ГлавнаяМир

Тайвань и китайская головная боль

«Тайваньскую проблему» Китаю придется решать параллельно с протестами в Гонконге, борьбой с коронавирусом и урегулированием торговых споров с США.

Полиция следит за порядком во время празднования национального дня Тайваня, Гонконг, 10 октября 2019.
Фото: EPA/UPG
Полиция следит за порядком во время празднования национального дня Тайваня, Гонконг, 10 октября 2019.

После выборов, которые были проведены на Тайване 11 января, местные политики решили навязать Пекину политический диалог с собственной повесткой дня, а тайваньский лидер Цай Инвень прямо заявила, что не исключает возникновения вооруженной конфронтации с Китаем «в любой момент». Одновременно тайваньские власти утвердили закон о борьбе с «враждебной инфильтрацией», который подразумевает противодействие политическому и информационному влиянию Пекина на острове.

Официальный Пекин реагирует сдержанно на эти выпады: выборы - не повод менять стратегический курс на воссоединение Тайваня. Но среди массы китайцев растет число сторонников «силового варианта» разрешения тайваньской проблемы, ведь втягивание островитян в сотрудничество экономическое, культурное и межчеловеческое не помогло решению политических задач.

Фактически независимый?

11 января жители Тайваня подтвердили полномочия Цай Инвень еще на четыре года. Второй срок для нее стартует в мае. Одновременно политические соратники Цай из Демократической прогрессивной партии (ДПП) получили большинство мест на выборах в тайваньский парламент, где у них 61 мандат из общего числа в 113.

Эти результаты стали разочарованием для Пекина. Он ставил на китайских националистов - партию Гоминьдан (они заняли второе место на выборах 11 января), которые выступают за диалог с материком. Они не стали бы нагнетать ситуацию в отношениях между китайцами двух берегов Тайваньского пролива.

Сторонники партии Гоминьдан развернули гигантский флаг Тайваня во время предвыборной акции в Гаосюне, Тайвань, 10 января 2020.
Фото: EPA/UPG
Сторонники партии Гоминьдан развернули гигантский флаг Тайваня во время предвыборной акции в Гаосюне, Тайвань, 10 января 2020.

Цай Инвень после выборов сделала несколько резких заявлений, которые подняли градус конфронтации между мятежным островом и материком. 15 января на вопрос корреспондента «Би-Би-Си» о том, будет ли провозглашена независимость Тайваня, она заявила, что «мы уже стали независимой страной и называемся «Китайской Республикой (Тайвань)», по ее мнению чиновники в Пекине должны признать эту реальность и уважать демократический выбор островитян.

По ее мнению, результаты выборов ставят под сомнение планы Китая по «возвращению Тайваня в лоно Родины» на основе концепции «одна страна, две системы». Это тот принцип, который был применен в отношении Гонконга и Макао - территории получили широкую автономию при переходе под суверенитет КНР.

Большинство стран мира, в том числе и Украина, не признают Тайвань отдельным государством, но считают частью единого Китая, хотя Пекин с 1949 года не управляет этой территорией. Если же власти КНР попытаются военной силой захватить остров «за это придется заплатить очень дорого», - предупредила Цай Инвень.

Лидер Тайваня Цай Инвень
Фото: EPA/UPG
Лидер Тайваня Цай Инвень

Ранее сообщалось, что Китай накануне выборов на Тайване устроил проход своих двух авианосцев через Тайваньский пролив, чтобы показать растущую мощь своего флота. Тайвань на фоне этой демонстрации силы сообщил об ускоренной модернизации своих ВВС, главной ударной силой которых являются американские самолеты F-16. В прошлом году закуплены в США более 60 таких машин, а также танки и ракеты.

Впрочем, уже на минувшей неделе Цай Инвень более миролюбиво заявила о готовности лично встретиться с лидером КНР Си Цзиньпином, но при условии, что китайский лидер на этих переговорах будет руководствоваться принципами «мира, равенства, демократии и диалога». По ее мнению, на такие переговоры она пойдет для того, чтобы гарантировать «стабильность отношений двух берегов Тайваньского пролива».

Для Пекина условием каких-либо переговоров с представителями Тайваня является признание последними правительства КНР единым имеющим легитимность в стране, признание самого острова частью КНР и принципа существования «одного Китая», которого придерживается большинство стран мира.

Фото: EPA/UPG

Холодная конфронтация, но не война

Пекин сразу после выборов дал понять, что не будет ничего менять в своих подходах к тайваньскому вопросу. «Тайваньский вопрос – это внутреннее дело Китая. Не важно, как ситуация меняется на острове. Есть только один Китай, а Тайвань является частью Китая», - заявил представитель китайского МИДа Ген Шуан.

Впрочем, многие обратили внимание и на слова бывшего заместителя руководителя Офиса по тайваньским делам при Госсовете КНР, Ван Цзайси, который в интервью газете «Global Times» завил: «Пекину следует продолжать информационную компанию, направленную на формирования общественного мнения по вопросу о «воссоединении с Китаем» на Тайване, особенно среди молодежи. Но, одновременно, оказывать военное давление с целью не допустить провозглашения независимости острова».

Пекин уже неоднократно предупреждал, что формальное провозглашение независимости Тайваня стало бы поводом к началу военной операции по захвату острова. И здесь следует отметить, что Цай Инвень за 4 года своего первого срока на посту тайваньского руководителя уменьшила влияние тех политиков в Демпартии, которые призывали к провозглашению независимости Тайваня еще после победы на выборах 2016 года.

Ей удалось навязать иную повестку дня, которая направлена на «защиту тайваньской демократии и суверенитета». Этот лозунг актуализировали прошлогодние протесты в Гонконге, и именно такая позиция на выборах 2020 года привлекла в ряды сторонников госпожи Цай молодежь и средний класс, которые до этого мало интересовались сутью противоречий между демократами и националистами.

Фото: EPA/UPG

Для того, чтобы уменьшить политическое влияние Китая на острове демократы разработали и рекордными темпами приняли закон о борьбе с влиянием извне. Он вступил в силу 15 января. Закон вводит понятие «иностранные враждебные силы», которые противостоят Тайваню, не называя Китай напрямую. Закон препятствует финансированию для политических сил из «враждебных источников», предусматривает уголовное наказание и штрафы за поддержку вмешательства «враждебных сил» в демократические процессы и общественную жизнь на острове за распространение вражеской пропаганды.

В Пекине расценили этот закон как попытку запретить межчеловеческие контакты китайцев двух берегов, угрозу для ведения совместного бизнеса. Даже представители американского Госдепа высказались в том ключе, что США заинтересованы в стабильных отношениях между Пекином и Тайбеем, что диалог между островом и материком не должен прекратиться.

Упомянутый выше отставной китайский чиновник Ван Цзайси не видит в этом новом положении дел на острове угрозы далеко идущим планам Пекина по воссоединению. В разные периоды, в зависимости от того, кто был при власти - демократы или националисты, - скорость движения к этой цели менялась.

Ван Цзайси полагает, что в ближайшие четыре года Пекин и Тайбэй окажутся в состоянии «холодной конфронтации», но горячей войны не будет. Как завил другой китайский официальный представитель из Тайваньского офиса в Пекине – «Китайцы не должны убивать китайцев, но это может произойти, если там (на Тайване) признают, что мы - одна семья».

Алексей КовальАлексей Коваль, журналист-международник, китаевед
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram