ГоловнаКультура

Алексей Ботвинов: «Хотелось сделать классику модной, также – чтоб пришла молодая аудитория. И то, и то получилось»

Шестой фестиваль Odessa Classics состоялся в середине августа буквально наперекор всему. Изначально запланированный на начало июня, он, как и многие подобные мероприятия – причем не только в Украине – «пал жертвой» карантина. Крупные фестивали отменяли по всему миру – Брегенц, Верона, традиционный концерт Бочелли в «Театре тишины» в Тоскане (на сей раз вместо зрителей на креслах партера закрепили флаги стран, пострадавших от ковида). Буквально в последнюю минуту и по «урезанной» программе все же подтвердили Зальцбург. И вот, на фоне происходящего, «Одесса Классикс» назначает открытие на 10 августа. К этому моменту становится известно: два камерных оркестра, чьё участие заявлено в программе, прибыть не смогут – ушли на карантин. Городская филармония – традиционная площадка «Одесса классикс», также нуждается в полной дезинфекции.

Тем не менее, фестиваль произошел – восемь концертов на протяжении десяти дней, лекции, конкурс молодых пианистов. Трижды (!) его президент и основатель Алексей Ботвинов в буквальном смысле слова подменял симфонический оркестр, отдельные партии переписывали «на ходу» – адаптировали под обстоятельства и возможности.

«Исполнителей не пришлось уговаривать приехать. Они очень соскучились по публике и ждали этой встречи не меньше, чем зрители», – говорит он, когда беседуем в перерыве между концертами. Все они проходили с беспрецедентным соблюдением мер безопасности (шахматная рассадка на ползала, маски, перчатки, температурный скрининг, отсутствие – во избежание столпотворений – антрактов), кажущихся порою даже чрезмерными. На фоне беспечной летней Одессы, где заболеваемость прогрессирует, – точно.

Всемирно известный пианист, один из лучших в мире (по признанию европейских критиков) исполнителей музыки Сергея Рахманинова, Ботвинов за шесть лет сумел превратить фестиваль из камерной «тусовки для своих» в событие – без преувеличения – мирового масштаба. Входящее в профильные музыкально-туристические каталоги; на которое билеты – как и положено событиям такого уровня – выкупаются сильно заранее, а публика уже далеко не сплошь украинская.

О будущности музыкальной культуры в новых реалиях, способах «омоложения» аудитории (когда классика не воспринимается чем-то «занудным для стариков»), стоимости проведения масштабных фестивалей в мире и в Одессе – в разговоре с Алексеем Ботвиновым.

Фото: facebook/Andrej Lushnycky

Проведение фестиваля в этом году – чрезвычайное событие. Все подобные крупные мероприятия отменены. Перенесли на следующий год Верону, полностью отменен Брегенц. Единственное, проводится Зальцбург, но с существенными ограничениями…

Определенные форматы будут в Люцерне, но очень сокращено. 

Одесский кинофестиваль отсрочен и пройдет онлайн, аналогично – YES в Киеве. Но Odessa Classics с вызовом справилась. Расскажите, как. 

Я верю в то, что музыка – это не только эстетическое наслаждение, но и миссия: она должна помогать людям, в первую очередь, в трудные времена. Такие, как сейчас – времена дисбаланса и хаоса. 

Изначально шестой фестиваль планировался, как и обычно, на июнь. Но с течением карантина, стало понятно, что это невозможно. Вместе с тем я понимал, что фестиваль людям необходим. Людям, стране, городу – как бы пафосно ни прозвучало. И мы, наша команда, начали икать возможные решения того, как это сделать. Не подвергая, разумеется, людей риску.

Прикинули, что август – оптимальное время и начали подготовку. Многие партнеры выступали категорически против, твердили о переносе на следующий год, их пришлось уговаривать. А вот артистов, напротив, уговаривать было не нужно – они очень соскучились по публике. Плюс наш фестиваль уже имеет очень хорошую репутацию среди артистов. 

Те, кто ранее участвовал, рассказывают коллегам?

Именно так. Хорошая репутация – то, на чем все строится в принципе. Это и об уровне организации, и о том, как принимает публика, и о локациях города. Поэтому с наполнением программы проблем не возникло, они возникли с многочисленными разрешениями, согласованиями от властей. Слава Богу, нас слышали, шли навстречу. 

Даниэль Хоуп со сцены говорил о том, что это – первый его «живой» концерт за пять месяцев и 700 зрителей – внушительная аудитория. 

Да, это было очень масштабно. Особенно на фоне того, что по всему миру…

На вашем фестивале очень строго соблюдались все ограничения – масочный режим, рассадка и т.д. Но стоит выйти в центр Одессы и там всего этого нет, к сожалению. 

Фестиваль – зона безопасности. Мы с самого начала – на уровне организаторов – так для себя решили и делали максимум.

В этом году фестиваль проводился уже в шестой раз. Вы – его главный организатор и почетный Президент. Большинство приглашенных звезд – ваши личные связи, эти люди приезжают в гости персонально к вам. 

Да, так и есть. 

Первый фестиваль продолжался четыре дня. Когда все закончилось, мы выдохнули и, обернувшись назад, сами не могли понять, как все и получилось: «Мама дорогая, больше никогда!». Сейчас фестиваль продолжается две недели. То есть, аппетит приходит во время еды, можно сказать (улыбается). 

Фото: Дмитрий Скворцов / Odessa Classics

Программа. Как она формируется? Как меняется из года в год? 

Очень тонкая вещь. Знаете, когда ты, как музыкант, сочиняешь музыку, изначально ты можешь представлять ее определенным образом, но в процессе работы видение трансформируется. Так и здесь. 

Первое, хотелось интегрировать Украину и Одессу в общемировой музыкальный контекст. Могу сказать, что это точно получилось. Второе – образовательная составляющая: дать людям возможность услышать «вживую» то, за чем при других обстоятельствах им бы пришлось ехать очень далеко. Наша публика, может, и не избалована изобилием, но она очень отзывчива, хорошо принимает все новации, эксперименты. 

Как составляется программа? В основном, я полагаюсь на собственное видение. Где-то даже на интуицию. Не всегда даже могу объяснить, почему выбираю эту вещь, а не ту. Просто понимаю, что именно «зайдет».

В десять дней помещается и «легкая» классика, практически «развлекательные» форматы. Обязательно – произведения украинских композиторов (на шестом фестивале это был Валентин Сильвестров). Тут же – фундаментальные, глубокие вещи. И все это – в одной фестивальной «обложке».

Да, хочется показать всю палитру. Привлечь максимально широкую публику, чтобы каждый выбрал что-то для себя. Обязательно – выполнять функцию популяризации. 

Нет такого, что выбирается какая-то одна тема и все вокруг нее только и строится. Хотя доминирующие ноты, конечно, присутствуют. Так, в этом году, в условиях пандемии, это, конечно, торжество жизни; борьба со смертью, с испытаниями. 

Во многом, миссия культуры и состоит в том, чтобы помогать людям, давать силы, созидать, способствовать – в самом широком смысле – торжеству жизни.

Публика – в хорошем смысле этого слова – воспитывается? Есть ли прогресс за шесть лет? Когда люди понемногу перестают воспринимать классику как что-то очень заумное, академическое.

Да, прогресс огромный. В принципе, не на пустом месте. Лет 11 тому наступил переломный момент, когда решил именно в родной Одессе сделать что-то масштабное. До этого я работал преимущественно за рубежом, а здесь давал один-два концерта в год, на которые человек 200 приходило – рекламы достаточной не было. Грубо говоря, играл для своих друзей. И, если честно, казалось, что перспективы особой нет. А потом что-то «щелкнуло» и решил попробовать. Сделали первую программу с визуализацией от VJ Videomatics и это был огромный успех. Это придало сил, решено было продолжать. То есть, с одной стороны, хотелось сделать классику модной, также – чтобы пришла молодая аудитория. И то, и то получилось. 

Факт. Приедешь в тот же Зальцбург, там сплошные седые головы в зале. 

«Одуванчики», мы называем полушутя. 

В Одессе совсем по-другому. 

Да, меня все коллеги спрашивают: «Откуда у тебя столько молодежи на концертах? Как ты этого добился?»

Программой? 

Преимущественно, да. Сложные для восприятия вещи тоже есть, но они в меньшинстве. 

Odessa Classics 2020
Фото: Денис Скворцов / Odessa Classics
Odessa Classics 2020

В этом году на открытии были показаны фрагменты «Гольдберг вариаций» Баха, которые вы – будучи приглашенным дирижером – сопровождали в Ла Скале. Также планировалась презентация вашей совместной с Даниэлем Хоупом пластинки для «Дойче Грамафон». Ее выход ожидался в июне. 

Да, но перенесся из-за коронавируса. Планируем на после нового года теперь. 

Объясните читателям, почему «Дойче грамафон» – это невероятно круто. 

Знаменитый «желтый лейбл» – «Yellow label», самая престижная фирма звукозаписи классики в мире. Все великие исполнители, дирижеры ХХ века записывались там. Тот же Караян. Дойче грамафон – знак качества. 

Если я правильно понимаю, украинцев в их числе не было. За последние лет 50 – точно. 

Вы – первый за полвека? 

Получается, что да. 

Если сравнивать первый и шестой фестивали, верно ли, что сперва доминировала сугубо одесская публика, но со временем география начала расширяться? 

Абсолютно. На первом фестивале была почти на сто процентов одна только Одесса, а в этом году планировалось, что к нам приедут туристические группы со всей Европы…

Туристические группы на фестиваль классической музыки? 

Да, есть такой формат. В прошлом году было три группы, в этом году планировалось с десяток. Это должна была быть Австрия, Германия, Швейцария, Франция, агентства уже продали путевки… но ковид все перечеркнул. Ужасно обидно. 

Первый раз о таком слышу. Очень здорово. 

Мы уже несколько лет как присутствуем в справочниках по культурному туризму в немецкоговорящих странах. Например, крупнейший «Фест шпиль гайд». И люди планируют поездки специально на фестиваль. 

Значит, вы отбираете исполнителей лично. Но могут ли они сами подать заявку на участие? 

Конечно. Тематические имэйлы я получаю практически ежедневно. В профессиональном кругу, как я уже говорил, мы довольно известны. 

Выступление на крупных фестивалях считается престижным для исполнителей?

Безусловно. 

Что конкретно это дает, строчку в резюме? 

И это тоже. Но в основном – контакты, общение. На концерт ты пришел, выступил и все, а фестиваль – это всегда кулуары, контакты: кто-то с кем-то познакомился, кто-то кого-то услышал, пригласил к сотрудничеству и т.д.

Расскажите подробнее о течении фестиваля. В этом году его называли «сплошным форс-мажором» – приходилось делать замены в программе, реагировать буквально в последний момент. 

При переносе с июня на август переформатирования были незначительные. А вот за две недели до открытия выяснилось, что два крупных коллектива – Эстонский и Израильский камерные оркестры – приехать не смогут: вспышка заболеваемости. Их заменили Одесским камерным, но и он ушел на самоизоляцию в полном составе, причем в день открытия. А завтра уже концерт. Пришлось «с колес» все менять. Но мы справились. Во всяком случае, недовольства со стороны публики никакого не вижу. 

Три оркестровые программы…

Я заменил их собой. «Человек-оркестр» меня теперь называют (смеется). 

Если серьезно, я не думаю, что это так уж плохо. Напротив, многие исполнители делают даже больше, чем должны были, чем ожидалось. Соскучившись по публике, они сами хотят дать ей больше. 

Odessa Classics 2020
Фото: Денис Скворцов / Odessa Classics
Odessa Classics 2020

Как вы решили вопрос с заранее купленными билетами? Ведь численность посадочных мест пришлось – из-за шахматной рассадки – сократить вдвое. 

Постановление МОЗ №38 от какого-то там числа разрешает заполняемость зала на 50%. Вот у нас 50% и было, ровно, ни одного лишнего. Билеты и абонементы поступили в продажу в начале ноября. Продаются они постепенно и повезло с тем, что к началу пандемии – где-то на 10-е марта – было 50% продаж. Вот, эти билеты и были действительны. Не пришлось никому отказывать, возвращать деньги и т.д.

В одном из наших интервью вы говорили, что билетные продажи фестиваль такого уровня все равно не окупают и без спонсоров он невозможен. Тем более, у вас билеты по символическим ценам. Это тебе не Зальцбург, где 150 евро – стоимость мест весьма посредственных, 280-400 - поприличнее. 

Да, именно так. 

В данной связи хочу спросить о помощи – или ее отсутствии – со стороны государства. Собственно, профильного министерства, местной власти. 

Местный бюджет традиционно поддерживает опен-эйр на Потемкинской. Все. В этом году впервые подключился Минкульт. Более того, инициатива исходила от Ткаченко. Это очень приятно. 

Сколько приблизительно стоит проведение фестиваля такого уровня? Я не спрашиваю, сколько вы потратили. Интересует картина в целом. Скажем, до миллиона долларов? 

Благодаря моим давним контактам в европейском музыкальном мире, на очень многом удается сэкономить. И интерес артистов к Одессе с ее легендарной музыкальной историей помогает. Но, конечно, такие проекты очень затратны. Для сравнения: один крупный и очень известный украинский музыкальный фестиваль, по моей информации, «тянет» на три миллиона. И это все не окупается. Понятно. Причем нигде в мире – на этом не заработаешь.

Кстати, бюджет Зальцбурга – под 60 миллионов долларов. Правда, там фестиваль месяц почти длится. 

А какая там структура финансирования? 

Там есть и город, и регион, и страна, и спонсоры. Пропорционально. Причем крупных спонсоров всего около пяти и попасть в их число не так-то просто. Сейчас вот один выпал и на его место – с большим скандалом – зашел российский «Газпром». 

Серьезно?! 

Да, европейская пресса много писала об этом. Они предложили привезти безумно дорогую постановку «Бориса Годунова» с Гергиевым. Фестиваль согласился. А потом оказалось, что вроде как на нее приедет Путин. Разразился скандал. Но из-за пандемии все отменилось – ни Бориса Годунова, ни Путина (улыбается). 

110-й фестиваль в Зальцбурге, который в этом году сократили из-за пандемии коронавируса
Фото: EPA/UPG
110-й фестиваль в Зальцбурге, который в этом году сократили из-за пандемии коронавируса

Чем наполнен межфестивальный период? Как поддерживается ритм? Ну, кроме ваших личных активностей. 

Мы делали фестивальные концерты в Швейцарии, Грузии, Эстонии, Германии. Причем в Германии это была Берлинская филармония. 

Но это такие точечные фестивальные проекты. И хотелось бы делать, конечно, их также в Украине. Причем не только в Киеве, но и других городах. Львов, например, Ровно. 

В Киеве были концерты, я помню. А в других городах что? Отсутствие содействия местных властей? 

Да. При том, что такое содействие очень необходимо. Вот, например, у нашего друга Влада Троицкого это как-то получается. Но он очень активен, стучится во все кабинеты. А у меня просто руки физически не доходят, чтоб заняться организацией концерта, условно, в Мариуполе. Хоть это было бы здорово, безусловно. 

Мало кто обращает внимание, но это важно на самом деле. В рамках вашего фестиваля происходит также конкурс молодых пианистов имени Серафимы Могилевской. Расскажите о его победителях прошлых годов, добились ли они профессионального успеха? 

Серафима Могилевская – мой первый педагог, воспитавшая очень много замечательных музыкантов. Создав конкурс ее имени, я как бы возвращаю дань, благодарю, возвращаю имя, которое понемногу стали забывать, в контекст. Важная отличительная черта нашего конкурса – абсолютная объективность. В нем не могут участвовать ученики членов жюри, никаких договорняков и т.д. Я слежу за этим лично. Важный бонус для победителя – возможность выступить в рамках опен-эйра на Потемкинской лестнице, наряду со звездами. 

Мы начали эту историю три года назад. Первым победителем стал Роман Федюрко, киевлянин. Думаю, у этого парня большое будущее в классической музыке. 

Напоследок. Пандемия уже изменила и продолжает кардинально менять многие индустрии. Классическая музыка – не исключение. Каким вы видите ее будущее? 

Отказ от масштабных проектов в пользу более камерных. Ранее во всем мире в этом плане наблюдался некий «перекос». Последние лет 15 считалось: чем больше людей на сцене, тем выше качество, тем лучше. Хотя, как вы понимаете, прямой связи тут нет. Но если у тебя на сцене 150 человек, то сразу цена билетов стартует с 400 евро. Пошла погоня за количеством, и те же камерные оркестры стали менее востребованы, хотя качество ничуть не уступало. А вот оперные постановки – учитывая количество задействованных – более. 

Сейчас все переменится ровно наоборот. Вернемся к истокам, как говорится. 

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram