТО в Лондоне, 4 декабря 2019 г.

Так британцы когда-то помогали немецким княжествам в противодействии Франции, потом Франции в борьбе с царской Россией, вступившей в альянс с Австрией и Пруссией, затем Советскому Союзу в противодействии гитлеровской Германии, а далее США и Западной Европе – во времена холодной войны с СССР. Теперь же британцы вновь заняты вопросами сдерживания России. Как вы успели заметить, ключевые игроки особо не меняются. Чего нельзя сказать об альянсах.

Партийная разность в Британии заключается лишь в отношении к процессу борьбы со страной, которая стремится к перекраиванию карты Европы. Одна часть истеблишмента полагает, что надо наносить упреждающий этап – до момента агрессии, а вторая, – что нужно отвечать после, но болезненно. Вот и всё отличие.

О чём это говорит? О том, что ныне Украине стоит использовать ситуацию в свою пользу и понять: любое партнёрство и союзы непостоянны.

Украина – опорная точка

В британской доктрине указано, что страна будет обращать особое внимание на Восточную Европу с точки зрения противодействия России.

«Мы будем поддерживать другие страны Восточной Европы и более широкого региона для развития их устойчивости к угрозам, включая Украину, где мы продолжим (помогать с) развитием способностей ее Вооруженных сил», – отмечается в документе.

Британские инструкторы тренируют бойцов 28 ОМБр.
Фото: Цензор
Британские инструкторы тренируют бойцов 28 ОМБр.

Это очень важный сигнал не только для нас, но и для всего региона. Впрочем, не стоит здесь говорить о какой-то новизне. С момента нападения России на Грузию, а в последующем и на Украину британцы активно включились в процессы, связанные с усилением позиций восточноевропейских стран. В первую очередь речь шла о Польше и странах Балтии.

Лондону было важно не просто усилить оборонный потенциал в регионе с точки зрения противодействия российской агрессии, не просто заставить РФ тратить больше денег на оборонные нужды (что заставляло РФ на фоне санкций сворачивать социальное бюджетирование), но и создавать опорные точки, которые сами по себе могут в дальнейшем сдерживать соперника, помогая другим соседям. Таким, как Украина.

Здесь важно напомнить, что в прошлом году Украина подписала с Британией всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве, которое включает в себя, помимо торговли, вопросы, касающиеся кооперации в секторе обороны. Так, наши страны запустили процесс по общему производству ракетных катеров на 1,25 миллиарда фунтов стерлингов. Здесь перспектива очевидна – перенос производства и британских технологий в украинские доки.

Также обозначено, что Лондон будет усиливать санкции против РФ в случае её противоправных действий на оккупированных украинских территориях. Отдельно сказано о поддержании инициатив по деоккупации Крыма. Заявлено об участии Британии в восстановлении и развитии территории Донбасса после завершения войны.

Всё это – важные элементы. Однако ключевая цель Украины – стать для британцев опорной точкой. Стратегической зоной, которая будет в состоянии участвовать в коллективной региональной защите, как Польша или Эстония, а также в изменении постсоветского политического ландшафта. Если упростить, то это звучит так: Украина, используя иностранный ресурс, должна стать примером изменений, которым захотят воспользоваться отдельные приграничные страны.

Новые горизонты

Британцы собираются делать особый акцент на борьбе с кибернетическими угрозами и противодействии дезинформации. Зачастую здесь речь идёт о России, но не только. Правительство планирует уже в 2021 году выпустить отдельную стратегию в сфере кибербезопасности. Упоминается создание Национальных кибернетических сил Великобритании.

Фото: adviser.ru

Этим Украина может воспользоваться. У нас есть опыт ведения борьбы с российскими хакерами. Напомню, что наша финансовая система, да и не только, годами ранее пережила тяжелейшую кибератаку, которая могла подорвать инфраструктуру всех государственных банков. После в экстренном порядке была выстроена система по противодействию подобным нападениям. Кроме того, у нас есть немало экспертов, которые имеют реальный опыт борьбы с российскими дезинформационными кампаниями.

Этим опытом британская сторона может воспользоваться. Причём здесь движение может идти в обе стороны. Лондон также в состоянии помочь СНБОУ наконец сформировать технологически развитой центр по противодействию дезинформации.

Ещё одно важное изменение, указанное в британской доктрине, – усиление ядерного потенциала страны. Что здесь важно для Украины? В двустороннем соглашении между нашими двумя государствами было указано, что Британия будет придерживаться договоренностей, прописанных в Будапештском меморандуме. Следовательно, невзирая на отказ России участвовать переговорах в формате «Будапешта», нам важно поддерживать в рабочем состоянии эту площадку, постоянно проводить консультации – как с британцами, так и с американцами.

И отсюда следует другой вывод: Киеву важно активно использовать Лондон с точки зрения продвижения своего интереса в Вашингтоне и в Оттаве. Мало кто из отечественных аналитиков обращает на это внимание, но ныне выстраивается определённая стратегическая ось: США – Канада – Великобритания. И важно здесь уже закреплять украинские позиции.

И третье доктринальное направление – разворот Британии в сторону Востока, Индо-Тихоокеанского региона. Чтобы было понятно: это – область от восточного берега Африки и Красного моря до Микронезии, Меланезии, Полинезии и Индонезии, на севере – до берегов Кореи, Японии и Гавайских островов, а на юге до южной оконечности Африки и западного побережья Австралии. Тот регион, куда давно не ступала нога украинца. Тот регион, с которым у нас есть гигантский торговый дисбаланс. Тот регион, где мы не понимаем, как работать.

Фото: EPA/UPG

«Выйдя из Европейского союза, Соединенное Королевство открыло новую главу в своей истории. Мы будем открыты миру, свободны в выборе собственного пути, счастливы тем, что имеем друзей и партнеров по всему миру и имеем возможность строить новые, более глубокие отношения», – написал Борис Джонсон в предисловии к новой концепции».

Британцы знают, что и как там делать. И здесь Украина может у них попросить о помощи – и с точки зрения консультирования, и с точки зрения лоббирования, и с точки зрения продвижения продукции.

Вместо послесловия

Россия уже пообещала зеркальный ответ на новую стратегию Великобритании. И это понятно: эти страны на дух друг друга не переносят. Предельно давно. Однако, невзирая на такое неприятие, нужно помнить, что в Британии остаётся всё меньше специалистов, которые реально понимают Россию, а в Лондоне живёт российское финансовое лобби, которое влияет на политику страны. Да и снова-таки: альянсы для британцев – вещь временная.

Украине нужно активно включиться в процесс. И эта украинско-британская дорога должна быть навстречу друг другу. Где-то помощь может оказать Киев, а где-то – Лондон. Тем не менее очевидно одно: украинское руководство уже должно готовить предложения, свой план относительно дальнейшего сотрудничества с Британией, исходя из новой доктрины Джонсона.

Олександр ДемченкоОлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram