ГлавнаяМир

Трампономика. Что Трамп сделал с экономикой США

Рекордный период роста экономики, рост бюджетного дефицита, торговые войны и новые соглашения – LB.ua анализирует победы и поражения Дональда Трампа через призму макроэкономической статистики.

Фото: EPA/UPG

В 2020-м году Соединенные Штаты ожидают президентские выборы. Пока лагерь Демократической партии сосредоточен на необычайно конкурентных праймериз, Дональд Трамп готовится к своей избирательной кампании.

LB.ua анализирует одну из главных составляющих избирательной программы Трампа в 2016-м – экономику. Мы смотрим на американскую экономику с позиции макроэкономических показателей за период президентства Трампа. Хотя часть показателей зависят от внешних факторов или действий прошлых администраций, этот обзор даст понимание главных побед и поражений нынешнего президента.

Рост экономики

Прежде всего стоит посмотреть на самый популярный инструмент измерения роста экономики – рост ВВП. Тут США есть чем гордиться – за 2019-й рост составил 2,9%, что практически соответствует темпам роста глобальной экономики и опережает средний рост развитых экономик за этот год (2,3%). Более того, с января 2017-го каждый квартал рост ВВП (по отношению к этому же кварталу прошлого года) составлял не менее 2%. Еще важнее является факт того, что экономика растет уже больше 10 лет подряд – рекордный для США срок. Прежний рекорд (был установлен в ранних 90-х) США побили уже летом 2019-го, а прогнозы на 2020 и 2021 год говорят о том, что новое падение не близко.

Трейдеры на Нью-Йоркской фондовой бирже, США, 27 января 2020
Фото: EPA/UPG
Трейдеры на Нью-Йоркской фондовой бирже, США, 27 января 2020

Продолжают расти и фондовые рынки. Индекс Доу Джонса с января 2017-го увеличился на 65%, а S&P 500 на 70%, ежегодно обновляя исторические рекорды. Такой рост говорит о высокой оценке инвесторами экономической способности американской экономики. С другой стороны, аналитики предупреждают, что рост рынков значительно опережает рост экономики, а это грозит обвалом в дальнейшем.

Не менее важным традиционным показателем роста экономики является динамика уровня безработицы. Тут сторонникам американского президента есть что сказать. Уровень безработицы за эти три года упал с 4,5% до 3,5% – рекордного значения за последние пол столетия. Тем не менее, безработица постепенно спадает последние 10 лет (в 2010-м она составляла почти 10%).

Именно поэтому динамику ВВП и безработицы сложно уравнять с оценкой Трампономики – всё это зависит, как от благоприятной внешнеэкономической обстановки (отсутствие больших потрясений), так и от политики предшественников. Другое дело - фондовые рынки, стремительный рост которых, скорее всего, связан с любовью Трампа к американскому крупному бизнесу.

Партия Буша и Рейгана

Одним из главных проектов действующего американского президента в экономике стала налоговая реформа. Именно она делала Трампа близким к Республиканцам не только социально, но и экономически. Помимо социальных изменений (в администрировании и балансе федеральных и национальных сборов), лейтмотивом реформы было уменьшение корпоративного налога с 35% до 20%. Это самая низкая ставка со времен начала Второй мировой войны.

Разгрузка судна в порту Окленда, штат Калифорния, 18 января 2020.
Фото: EPA/UPG
Разгрузка судна в порту Окленда, штат Калифорния, 18 января 2020.

Главной целью такого уменьшения было желание вернуть компании, сбежавшие из США в налоговые гавани. Дало ли это ожидаемые результаты, судить рано – проект предполагает долгосрочный эффект на десятилетия. Однако, что уже известно точно – все потенциальные оппоненты Трампа в своей программе обещают поднять корпоративный налог минимум в два раза. А это значит, что Трампа может постичь судьба Обамы, главное детище которого (система медицинского страхования, известного как Obamacare) рискует быть временным явлением.

Объединяет Трампа с Республиканцами последних десятилетий также вопрос бюджетного дефицита и внешнего долга. Фискальная дисциплина, которую часто приписывают Республиканцам перестала быть обязательной чертой партии с президентства Рональда Рейгана. При Трампе бюджетный дефицит вырос с 3,2% от ВВП в 2016 до 3,8% в 2018. Но еще значительнее прогноз на 2019 год – 4,7% от ВВП. Это выше показателя 2013-го года. Стоит отметить, что пиковая нагрузка пришлась на 2009, когда дефицит составил целых 9,8% ВВП.

Торговая война и мир

Внешнеэкономическая политика стала одним из главных драйверов избирательной кампании Трампа в 2016-м. Тогда еще кандидат в президенты крупнейшей экономики уверял – международная политика должна стать прагматичней и ориентироваться на экономику. Политика Трампа стояла на трех китах: прагматизация союзов, переход от многосторонних соглашений к двусторонним, а также уменьшение негативного сальдо торгового баланса США.

Президент США Дональд Трамп и вице-премьер Китая Лю Хэ во время подписания торгового соглашения в Восточной комнате Белого дома в Вашингтоне, США, 15 января 2020
Фото: EPA/UPG
Президент США Дональд Трамп и вице-премьер Китая Лю Хэ во время подписания торгового соглашения в Восточной комнате Белого дома в Вашингтоне, США, 15 января 2020

Экономический эффект прагматизации союзов подсчитать сложно. Во-первых, большинство планов так и остались нереализованными (например, четырехкратный рост цены обслуживания американских баз для Южной Кореи). Во-вторых, и коммерческие победы (контракты на вооружение с Саудовской Аравией), и политические риски (дрейф тихоокеанского региона в сторону Китая) невозможно рассматривать в краткосрочной перспективе.

Гораздо проще с двумя другими пунктами. Оценка отказа от транстихоокеанской зоны свободной торговли или обновления североамериканской зоны свободной торговли говорят о незначительных в масштабах США экономических потерях или бонусах. Значительно важнее – торговая война с Китаем. Потери США и Китая в торговой войне только за 9 месяцев 2019-го года составили 53 миллиарда долларов. И хотя большая часть удара пришлась именно на Китай, опосредованные потери (для секторов логистики и торговли) останутся с американской экономикой еще многие годы.

Хотя Дональд Трамп и описывает январское соглашение, как победу, оценка отдельных ее положений говорит скорее о тревожных моментах для американской экономики. Большая часть споров осталась неурегулированой, а механизм их решения ненадежен, что готовит нас к новому раунду войны. Более того, главные выгодополучатели – Мексика, Тайвань и Вьетнам, которые перехватят часть экспорта в США или Китай соответственно.

Почему же в Белом Доме говорят о победе? Ответ в третьем приоритете Трампа – торговый баланс внешней торговли. Новые пошлины и ограничения позволят существенно сократить негативное торговое сальдо с Китаем. Действительно, благодаря новому соглашению (и ряду более мягких мер с другими партнерами) за последний квартал торговый дефицит США сократился на 15%. Однако с момента инаугурации Трампа торговый дефицит увеличился, и сейчас он всего лишь вернулся на состояние 2016-го года. Вместе с тем, как и в случае с экономическим ростом, рост дефицита последних лет мог быть отложенным эффектом прежних администраций.

Фото: EPA/UPG

Наконец, стоит отметить, что непосредственные достижения и провалы Трампа в экономике вряд ли повлияют на его президентские шансы. Главную причину этому факту хорошо описало издание Bloomberg в анализе нового североамериканского торгового соглашения. Издание отметило, что в 2020-м серьезные позитивные и негативные эффекты на американскую экономику могут прийти разве что извне. А значит и оценка президента будет полагаться скорее на состояние мировой экономики, чем на его непосредственные победы и поражения.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram