ГлавнаяБлогиБлог Алексея Копытько

В нашей стране гибнут памятники истории, архитектуры и археологии

Сегодня Международный день охраны памятников.

Данный праздник не относится к числу популярных в массах или увесистых с точки зрения конъюнктуры, как, например, день юриста. Но в этом году имеет весьма симптоматичный фон, который дает почву для раздумий.

Фото: EPA/UPG

Реакция на пожар в Соборе Парижской Богоматери очень показательна. Сумма пожертвований на восстановление собора за сутки перевалила за миллиард евро. При этом специалисты, да и искушенные туристы, могут перечислить дюжину соборов, более впечатляющих с точки зрения архитектуры или не менее – как минимум не менее – значимых с точки зрения истории.

Нотр-Дам – это чистейший продукт масс-культуры, это не охрана памятников – это больше маркетинг и пиар. Нет ничего плохого в том, что масс-культура формирует моду, создает фетиши из объектов культурного наследия. Наоборот. Когда миллиардеры наперегонки достают из кубышек сотни миллионов и жертвуют их на реставрацию собора, это свидетельствует о том, что такая практика одобряется в обществе. Значит на официальном уроне и уровне масс-культуры сформирован комплекс правильных сигналов.

Проблема в том, что в Украине с точки зрения сигналов обстановка прямо противоположная.

В нашей стране гибнут не только памятники истории и архитектуры. Что видно невооруженным глазом и вызывает хоть какую-то реакцию. В Украине в промышленных масштабах уничтожаются памятники археологии. Этот процесс не такой наглядный для масс, но гораздо более разрушительный. В нем участвуют десятки тысяч человек, которые безвозвратно стирают целые пласты исторической информации.

Но какие сигналы формируют те, кто по долгу службы должен заниматься этой проблемой в интересах государства?

Министр культуры Евгений Нищук считает, что охрана культурного наследия – это сварить большой котёл ухи и сняться в патриотическом кино. 

Министр понимает, что надо выказать некое участие в связи с пожаром в Нотр-Даме (потому что это социально одобряемой действие), но ему абсолютно наплевать, что из страны рекой утекают уникальные артефакты. Доказательств обратного не существует. Потому что Минкульт ничего не сделал, дабы исправить ситуацию. Даже на уровне публичной риторики и формирования общественного мнения через сигналы.

Например, в Украине насчитывается лишь порядка 200 археологов, имеющих право осуществлять раскопки. Хотя, с учетом масштабов страны и количества памятников, должно быть минимум в десять раз больше. В значительной мере это обусловлено монополией, которую десятилетиями оберегает Институт археологии НАНУ, а также отсутствием достаточного финансирования исследований.

Очевидно, что такая практика несёт вред стране. Но она живёт и процветает. Что сделано Минкультом, который формирует политику в сфере охраны памятников, для изменения ситуации? Ничего.

Очевидно, что это межведомственный вопрос. Должны участвовать музеи, вузы. Должны участвовать местные громады, которые вполне могут финансировать раскопки. Кто, если не Минкульт при координации профильных вице-премьеров должен этим заниматься? Сдвигов – ноль.

Далее. Кто как не Минкульт должен переживать о том, что система органов охраны памятников в стране – фиктивна? Нет, там есть живые люди. Многие из них – настоящие неравнодушные профессионалы. Но когда в области, где находится тысяча (это не преувеличение) памятников археологии и сотни объектов архитектуры, всем этим добром занимаются 2-3 человека в статусе максимум руководителя отдела ОГА (чаще – начальника сектора) с зарплатой 4-6 тыс. грн. – это фикция чистой воды.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в прошлом году Минкульт оказался настолько импотентным, что даже не смог официально оформить многократно анонсированный Год культурного наследия. Это просто стыд, просто стыд.

Еще один наглядный сигнал – это комитет по вопросам культуры и духовности ВРУ. Когда профильный подкомитет по вопросам охраны памятников возглавляет господин Сергей Тарута, владелец одной из крупнейших частных коллекций предметов археологии, – это больше, чем диагноз. И когда министр культуры считает допустимым освящать своим присутствием показы этой коллекции за рубежом, как было, например, в Китае, где грабителей памятников археологии просто физически истребляют. Т.е., демонстрация на международном уровне предметов неизвестного происхождения – это официальная политика Украины. Именно так это интерпретируется. 

Какой выход?

Волшебного решения я не вижу. Но логика, на мой взгляд, должна быть такая.

В Украине на институциональном уровне нужно разделить политику в сфере коммуникации и политику в сфере охраны культурного наследия. Для первой функции целесообразно создать Министерство культуры и коммуникации, куда слить Минкульт, Минстець и Держкомтелерадио (для чего нужно вычеркнуть данный орган из Конституции). Это будет министерство непрекращающейся истерики. Пусть ломают копья вокруг денег на кино, вокруг языка, церкви и т.д. 

Для второй функции необходимо отдельное Министерство культурного наследия. Такие примеры в мире есть. Это должен быть не просто ЦОВВ, а орган во главе с членом Кабмина. Тут будет своя истерика, в основном – вокруг смежных вопросов земли и собственности, но можно будет заняться стратегическими вещами. 

Учитывая возможный результат президентских выборов и тенденции на парламентские, я вообще не представляю, с кем придётся общаться на эти темы. Будет ли хоть один человек на профильной должности, который хотя бы поймёт, о чём речь? Но об этом нужно говорить.

Ибо ситуация, когда вопросами возврата в Украину незаконно вывезенных памятников археологии вынужден заниматься народный депутат Дмитрий Тымчук из комитета по вопросам нацбезопасности и обороны (потому что профильное министерство и профильный комитет в анабиозе) – противоестественная. Так быть не должно.

С праздником всех причастных.

Алексей Копытько Алексей Копытько , Заместитель главы правления Украинского центра развития музейного дела
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter