ГлавнаяОбществоЖизнь

Упрямый грешник

Доктор Х. был запойным алкоголиком. Тем не менее, работал (числился) заместителем главного врача наркологического диспансера. Неоднократно проходил принудительное лечение в этом же диспансере. Однажды, находясь в палате на втором этаже, развлёк прохожих следующей сценой: открыл окно, снял трусы, высунул наружу свои худые ягодицы и очень громко закукарекал. Прохожим – понравилось, персоналу диспансера – не очень.

Продолжал работать (числиться), занимал прежнюю должность. Как вы думаете, какие особенные заслуги перед родиной имел доктор Х., почему несмотря на тяжелую болезнь и явное антисоциальное поведение он удерживался в должности? Отвечу: он в юности играл в футбол с самим Ахатом Брагиным, иначе – с Аликом Греком. Брагина взорвали на стадионе в 1995 году, а доктор Х. оставался в почетном статусе «друга покойного Алика Грека» достаточно долго, до 2014 года.

Вспомнил это совсем не потому, что хотел рассказать о весьма экзотическом враче, скверном человеке и столь же скверном профессионале. Здесь – о другом, о системе власти в нашей стране. Продолжающейся и сегодня системе. Где друзья юности и партнеры по бизнесу приглашаются в государственную систему, не имея на то соответствующих знаний и профессиональных навыков.

Понимаю, друзья – это святое. Как и родственники, кумовья. Главное – не профессионализм, а вассальная верность. Впрочем, иногда вассалы смели претендовать на княжеский престол. Иначе говоря, предавали. Коварно и жестоко. Позволю себе заметить: наша, украинская политическая традиция окружать себя не лучшими, а верными, отвратительна и опасна. Вышеприведенная мною история с доктором Х., к сожалению, невыдуманная. Без задницы в окне или с оной. Также отвратительна, как коллекционирование мощей в квартире человеком, называющим себя христианином.

Мне могут возразить: американский президент Трамп открыто, нисколько не стесняясь, испрашивает советы у своего зятя. Это правда. Но, во-первых, господин Трамп не совсем типичный американский президент, во-вторых, его зять, по-видимому, проницательный и умный политолог, почти нобелевский лауреат. Третьей версии у меня нет, извините.

Но у меня есть вопрос к самому себе: как долго я буду поддерживать украинского президента, не способного выйти из раковины, заполненной закадычными друзьями, состоявшимися в профессии, нисколько не близкой к системе управления государством?

Знаю, эмоционально холодный, не имеющий дружеских и родственных привязанностей высокопоставленный чиновник не может быть успешным, эффективным. Потому что управление людьми требует способности сопереживания. В отличие от управления машинами. Но опасны и крайности.

Всё чаще задаю себе и такой вопрос: зачем тратить остаток своей жизни на попытки исправить окружающих? Научить их добру, человеческому достоинству и прочим виртуальным категориям? Имеешь ли ты право учить, не являясь носителем абсолютного понимания этих истин?

Да, и я грешник. Но я, по-видимому, очень упрямый грешник. В начале своей взрослой жизни, совсем не стремясь в тюрьму, захотел сказать правду о грехе своей профессии. Сказал, государство расплатилось со мной сполна. Сегодня, приближаясь к своему физическому концу, я продолжаю упрямо называть вслух и без того очевидное. Новое государство меня не наказывает, оно отличается от прежнего. Оно меня и подобных мне игнорирует. Продолжает опираться на удобных, социально близких, как правило, неискренних.

Друзья задают мне другой вопрос: «Достаточно, вы не сможете совершить чудо. Займитесь чем-либо более спокойным и не менее важным. Пишите прозу, а не комментарии к бесконечной лжи украинских политиков!»

Они правы. Я это понимаю. Гораздо спокойнее и приятнее жить иначе, слушая Моцарта и Гайдна, наслаждаясь природой и пленительной щекоткой ощущений. Попробую. Получится ли…

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter