ГлавнаяБлогиКінофестиваль Docudays UA

​ДокуИтоги года

Дарья Бассэль, Ольга Бирзул, Виктория Лещенко, программеры Международного фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA, составили список лучших неигровых фильмов уходящего года.

"Земля картелей" Мэтью Хейнемана 

Кадр из фильма "Земля картелей"
Фото: Vice
Кадр из фильма "Земля картелей"

Документальных фильмов про наркокартели в Мексике и отряды самообороны хоть пруд пруди, но, кажется, это первый фильм, выполненный так же филигранно, как и лучшие вестерны Голливуда. Наркотики, борьба за справедливость не на жизнь, а на смерть, жутко обаятельный предводитель самообороны, иногда сильно напоминающий Марлона Брандо из "Крестного отца", и даже немного секса. В этом фильме есть все, чтобы увлечь вас так же беспощадно, как в свое время это сделал "Breaking Bad".

"Событие" Сергея Лозницы

Кадр из фильма Событие
Фото: Молодость
Кадр из фильма Событие

"Кажется, мы проиграли, – говорит благородный самурай у Акиры Куросавы. – Крестьяне победили". "Событие" Лозницы рождает похожие чувства. Где сейчас все эти люди, вышедшие в 1991-м на площади Петербурга? Лозница воскрешает уникальные документальные кадры путча в Ленинграде, переосмысляет события тех дней и вместе с тем дает универсальную картину большого общественного события. Фильм, безусловно, важный для всех, кто живет в наше богатое большими событиями время.

"В лучах солнца" Виталия Манского

Кадр из фильма "В лучах солнца"
Кадр из фильма "В лучах солнца"

Документальный фильм о жизни восьмилетней школьницы в Пхеньяне, столице КНДР, снятый российским режиссёром по сценарию, написанному северокорейскими товарищами. Здесь мы видим целый народ, заботливо изолированный по воле доброго вождя не только от всех внешних опасностей, но и, в первую очередь, от самих себя. Ложь, возведенная в культ. Мир – мыльный пузырь (почему-то не лопающийся). Люди – функции, рожденные быть лишь экспонатами на фейковом празднике жизни. Северокорейские власти уже попросили фильм запретить. Но мы все равно его посмотрим. Возможно, не столько для того, чтобы ужаснуться жизни КНДР, столько для того, чтобы узнать в этой безрадостной картине самих себя.

"Волчья стая" Кристал Мосилль

Кадр из фильма "Волчья стая"
Фото: LATimes
Кадр из фильма "Волчья стая"

Как известно, Квентин Тарантино – один из самых любимых режиссеров у блюстителей нравственности. Его картины запрещали к показу даже в Украине. Тем временем, в далекой Америке на историях Тарантино выросло целое поколение и, в частности, шесть братьев Ангуло. Все свое детство они провели взаперти. Пока старшему брату не исполнилось 14 лет и он не сбежал из дома, мальчики играли в «Бешеных псов» и «Бэтмена». Судьба совершила изысканный кульбит и после фильма Кристал Мосилль, рассказывающего о странной жизни семьи Ангуло, юноши стали гостями известных кинофестивалей. Ведущие издания публикуют их интервью, а психологи разводят руками, пытаясь объяснить отстутствие агрессии у детей, выросших на «запретных» фильмах. Впрочем, ничего этого фильме нет. Мосилль скорее интересует сам процесс проникновения в семью, успешно скрывавшуюся от социума в стенах душной нью-йоркской квартиры.

"Флотель Европа" Владимира Томича

Кадр из фильма "Флотель Европа"
Кадр из фильма "Флотель Европа"

Один из лучших фильмов года, очаровавший программный отдел фестиваля. И не только нашего. Личный и невероятно тонкий рассказ 12-летнего мальчика о первой любви, подростковой мастурбации, настоящей дружбе и смерти от тоски. Только все эти новые для себя чувства герой фильма испытывает не в деревне у бабушки, а на гигантском  плавучем общежитии для беженцев. В 1992 году датские власти приютили несколько тысяч граждан бывшей Югославии, вынужденных спасать свою жизнь. На два года они застряли в тесных каютах дебаркадера, а единственным средством общения с близкими для многих из них стала любительская камера, фиксировавшая мысли и быт этой общины. Спустя 20 лет Томич найдет те записи, сделанны на VHS-пленке, и оформит их в поэтичный сборник метафор, который нам всем сегодня нужно повнимательней перечитать. Исторический момент, что говорится, распологает.

"Как изменить мир" Джерри Ротуэлла

Кадр из фильма "Как изменить мир"
Кадр из фильма "Как изменить мир"

Крепкое и драматичное кино о том, как сложно быть супергероем. Особенно в эпоху масскульта, беспощадно заглатывающего любое проявление романтической мысли. Важность фильма в том, что Джерри Ротуэлл впервые собрал воедино все архивы «Гринпис», хранившиеся на 16-миллимитровых пленках, и проиллюстрировал их воспоминаниями главных действующих лиц крупнейшей активистской организации в мире. И, нужно заметить, здесь нам не покажут героический эпос о главном экологическом движении в мире, хотя, судя по всему, удержаться от этого сложно. Главаная идея в другом: вызвать на откровенный разговор легендарных седовласых хиппи, не раз спасавших планету, но при этом так и не сохранивших дружбу.

"Украинские шерифы" Романа Бондарчука

Кадр из фильма "Украинские шерифы"
Кадр из фильма "Украинские шерифы"


Двое в желтых жигулях спешат на помощь. Спешат усмирить мужика, который носится по селу с топором. Изгоняют вымышленную анаконду из сарая у соседки. Разнимают повздоривших супругов. Они спешат на помощь своему селу, куда милиция доезжает редко. Да и самим решить все намного проще. Наступает зима и желтые жигули теперь развозят повестки. Но, вместе с тем, шерифы Виктор и Володя продолжают заботиться о жителях Старой Збурьевки: они празднуют с живыми и провожают мертвых. Полнометражный дебют "Украинские шерифы" режиссера Романа Бондарчука был награжден кинофестивалем IDFA (который считается документальными Каннами). Украинская премьера состоится в марте, конечно же на родном Docudays UA.

"Я – Элис" Сандера Бюргера

Кадр из фильма "Я – Элис"
Фото: Hollywood Reporter
Кадр из фильма "Я – Элис"

Фильм, не выходящий за пределы гостиных пожилых людей, заглядывает в космические дали. Кукольная Элис - компактный робот, родом из Голландии, который готовится стать полноценной сиделкой. Будущим подопечным она задает самые разные простые вопросы, из ответов на которых следует одно: человечество стареет в глубоком одиночестве. Сможет ли искусственный интеллект заменить нехватку человеческого общения? Результат превосходит ожидания.  

(T)error, Дэвида Феликса Сатклиффа и Лирика Р. Габрала 

Кадр из фильма (T)error
Фото: The Guardian
Кадр из фильма (T)error

Пожалуй, уникальный фильм, когда документалисты наблюдают не извне, как было в CITIZENFOUR, а глубоко изнутри "антитеррористическую кухню" ФБР. Следуя за 63-летним информатором «Шариффом», проходишь все круги контртеррористического ада. Напряженный и  противоречивый, (T)error оголяет всю хрупкость взаимоотношений между индивидумом, надзирателем и карателем, которыми одновременно выступает Американское государство. Возникает провокационный сбой: кто же на самом деле за кем надзирает?

"Сумерки жизни" Сильвена Бигелейсена

Кадр из фильма "Сумерки жизни"
Фото: Facebook / Take Five
Кадр из фильма "Сумерки жизни"

Нечасто старость на большом экране бывает настолько привлекательна. Оммаж любимой матери режиссера происходит здесь и сейчас, каждую бесценную минуту их общения, в течении строго отмерянных врачами месяцев жизни. Вне политичекого, социального, глубоко человеческое измерение фильма демонстрирует виртуозное искусство любви к близкому человеку.

Docudays UA Docudays UA , Блог команди фестивалю документального кіно про права людини Docudays UA
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter