«Экономический коридор Шелкового пути» и Украина

7 сентября 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин, выступил в Астане (Казахстан) с речью, в которой предложил президентам стран Средней Азии создать «экономический коридор Шелкового пути» («Silk Road economic belt»). В конце того же года в ходе визита по странам Центральной Азии Си Цзиньпин подписал с их руководством контракты на сумму более 60 млрд. долл., в основном связанные с добычей природных ресурсов и их транспортировкой.

Фото: EPA/UPG

И вот свежая новость: Китай озвучил планы создания инвестиционного фонда размером в 16,3 млрд. долл., который будет финансировать строительство инфраструктуры, соединяющей рынки Китая с тремя континентами - Европой, Азией, Африкой. Вложения будут проводиться с учетом реализации долгосрочной стратегии, направленной на развитие сухопутных и морских маршрутов торговли Китая - так называемого нового Великого шелкового пути. Планируется осуществлять китайские инвестиции в развитие инфраструктуры и в Китае, и в тех странах, где пройдут торговые пути, соединяющие Китай с Европой. Судя по карте маршрута, Украина будет в их числе.

По мнению Чжан Юнлиня, директора Исследовательского института Азиатско-Тихоокеанского региона в Китайской академии социальных наук, этот план является серьезной коррекцией «стратегических планов Китая». Последние три десятилетия развитие Китая основывалось на поглощении иностранных инвестиций, теперь же наступило время осуществлять инвестиции в соседние страны, считает он.

И это имеет основания - валютные резервы Китая сейчас наибольшие в мире. Они составляют астрономическую сумму  4 055 812 млн. долл. (на июнь 2014 года) и более чем в три раза превосходят валютные резервы Японии, которая занимает второе место в мире по этому показателю.

Новый план свидетельствует о том, что, во-первых, Китай уже готовится к будущему вероятному замедлению  темпов ежегодного роста своего ВВП, заранее разрабатывая пакет грандиозных инвестиций в инфраструктуру внутри и вне страны; во-вторых, китайские элиты понимают, что промышленные инновации, приведшие к зарождению в мировой экономике новой технологической парадигмы, могут вызвать в скором времени потрясения в ней, с огромными последствиями, в том числе и для китайской экономики, если не начать реагировать на них сейчас.

В 2007 году, во время кризиса ипотечных облигаций в США, в экспертном экономическом сообществе широко обсуждался вопрос - распространится ли возникший в Америке кризис на мировую экономику, и в частности, не «притормозит» ли Китай? Тогда, эксперты разделились на две группы: одни говорили, что распространится, учитывая «пересвязанность» бизнесов в силу глобального характера экономических производственных цепочек, другая группа экспертов утверждала, что экономики развивающихся стран уже достаточно независимы от рынков развитых, а кризис ипотечных облигаций в США так и останется  внутриэкономическим делом Штатов (экономическая теория «декаплинга» - Decoupling).

Действительность подтвердила правоту первой группы экспертов. Кризис из США распространился на весь мир. Замедление темпов роста Китая, в частности, было вызвано  той причиной, что за время реформ в Поднебесной был сформирован огромный производственный сектор, который в основном ориентирован на экспорт. Коротко говоря, промышленный сектор Китая представлял собой, размещенные мировыми транснациональными корпорациями (ТНК) «производственные площадки», основными покупателями товаров и услуг которых были потребители преимущественно из США и стран Западной Европы. По меткому выражению одного эксперта, вся торговля Юго-Восточной Азии тогда в основном была представлена торговлей филиалов ТНК между собой. И поэтому резко сократившийся спрос на мировых рынках «потянул» за собой и китайский производственный сектор, а за ним и всю китайскую экономику. Слабый же внутренний спрос не смог заменить внешний. Именно тогда китайцы впервые с начала своего экономического чуда увидели, как уязвимы национальные экономики в мире, в котором состоялась глобализация экономических отношений.

Наметившийся в последнее время возврат американских фирм на родину, вызванный резким удешевлением энергии в США в связи со сланцевой революцией (постоянные инновации в отрасли все время снижают себестоимость добычи сланцевых нефти и газа), революцией возобновляемых источников энергии и некоторыми технологическими прорывами, которые закрепят эту тенденцию, заставляет китайских руководителей думать о будущем с тревогой. Поэтому в силу национального характера, умеющие и желающие выстраивать долгосрочные промышленные стратегии китайские лидеры приняли решение о создании нового «экономического коридора Шелкового пути».

По мнению одного из ведущих западных специалистов по экономике Китая, советника Си Цзиньпина, Роберта Лоуренса Куна, новый «шелковый» путь актуализует инновационную внешнюю политику президента КНР для установления справедливого «нового мирового порядка», созданного для мирного объединения и толерантного развития человеческого потенциала разных наций в рамках многополярного мира.

На мой взгляд, действия руководства КНР свидетельствуют о следующих главных моментах:

1. Помня уроки 2007-2008 годов, Китай по-прежнему хочет обеспечивать привычно высокие темпы роста ВВП, загружая свои производственные мощности посредством строительства инфраструктуры. Именно поэтому и разрабатывается, может быть, крупнейший инфраструктурный проект в истории экономики мира (также могу сказать, что руководители Китая являются приверженцами «кейнсианских методов» управления национальной экономикой, на что надо обратить внимание и нашему правительству при  составлении стратегии развития Украины).

2. Понимая риски, связанные с уходом филиалов западных фирм с материкового Китая, вызванные третьей промышленной революцией, китайские лидеры не хотят пассивно дожидаться наступления сложных времен, а намерены приблизить к себе мировые центры инноваций, посредством решения транспортной проблемы на евразийском материке. В перспективе решение этой проблемы сделает более легким ведение бизнеса для европейских компаний, по-прежнему технологических лидеров в мире во многих секторах инновативной экономики. Этот фактор обеспечит кроме прихода инноваций и постоянный продолжающийся приток инвестиций европейских фирм.

3. Создавая новый Шелковый путь, Китай диверсифицирует свои транспортные потоки: в дополнение к морским коммуникациям появятся и сухопутные сношения с внешним миром. Что немаловажно, так как Южно-Китайское море является в военном отношении потенциально взрывоопасным регионом. Поэтому в случае теоретически вероятного военного конфликта Китай не останется в инфраструктурно-экономической изоляции.

4. Китай сам постепенно становится центром промышленных инноваций и ему необходимо повышать надежность инфраструктуры для экспорта инновационных товаров. Это можно сделать в рамках диверсифицированных транспортных коридоров.

Какие возможности открываются для украинской экономики в связи с этим? Украинские предприниматели и правительство должны обратить на планы КНР серьезнейшее внимание, поскольку, учитывая важность этого проекта для Китая и его финансовые возможности, скорее всего, 16,3 млрд. долл. - лишь начальные инвестиции в этот проект века (достаточно просто посмотреть на карту проекта, чтобы убедиться в этом). И будущие инвестиции Китая, скорее всего, намного перекроют объемы нынешних. Может быть, часть из них и есть те инвестиции, которых так не хватает украинской экономике? 

Украинская стратегия

Что же должна делать Украина в этом контексте? В истории любого успеха, будь то страны или корпорация, всегда лежит одна большая идея. Какая же идея должна быть у Украины?

Идея должна вытекать из понимания того, что в современном глобализованном мире успех приходит только в том случае, если ты полезен остальному миру, выполняя какую-то важную системообразующую роль для производственных и торговых отношений международного характера. Времена экономических автаркий безвозвратно ушли в прошлое. В таком качестве в настоящее время существуют только какие-то экономические неудачники, наподобие Северной Кореи.  

Я уже рассказал о важности для Китая в стратегической перспективе такого альтернативного торгового пути как «Шелковый путь»: для того чтобы сократить свои транспортные издержки в торговле с другим центром экономического развития - Европейским Союзом. Это то, что и будет определять повестку экономических отношений Китая с ЕС как минимум на ближайшее десятилетие.

Украина, понимая это, должна стать полезной как Китаю, так и ЕС в их торговых отношениях. Но не для того, чтобы стать просто территорией, через которую будут проходить международные торговые пути, а для того, чтобы стать полновесным партнером крупнейших экономик мира, и извлечь реальную пользу для своей национальной экономики. Вот поэтому Украина и должна определить главные приоритеты развития по отношению к «Шелковому пути».

Знать то, что мы не будем делать, не менее важно, как и знать то, что мы будем делать. В современном мире необходимо сосредотачиваться, фокусироваться на главном. Только такие экономические стратегии стран сейчас приносят успех. Поэтому мы и должны определить для себя эти главные направления.

Итак, в контексте развития «Шелкового пути» из Китая в Европу, Украина сможет извлечь наибольшую пользу для себя, если она подготовит условия для:

1. Развития национальной современной транспортной и информационной инфраструктуры.

2. Построения крупнейшего научно-исследовательского и учебного центра в Украине.

3. Внедрения в национальную промышленность и торговлю новой архитектуры производственных отношений, основанных на сетевом характере взаимодействия между участниками этих отношений.

Все остальные задачи, которые можно поставить, носят не главный, а производный характер от вышеуказанных.

Пойдем по порядку. Первое. Почему важно развитие современной инфраструктуры? Известный американский социолог информационного общества Мануэль Кастельс констатирует, что парадигма общественных (производственных, в том числе)  отношений сдвинулась в конце ХХ века от «пространства мест» к «пространству потоков». Под этим он понимает, что уже не так важно где находятся промышленные производства, гораздо важнее как они «вплетены» в сети мировых производственных отношений, и насколько комфортно участникам этих отношений вести дела с контрагентами. Еще один футуролог Жак Аттали, в унисон Кастельсу, пишет о начале эры «новых бизнес-кочевников» (в книге «Краткая история будущего»). Именно для обеспечения адекватного оборота этих «потоков» и строится Китаем «Шелковый путь».    

Поэтому если в Украине не будет современной инфраструктуры современных бизнес-коммуникаций, то она сама себя самым безрассудным образом исключит из международного оборота товаров, услуг и человеческого капитала, со всеми вытекающими отсюда негативными для нее последствиями. Торговые пути просто пройдут мимо Украины.  

Второе. О необходимости создания крупного современного научного центра в Украине я писал. Сейчас добавлю, что прохождение части инфраструктуры «Шелкового пути» через Украину потребует квалифицированных операторов, знающих теорию и практику ведения бизнес-операций в мире: предпринимателей, инженеров, программистов, юристов и др. Украина серьезно отстала в этом отношении. У нас нет достаточного количества специалистов мирового уровня. Поэтому столь необходим свой научный и учебный центр, который будет создавать таких специалистов и направлять их в сектора экономического развития. Только наличие данных специалистов позволит Украине создать национальный технологический венчурный производственный кластер, свою Кремниевую долину. Без такого промышленного кластера наша страна не сможет извлечь все преимущества из существования «Шелкового пути».

Третий фактор развития - это акцент на создание новых сетевых производственных отношений между участниками рынка. Укажем на один пример, который привела в своих исследованиях мировой лидер управленческого консалтинга компания McKinsey. Компании по производству мотоциклов города Чонкинг, который расположен в центре Китая, создали уникальный производственно-управленческий метод, который назвали «локализированной модуляцией». Сутью его являются гибкие отношения с поставщиками, которым доверяют, и которых жестко не контролируют. Это позволяет быстро выводить продукт на рынок, сокращать издержки и повышать качество продукции. В основе новой системы лежит «сеть производственного процесса», объединяющая специализированные частные и акционерные компании по сборке, которые участвуют в расширенном бизнес-процессе на разных его стадиях.

Такой метод помог дать преимущество этим компаниям над государственными сборочными предприятиями, которые раньше вышли на рынок, и которые сотрудничали с японскими производителями мотоциклов. Частные компании, создавшие «сети производственных процессов», переосмыслили жестко интегрированную производственную архитектуру японцев и на ее основе создали модульную, более гибкую, но столь же функциональную архитектуру. По традиционной системе решения приходят из центра, предприятия же сети работают по другому принципу: они не предоставляют своим поставщикам детальные чертежи компонентов и узлов, а лишь указывают направление работы, оговаривая только ключевые параметры, например, вес и размер, предлагая при этом приблизительные схемы и чертежи для производства модулей, которые производятся на аутсорсинге независимыми поставщиками.

Благодаря подобным инновациям Китай быстро наращивает экспорт мотоциклов и теснит японских конкурентов. Доля Китая в мировом производстве мотоциклов уже превысила 60%. Японские компании считают, что у них воруют технические разработки, но китайские инженеры и предприниматели изменили саму производственную архитектуру, и это уже не копирование. Они запустили инновационный процесс на уровне производства компонентов и узлов.

Это свидетельствует о том, что происходит постепенный закат производственной модели, основанной на вертикальной интеграции. Компании, успешно ассимилировавшие информационные технологии, добиваются конкурентных преимуществ за счет организации «плоских» неиерархических производственных сетей. В конечном итоге это обходится национальной экономике гораздо дешевле. При том, что выгод от внедрения таких методов в международном производстве и торговле значительно больше. Кроме того, приведенный пример свидетельствует о том, что Китай постепенно уходит о модели копирования инноваций и становится их родоначальником.

Приведенный пример говорит о важности для украинской экономики такого средства коммуникаций как «Шелковый путь». Только сотрудничая с инноваторами (в данном случае - с китайцами), можно осваивать их передовые методы производства. А это так необходимо сейчас украинскому бизнесу для совершения успешного прорыва на международные рынки.

Таким образом, сосредоточившись на вышеуказанных приоритетных целях и используя возможности, основанные на вызовах, сформированных за пределами Украины и носящие международный характер, наша страна может в перспективе построить современную экономику. Для того в том числе, чтобы иметь средства на содержание как современной собственной армии и содержать собственных пенсионеров на достойном европейском уровне. Такую возможность нельзя упустить.

Да, пока разговор китайскими чиновниками ведется о строительстве объектов Шелкового пути в Средней Азии. Но мы знаем - куда уже в недалеком будущем приведут дороги Шелкового пути: он, в том числе проляжет и через Украину. И наша страна должна быть готовой извлечь из этого выгоду.

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter