ГоловнаСвіт

Украинская дипломатия. Вызов четвёртый: стратегия для Африки

Современный мир не стоит на месте, и страны Африки здесь не исключение. В начале ХХІ в. континент сделал большой рывок вперед во многих направлениях, хотя пандемия стала ощутимым вызовом. Тем не менее, явные африканские успехи подталкивают Украину идти на сближение, но этот путь не будет простым.

Фото: EPA/UPG

С момента обретения нашей страной независимости страны Африканского континента привлекали внимание украинского государства, бизнеса, специалистов различного профиля, а также любителей экзотики. Удивительного в этом не так много, как может показаться, ведь судьбы немалого числа украинцев были переплетены с историей становления постколониальной Африки.

Сотни промышленных предприятий, объектов энергетики, логистики и ирригации, множество сельскохозяйственных кооперативов были созданы с привлечением отечественных специалистов и технологий. Разведка природных ресурсов, поставки различной техники для потребностей народного хозяйства и вооружений для африканских армий, создание ряда больниц, школ, университетов, подготовка кадров для самых разнообразных потребностей африканцев в украинских ВУЗах, - это только часть спектра участия нашей страны в жизни народов континента.

В тоже время следует признать, что на уровне массового сознания украинской аудитории все еще достаточно мало известно, как о самих странах Африки, так и о скрытых возможностях для Украины в указанном регионе. Тема редко выходит за пределы нечастых экспертных обсуждений, на которые собираются представители бизнеса, в основном торговой сферы.

Хотя за последние 20 лет делались попытки как-то систематизировать украинские отношения с 54 суверенными странами Африки, все они по разным причинам заканчивались на уровне разработок, так и не ставших практическими пособиями к действию. Причин для этого множество: низкое внимание к направлению на высшем уровне, отсутствие достаточного числа профессиональных кадров, неблагоприятные изменения политической конъюнктуры, курсирование различных мифов об Африке, искажающих восприятие, да и просто элементарное незнание либо целенаправленное игнорирование африканских возможностей для украинского бизнеса.

Фото: twitter.com/Fake_MIDRF/

Перечисленные факторы объясняют, почему недавнее заявление Президента Украины Владимира Зеленского о том, что Африка – важный регион, где тоже есть наши экономические интересы и где должно быть усилено украинское дипломатическое присутствие, вызвало определенный резонанс.

Безусловно, президентское заявление выступает позитивным сигналом. Глава государства указал о необходимости налаживания прямых контактов с африканскими лидерами, когда им уделяется внимание на высшем уровне как гарантия серьезности намерений. К примеру, президент Турции Реджеп Эрдоган провел уже десятки личных встреч с африканскими президентами и премьерами, не говоря уже о регулярных коммуникациях в удаленных режимах. Про опыт Китая вообще даже не стоит упоминать, ведь Си Цзиньпин персонально знаком со всеми африканскими лидерами и показательно не делает различий между ними. В Пекине одинаково помпезно принимали премьера 110-миллионной Эфиопии Абия Ахмеда и руководителя крохотной державы Сан-Томе и Принсипи, являющейся самой малой экономикой Африки с ВВП в 417 млн.$.

Также Президент Зеленский дал понять, что украинский подход, в том числе к странам Африки, должен базироваться на экономизации отношений. Главам дипломатических представительств будут поставлены KPI именно в сфере экономики, ведь они в осязаемом виде отображают динамику отношений и стимулируют работу по практически значимым направлениям.

Фото: Офис президента

В контексте украино-африканских отношений на современном этапе они действительно сведены в основном к вопросу торговли. Причем наблюдается комфортная для Киева ситуация позитивного сальдо торговли товарами и услугами. По итогам 9 месяцев 2020 г. от торговли со странами Африки Украина в плюсе на $2,6 млрд, что позволяет перекрыть диспропорции в торговле с Германией и Беларусью.

Однако текущая ситуация торговых отношений Украины со странами Африки также не такая уж простая. 70% экспорта приходится на пять арабских страна Северной Африки, тогда как на оставшиеся 49 стран континента приходится объем поставок лишь на менее, чем миллиард долларов. При этом в разрезе держав Субсахарской Африки нашими основными покупателями выступают Эфиопия, Сенегал, Судан, Нигерия, Гана и Кения.

Очевидно, существует значительный кластер африканских рынков, где есть потенциал для расширения украинского присутствия. Речь идет о Танзании, Кот д’Ивуаре, Мавритании, Камеруне. Это – «недоторгованные» рынки. Вообще парадоксальная ситуация складывается в торговле с ЮАР. В третью по объему номинального ВВП страну Африки – $282 млрд – Украина в текущем году продала товаров на $21 млн. Более того, с данным тяжеловесом Африки у нас сформирован ситуативный дефицит торгового баланса в почти $40 млн.

Нельзя сказать, что удовлетворительно выглядит картина самой структуры украинского экспорта в Африку. Существует стандартный набор из продукции АПК (пшеница, кукуруза, подсолнечное масло и макуха, ячмень, курятина, сахар), а также черных металлов. Но это в основном безликое сырье, по которому широким кругам африканцев трудно узнать что-то существенное об Украине: ведь почти все операции по данным позициям это В2В.

Фото: landlord.ua

В тоже время необходимо расширять линейку брендированной продукции в рамках охвата экспортом новых товарных групп, особенно касательно позиций с высокой добавочной стоимостью: продукция машиностроения и химпрома, лекарства, продовольственные товары, программное обеспечение и технологические решения IT компаний. Это уже иной качественный уровень организации бизнес-процессов, поскольку для вывода, продвижения и закрепления брендов на африканских рынках необходима совершенно иная организационная модель. Это не просто поставки по схеме «купи-продай» и забыл, а постоянный интерес к процессам в африканских странах, изучение внутренней политической, экономической, социально-демографической ситуации, местных предпочтений и колебаний спроса. Иными словами, налаживание маркетинговой коммуникации по линии В2С, что является более сложным и капиталоемким.

В контексте стран Африки здесь тоже существуют крайности в понимании местной конкурентной среды. Первая крайность состоит в том, что африканские страны воспринимаются как маргинальное пространство, зона безысходности, нищеты, коррупции, беспредела, нескончаемых войн, а это значит, что нормальному бизнесу делать там нечего.

Безусловно, африканцы еще только становятся на путь осознания привычных стандартов международного бизнеса. За последние 20 лет «африканского Ренессанса» можно увидеть большой прогресс в таких странах, как Египет, Марокко, Эфиопия, Кения, Руанда, Гана, Сенегал, Ботсвана, Тунис, Маврикий, Танзания, Уганда. Они способны приятно удивить даже закоренелых афроскетиков. Но есть и другая крайность: восприятие стран Африки как «голубого океана» для украинского бизнеса, где просто, как из рога изобилия будут сыпаться выгодные возможности по заработку, и где практически нет конкурентов. Конечно, есть страны, где конкуренция невысока, но это проблемные государства, еще не оправившиеся от былых или текущих конфликтов.

Фото: EPA/UPG

Чтобы хотя бы немного понять состояние конкурентной среды африканского континента, достаточно прочесть уже каноничную статью в британском издании The Economist от 7 марта 2019 г. под названием «Новая схватка за Африку». В ней описывается картина массированного прихода в начале ХXI века на континент игроков из Азии и Ближнего Востока, которые вступают в борьбу со странами Запада за передел местных рынков. Авторы приводят интересную цифру: за 2010-2016 годы в странах Африки были открыты 320 новых иностранных посольств. Такой мощной дипломатической активности до этого в мировой истории не фиксировалось ранее нигде.

Пандемия COVID-19 вносит свои коррективы в развитие региона. Однако, во-первых, ее эффекты неравномерны. Действительно сильно упали экономики ЮАР, Нигерии, Анголы, Сейшел, Зимбабве, Маврикия, но вот в Эфиопии, Кении, Кот д’Ивуаре, Танзании, Южном Судане сохранился рост. Во-вторых, африканцы привыкли быстро перестраиваться под перемены на базе самоанализа своего сложного исторического опыта. В-третьих, Африка располагает самым молодым населением на планете, и именно данный фактор может рассматриваться в качестве предпосылки к успешному и динамичному развитию в условиях переустройства мировой системы.

После приведенного анализа ситуации на Африканском континенте и текущих позиций Украины имеет смысл поднять вопрос о том, какой может быть модель отношений со странами региона в постпандемический период.

Немногочисленные туристы в индуистском храме в Порт-Луи, Маврикий
Фото: EPA/UPG
Немногочисленные туристы в индуистском храме в Порт-Луи, Маврикий

Для начала важно определиться: готова ли Украина к стайерскому забегу в Африке, потому что как спринтер мы уже и так там бежим, хотя и не в группе лидеров. Что мы имеем сейчас? Сеть из десяти посольств, работа в которых не считается, за редким исключением, престижной для дипломатов, т.к. не дает быстрого карьерного продвижения. При этом эффективность работы дипломатических учреждений оставляет желать лучшего. Где-то нет по многу лет послов или, наоборот – происходит чехарда; где-то не хватает кадров, где-то просто нет желания втягиваться в работу. Многие попросту пытаются пересидеть свою каденцию в ожидании лучшей командировки.

На этом фоне можно выделить работу посольств и послов в Египте, Кении, Эфиопии, Алжире, которые задают высокую планку и темп работы, и на их опыт нужно ориентироваться. В Украине работают Офис по продвижению экспорта, формируется «Экспортно-кредитное агентство» для стимулирования масштабной экспансии экспорта товаров и услуг украинского происхождения. Есть успешные кейсы работы украинских компаний либо отдельных бизнесменов в странах Африки.

Если говорить о реноме Украины в странах региона, то образ нашего государства в умах африканцев размыт и представляет бриколаж из советского наследия, успехов украинских спортсменов, фактора российской агрессии, а также работы украинских миротворцев. В целом Украину в Африке воспринимают как часть Европы, развитую страну, у которой можно многому поучиться, хотя она сама находится в процессе становления. Это не так уж мало, если посмотреть на общий уровень знаний украинцев об отдельных странах Африки: будем честными, мало кто из наших сограждан задумывается, чем Замбия отличается от Бенина.

Однозначно, база для закрепления в Африке у нас есть, но чего не хватает, так это системы, набора тренировок, необходимой, чтобы из группы афролюбителей перейти в категорию игроков-профессионалов.

Стадо гну на равнинах Масаи Мара в Кении во время ежегодной миграции, 8 августа, 2004 г.
Фото: EPA/UPG
Стадо гну на равнинах Масаи Мара в Кении во время ежегодной миграции, 8 августа, 2004 г.

Что для этого требуется? Имеет смысл выделить ряд составляющих. Необходимо закрепить важность и значимость работы по африканскому направлению на уровне государственных документов Украины стратегического характера, в том же Законе об основах внутренней и внешней политики или Экспортной стратегии. Важно наладить согласованную работу всех заинтересованных сторон по африканской тематике. Нельзя ограничиваться только связкой «государство-бизнес», а важно расширить ее, как минимум, научной составляющей. Без опоры на собственную школу африканистики в долгосрочной перспективе Украине делать в Африке будет нечего. А это значит, что важно уделять внимание подготовке квалифицированных кадров по циклу африканистских дисциплин, изучать африканские языки, вкладывать ресурсы в проведение фундаментальных исследований по странам Африки, именно под потребности Украины.

Конечно, это долгий путь, но без специалистов-африканистов можно будет о серьезной работе по Африке забыть. Также крайне важна модернизация сети дипломатических представительств в странах Африки. Если Магриб охвачен украинскими посольствами достаточно плотно, хотя работу посольства в Ливии еще необходимо восстановить, то в Субсахарской Африке много лакун. Исходя из имеющихся ресурсов, МИД мог бы открыть здесь еще как минимум одно-два посольства. В фокусе внимания такие страны, как Судан, ДР Конго, Танзания и Гана.

Патруль в общине масаи на районе Амбосели, Кения, 15 мая 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Патруль в общине масаи на районе Амбосели, Кения, 15 мая 2020 г.

Определенные перспективы может иметь координация Украины со странами ЕС, ведущих активную политику по отношению к Африке, особенно после Brexit. У нашей страны есть возможности и наработки в сфере диджитализации, высшего образования, борьбы с гибридными угрозами, решения продовольственной проблемы, создания волонтерского движения, что очень востребовано в странах африканского континента. А значит, Киев мог бы проактивно предложить Брюсселю создать дополнительные механизмы совместных действий в Африке в рамках проекта Восточного партнерства.

Предстоит большая разъяснительная работа относительно намерений Украины по африканскому направлению как в самой Африке, так и в отечественном информационном пространстве. К сожалению, в восприятии большинства украинцев засели лишь негативные стереотипы об африканском регионе, которые не только устарели, но часто вообще являются выдумками. Ситуацию эту необходимо менять.

Относительно популяризации Украины в самой Африке, то здесь без помощи украинских диаспор невозможно обойтись, и содействие местных украинцев очень желательно. Хотя важно помнить, что в отличие от США, Канады, Западной Европы или Австралии, Африка никогда не была приоритетом для массового переселения украинцев.

Примерно так выглядят наброски шагов стратегического характера, чтобы украинские намерения по Африке превратились в реальную политику. Важно, что украинское руководство уже обозначило саму задачу. Однако африканцы очень чувствительны к фальши, и они не должны чувствовать, что украинцы пришли к ним от безысходности.

Африканскую стратегию нельзя сводить к инструменту исправления диспропорций в торговом балансе. Также нет смысла гнаться за кем-то или бездумно копировать чужой опыт. Тем более что у Украины уже есть многие предпосылки для больших успехов в Африке. Конечно, они будут отличаться от достижений Китая, Индии или Германии, но сам факт новых позитивных подвижек будет хорошей мотивацией для дальнейших свершений. Главное действовать, действовать разумно, системно и уже сейчас. Африка не стоит на месте.

Фото: EPA/UPG

Александр МишинАлександр Мишин, эксперт-международник
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram