ГлавнаяБлогиБлог Сергея Носенко

Brexit – это хороший пример для Украины

Британия выходит из состава Евросоюза по экономическим причинам. ЕС для Королевства – это бюрократы, отрицательный торговый баланс и потенциальный кризис мигрантов. Для Украины Brexit – хороший кейс о том, что экономические интересы государства должны стоять на первом месте и никогда не опускаться в этом рейтинге.

Фото: pixabay.org

В июне 2016 года британцы на референдуме проголосовали за выход из ЕС. К тому времени Великобритания опережала ЕС по темпам экономического роста практически в 2 раза, а безработица в Британии была на треть ниже, чем в ЕС. При этом нарастал негативный торговый тренд - у Великобритании в 2015 году 54% импорта и только 44% экспорта приходилось на ЕС.

Великобритания не входила в Шенгенскую зону, использует фунт вместо евро, и в целом структура ее экономики сильно отличается от общеевропейской. В Британии низкий уровень государственных пенсий и социальных гарантий, очень развит рынок услуг, сильная национальная валюта, высокий уровень фискальной централизации, а аграрный сектор – минимален. Экономика построена на экспорте высоких технологий, инвестициях, Лондон – это финансовая столица Европы уровня Нью-Йорка в Америке и Токио в Азии.

Как ЕС повлиял на отдельные отрасли экономики Британии?

Пример. ЕС – это в первую очередь таможенный союз. После вступления в ЕС Великобритания признала «общеевропейскими» свои рыбные запасы, что привело к появлению в британских территориальных водах рыболовецких судов других государств, сокращению рабочих мест в отрасли и изменению ее структуры вообще. Именно для регулирования подобных ситуаций в ЕС существует квотирование, нормативное регулирование, субсидии и прочее. А вот в Британии социализма не было никогда, поэтому все это для них – чистые убытки.

Еще пример. После перехода в еврозону члены ЕС теряют возможность гибкого управления курсом национальной валюты, эмиссии, девальвации. Именно это стало причиной экономических проблем в Греции, тогда как в Британии Нацбанк имеет всю полноту контроля над национальной валютой. И такие кризисы, как в Греции, угрожают стабильности самого евро как валюты.

Рынок труда в Британии также отличается от европейского – там ниже уровень безработицы, но при этом ниже и уровень социальной защиты, гарантированной государством. Требования ЕС по выплатам по безработице и количеству рабочего времени Британию не устраивали ни 30 лет назад, ни 20, ни 10. К европейским соглашениям о труде Британия присоединялась с оговорками.

По мере того, как торговый союз европейских стран расширялся и (что неизбежно) бюрократизировался, в Британии росло недовольство делегированием части государственных полномочий Брюсселю и ограничением национальной политике в угоду все Европе. В странах ЕС растут налоги, из ЕС в Азию и США уезжает молодежь, население стареет, рост популярности радикалов говорит о снижении реальных доходов, а кризис мигрантов значительно усилил позиции евроскептиков в британской политике.

Безусловно, Европа времен немецкой марки и французского франка и Европа сейчас – это разные по уровню жизни Европы.

Недовольство накапливалось довольно долго и, невзирая на то, что Британия – достаточно богатая страна, элитам надоело выполнять социалистические задачи то по спасению Греции, то по принятию мигрантов. При этом все эти особенности таможенного и трудового регулирования внутри ЕС идут на пользу более бедным странам: они получают беспошлинный доступ к огромным рынкам богатых стран.

Очевидно, поэтому они и стремятся в ЕС, как, например, Украина. И пока общеевропейские регуляции выравнивают статистические показатели в целом по континенту, экономическое развитие Британии замедляется.

Brexit – это, простым языком, отказ Лондона от бесконечной борьбы со штабом евробюрократов в Брюсселе. И рассматривать Brexit нужно именно в экономическом контексте. Для британских граждан ЕС – это не набор мифологем и не точка культурного притяжения, как для Украины, а в первую очередь рынок. И выход из ЕС откроет перед Британией крупнейшие мировые рынки США, Китая и даже России, - то есть важно понимать, что ни к изоляционистской политике это привести не может. Британская экономика – это глобальный игрок.

Вообще, именно такой – прагматичный – подход и политиков, и бизнес-элит, и обычных избирателей является самым правильным. Выгодно ли вступить в ЕС? К каким финансовым результатам приведут страну новые регуляции, решения и требования? Никакой сакрализации, никаких пафосных тезисов про общую культуру, литературу и предназначение. Обычно за такими высокопарными словами скрывается растерянность и безответственность. Грубо говоря, раньше украинские бюрократы и чиновники ездили на поклон в Москву, то теперь место назначения – Брюссель. Из этой же серии – назначения экспатов на высокие государственные должности, приглашение «мессий» из других стран, которые должны лучше знать, какие решения нужно принимать в Украине и тому подобное.

ЕС постепенно превращается в современную версию СССР, когда более богатая Западная Европа (а точнее, отдельные страны западной Европы) использует таможенный союз для активной политической и экономической экспансии на рынки Восточной Европы. Даже если интеграционные процессы в Европе потом замедлятся – бизнес останется.

А Брюссель становится второй Москвой. Там сидят полчища бюрократов, собираются чиновники и евродепутаты, при этом в самих странах ЕС политические события развиваются совершенно непредсказуемо.

Сергей Носенко Сергей Носенко , Старший управляющий директор International Investment Partners LLC, основатель общественной организации «Розвиток»
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter