ГлавнаяПолітика

Галина Третьякова: «Я за быстрый выход из карантина. Например, чтобы метро открыли уже сегодня»

Кабмин нарушил Конституцию, запретив выезд украинцев на заработки, что может стать предметом судебных исков. Как и факты незаконных увольнений в условиях кризиса и эпидемии коронавируса. Об этом в интервью LB.ua рассказала глава Комитета по социальной политике парламента, нардеп от «Слуги народа» Галина Третьякова.

Галина Третьякова
Фото: Макс Левин
Галина Третьякова

Кабинет министров фактически ограничил выезд наших граждан на заработки в Европу. Как вы оцениваете это решение?

Я не поддерживаю такие меры, когда принимается решение «сверху» взять все и ограничить. Считаю, что таким образом Кабинет министров превысил свои полномочия. Согласно последней статистике по смертности, у нас продолжает, к сожалению, умирать больше людей от разных болезней, чем от коронавируса. Больше смертей у нас от инфарктов и инсультов. Поэтому я считаю, что запрет для наших граждан заниматься бизнесом и пересекать границу – это не решение. Это неправильное решение. Более того. Запрет на выезд граждан Украины можно расценивать как нарушение Конституции и предмет для иска к правительству за нанесённый материальный ущерб.

Госстат ежедневно даёт статистику об увеличении количества безработных. Мы помним, что изменениями в бюджет помощь по безработице была увеличена с 600 гривен до 1000 в месяц. Как вы оцениваете ситуацию с безработицей?

Всю информацию по безработице я получаю в ежедневном режиме. По состоянию на 30 апреля у нас зарегистрировано 452,1 тыс. безработных. И 377,2 тыс. тех, кто получает финансовую помощь от государства. Да, ситуация достаточно напряженная, хотя по нашим изначальным прогнозам, мы рассчитывали, что она будет ещё хуже, честно говоря. Я ожидала, что показатели будут в два раза выше. Это первое. Во-вторых, мы понимали, что с началом карантина нагрузка на фонды социального страхования и безработицы будет расти.

Именно поэтому Верховная Рада приняла законопроекты, которые стимулируют работодателя не увольнять сотрудников. Мы внесли временные изменения в Трудовой кодекс, чтобы люди могли находиться дома, а не на месте работы по юридическому адресу работодателя и получать заработную плату. Также сотрудники могут работать дома по гибкому графику. Мы также предусмотрели дополнительное финансирование на 13 млрд. гривен на больничные листы. Правда, меня как главу комитета социальной политики, очень беспокоит факт того, что правительство на прошлой неделе решило отсрочить введение электронных больничных листов. Поэтому я уже направила письмо в Кабмин о необходимости как можно быстрее ввести такой механизм. Важно, что мы упростили процедуру, когда человек теперь может стать на учёт как безработный не 8-го дня увольнения, а сразу с 1-го дня. Эта процедура будет продлена на 30 дней после окончания карантина.

Да, мы должны признать, что наша экономика, наш бюджет могут выдержать всю эту дополнительную нагрузку по всем соцвыплатам в рамках ограниченных ресурсов. Поэтому я, как человек, понимающий концептуально экономическую политику и реальное положение вещей, выступаю за либеральный карантин. За более быстрый выход из карантина. Например, чтобы то же метро открыли уже сегодня, а не на 4-й стадии, как предлагает Кабмин. Я также выступаю за открытие бизнеса, потому что наш бюджет и наша социальная система не выдержат длительной нагрузки. Министерство экономики, на мой взгляд, должно отработать все программы для поддержки нашего микро- и малого бизнеса. И все мы должны начинать работать, работать и ещё раз работать.

Очевидно, вы знаете, что многих сотрудников работодатели заставляют писать заявление по собственому желанию или по семейным обстоятельствам. И люди вообще остаются без зарплат. Такие действия работодателей законны?

Нет, абсолютно незаконно. Вы знаете, у нас введен мораторий на проверки. Но я являюсь сторонником отмены маратория на проверки Госинспекцией труда. Также считаю, что для всех условия работы в карантине были равные. А не так, как, например, с «Эпицентром», который получил карт-бланш и работает, когда маленькие предприятия, рестораны, кофейни и так далее просто закрыты. Крупные корпорации в условиях карантина имеют больший запас прочности, чем микро- и малый бизнес. Поэтому в первую очередь нужно защищать именно этот блок.

Воспитателей и нянечек в детских садах тоже отправляют домой за свой счет. В итоге и родители не могут выйти на работу, и сотрудники детсадов остаются без средств существования. Как Верховная Рада и ваш Комитет будут реагировать на данную проблему?

Фото: facebook/Владимир Струмковский

Те, кто таким образом нарушает трудовое законодательство, незаконно увольняет людей, должны понести ответственность по закону. В подобных случаях должны быть иски к таким предприятиям, судебные процессы и восстановление справедливости. В ближайшее время буду выносить вопрос о перезагрузке Госинспекции труда, она должна начать нормально работать. Мы уже провели переговоры с Международной организацией труда, которая готова поддержать наши мероприяти для защиты человека наемного труда. Мы должны создать в государстве такую структуру, куда человек мог бы пожаловаться ещё до суда, в случае незаконного увольнения или нарушения других прав. Чтобы такая структура в экстренном порядке могла решать такие проблемы. Всегда почему-то говорят о том, что работодателей нужно стимулировать только посредством уменьшения налогов. Однако только пряник не работает. Нужен, в том числе, и кнут. Работодатель не должен злоупотреблять всеми этими вещами.

Вы говорите, что в условиях кризиса государство в первую очередь должно защитить малообеспеченных. Но тогда почему изменениями в бюджет выплата помощи многодетным и малообеспеченным семьям, инвалидам была срезана на 1,3 миллиарда гривен? Субвенция на защиту педагогических работников уменьшена на 1,55 миллиарда гривен. Выплаты на жилищные субсидии урезали на 8,2 миллиарда гривен. То есть, «порезали» как раз самых незащищенных?

Уменьшение финансирования по субсидиям произошло из-за экономии и тёплой зимы. Все расчёты происходят по сезонам. И на самом деле коммунальные субсидии на карантине даже увеличены. Мы дали возможность на время карантина в среднем дополнительно на 300 гривен в месяц оплачивать субсидии за электроэнергию, воду. Ведь люди сейчас больше находятся дома. Что касается урезания по другим статьям, то просто происходит перенаправление средств по разным категориям. Поэтому ухудшения для каждого конкретного человека не произошло. Наоборот, после изменений бюджета произошло повышение выплат.

Часто слышу, что в той же Швейцарии и Америке тем, кто самозанятый, государство обеспечило им выплаты. Но в этих странах эти самозанятые платят в виде налогов в месяц в среднем 1500-2000 евро или долларов. А если у нас налоги не хотят платить, то давайте рассчитывать на то, чем в итоге располагает государство. Считаю, что все должно носить абсолютно пропорциональный характер. Тут арифметика очень простая. Вот сколько заплатили, столько и выплатили. Вся социальная политика – это перераспределение и потребление. Макроэкономика – это производство, обмен, розничные и оптовые продажи, экспорт, импорт и перераспределение через налоги и потребление. Наш кризис заключается в том, что падают доходы в бюджет. Но даже в таких условиях социальную сферу мы фактически не порезали. В основном, секвестр бюджета и поиска почти 70 миллиардов на стабилизационный фонд для борьбы с коронавирусом были найдены не за счёт социальной сферы. Поэтому изменения были сбалансированными.

Вы были одной из главных сторонниц нового закона о труде. Однако законопроект из-за критики профсоюзов был отозван. Сейчас готовится новый вариант Трудового Кодекса? На каком этапе работа?

У нас есть рабочая группа, которая постоянно занимается этим вопросом. Я рассчитываю, что через 3-4 недели мы получим окончательную версию нового законопроекта. Доработанный вариант с учетом замечаний, которые нам передало посольство ЕС и Международная организация труда. Мы не будем пересекать красные линии, которые нам поставили международные организации. Думаю, что уже через месяц мы получим текст.

Замечания профсоюзов будут учтены?

В рабочую группу включены как представители профсоюзов, так и работодателей. Я очень хочу, чтобы в итоге мы получили сбалансированный проект закона. Чтобы новый Трудовой Кодекс включал не временную, а постоянную норму о дистанционной работе. Поскольку мир наемного труда при всеобщей диджитализации кардинально меняется. Мы должны наконец-то получить нормальный и цивилизованный Трудовой кодекс.

Какие конкретно красные линии в новом законопроекте вы не будете пересекать?

Предложенные нормы о порядке увольнения работников не были восприняты обществом. Поэтому в новом законопроекте мы должны предусмотреть новый конструкт, когда можно уволить, когда нельзя и как это будет происходить. Очень большой блок касается отпусков. Есть предложение перейти с календарных дней на рабочие дни отпуска. Дать 28 дней, включая в эти 28 дней возможность брать оплачиваемый отпуск по таким болезням, как ОРВИ, эмоциональное выгорание, стресс. В Европе это обычно 5, иногда 7 дней. Если больше, тогда вопрос уже рассматривается в контексте контрактных взаимоотношений работодателя и человека наемного труда.

Да, норма о рабочем контракте вызывала изначально очень много дискуссий. Но напомню, что у нас уже работает закон «об образовании» и там есть норма, когда учителя старше 60-ти лет полностью переведены на конрактную работу и каждый год с ними контракт перезаключается.

Фото: Сергей Нужненко

С 1-ого апреля стартовал второй этап медицинской реформы. Он касается, в том числе, тубдиспансеров, психиатрических больниц, хосписов. Там пациенты требуют особого ухода, по сути, обеспечения проживания. Какие шаги будут предприниматься для защиты этих людей?

Реформа системы охраны здоровья не затрагивает социальные учреждения, они не переведены даже на ту форму бюджетирования и функционирования, как это было сделано с коммунальными или общественными учреждениями. Поэтому реформа социальной сферы в этом контексте даже не начата. Министерство социальной политики не попадает под законы о механизмах финансирования охраны здоровья. Здесь нужен новый закон, чтобы поставить процесс на нормальные рельсы.

Мы уже успели вместе Комитетом по здравоохранению, депутатом Оксаной Дмитревой, подготовить законопроект про реабилитацию. Думаю, через 3-4 недели мы его вынесем на рассмотрение парламента. Этот закон даст возможность оптовой закупки реабилитационных услуг по дням, он меняет финансовую политику финансирования реабилитации и дает возможность вообще поднять отрасль реабилитологии как таковую. Она у нас отсутствует.

А людей нужно в итоге адаптировать, задействовать в работе. У нас 7% людей с инвалидностью. Но вы их видите на улице? Вы их видите на предприятиях? Я вообще не понимаю: где наши люди с инвалидностью, почему они не работают? На той же государственной службе. Почему у нас работает квота 4% только для частного бизнеса? Нужно интегрировать всех этих людей в трудовое пространство. Суть социальной политики – это не сесть на шею другому, а это инклюзия всех нас, умение жить толерантно и стараться жить не за счет других. Если же нам приходится жить за счет других, то этот период, этот интервал, не может быть длинным. Если у нас будет такой настрой, то мы выведем Украину из того положения, в котором она есть. Думаю, что наша молодежь уже к этому готова.

Многие сегодня говорят о возможности голодных бунтов в Украине, если карантин затянется. Вас такая перспектива не пугает?

Напомню, что на Майдан мы вышли из-за несправедливости. Хотя в 2014 году тоже был большой процент теневой экономики, незащищенного рынка труда. Мне кажется, что украинец со своей ментальностью и острой потребностью в свободе, чувством справедливости, на протесты в нынешних условиях не выйдет. Правда, факт того, что большие магазины и супермаркеты работают, когда маленький бизнес закрыт, в этой плоскости может стоять вопрос не в голодных бунтах, а как раз в чувстве несправедливости. Поэтому голодных бунтов не будет. Но несправедливость провоцирует социальные волнения в большей мере, чем, если мы будем голодными. Не сомневаюсь, что голодными мы не будем. Мы выживем, поможем друг другу, выживем. Но несправедливость будет затрагивать наши сердца.

Фото: Сергей Нужненко

Анна СтешенкоАнна Стешенко, Специальный корреспондент
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram