ГлавнаяБлогиБлог Дарьи Бадьёр
Спецтема
Каннский кинофестиваль

Сказка Золотого века

В украинский прокат - сразу после помпезной Каннской премьеры - выходит долгожданная экранизация, без преувеличения, величайшего американского романа “Великий Гэтсби”. Страшный сон поклонника творчества Фицджеральда, гимн безудержному богатству и безнадежной любви, водевиль и трагедия в одном флаконе; все это - о “Великом Гэтсби” База Лурманна.

Фото: thegreatgatsby.warnerbros.com

Любопытно, что со многими американскими критиками, посмотревшими экранизацию одного из самых выдающихся романов ХХ века еще неделю назад (в США фильм вышел еще 10 мая) приключилось примерно то же самое, что с российскими - после выхода на экраны “Анны Карениной” Джо Райта. Кинокритики, не воспринимающие бурлескный стиль База Лурманна в сочетании с трагической историей, написанной Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом в 1925 году, дошли до того, что чуть было не запретили какому-либо режиссеру браться за экранизации романов Фицджеральда.

Стоит признаться: соблазн крикнуть “Вон из профессии!” и “Руки прочь от Фрэнсиса Скотта наше все Фицджеральда!” слишком велик, а Баз Лурманн слишком нагл и своеобразен, чтобы не раздражать. Но мы попробуем сдержаться.

Экранизация “Великого Гэтсби” База Лурманна - мастерски снятое кино, этого у него не отнять. Сцены свидания Гэтсби и Дэйзи в доме у Ника Каррауэя, рассказчика и, как выясняется в конце романа, единственного друга Гэтсби, и ссоры любовного треугольника, в ходе которой выясняется, что герой Леонардо Ди Каприо - бутлегер, Том Бьюкенен - будущее Америки, а Дэйзи - самовлюбленная глупышка, сделаны великолепно. На минуту даже забываешь, что пятнадцать минут назад на тебя катились пошлые жемчужины, летели блестки и лилось шампанское под биты преждевременного, как для 20-х годов, но уместного в этом фильме Jay-Z.

Из всех пронзительных обертонов, которыми полнится “Великий Гэтсби” Фицджеральда, Лурманн оставил только одно - любовную историю. Он этого не скрывает, не прикидывается, что его фильм - о крахе джазового поколения, великом ничто, поглотившем Америку в преддверии Великой Депрессии, или еще чем-то в этом роде. И на том спасибо.

Вместе с этим, “Великий Гэтсби” у Лурманна получился слишком уж квадратный, упрощенный - начиная с вступительных слов Ника Каррауэя, которыми очерчивается этот персонаж, заканчивая, собственно, главным героем. У Фицджеральда Джей Гэтсби - трагическая фигура уровня Гамлета, и Баз Лурманн интуитивно это чувствует - не зря ведь хочет экранизировать “Гамлета” с Леонардо Ди Каприо же в главной роли. Но дальше интуиции дело не идет, несмотря на то, что Лурманн, будучи умным режиссером, не лишает фильм тех маркеров, благодаря которым не читавшие роман зрители могут догадаться, что “Великий Гэтсби” - это не только лавстори.

Фото: thegreatgatsby.warnerbros.com

Но самого Лурманна интересует только она, вот в чем беда. Любовь в большой буквы Л, выложенная бриллиантами на платине, любовь, о которой снимали в Золотой век Голливуда, любовь, которой больше нет места на больших экранах. Ностальгия Лурманна настолько всеобъемлюща, что отравляет повествование, как ядовитая шлаковая пыль, которая норовит попасть на костюмы богачей, катающихся на дорогих автомобилях из Лонг-Айленда в Нью-Йорк.

Вся эта забавная мишура, вываливающаяся на зрителей с экрана в формате 3D, нарочитый саундтрек, инспирированный джазом, эпизод появления главного героя фильма под "Rhapsody in Blue" Джорджа Гершвина, весь этот Диснейлэнд - кажется ничем иным, как тоской большого голливудского режиссера по былым временам. Временам до кризиса 2008 года, до Второй мировой, до Великой депрессии.

Лурманн заражает уверенностью в том, что кино - это искусство роскоши и отчаяния. Он влюблен в материал, бросая на его экранизацию все приемы, на которые только способен. Он даже рискнул исполнить весь этот свой фокус в 3D - это действительно можно считать отчаянным поступком.

Фото: thegreatgatsby.warnerbros.com

Кто-то, к тому же, удачно заметил, что режиссер не ассоциирует себя с Ником - смышленным, хоть и бесцветным юношей-рассказчиком, а хочет быть Гэтсби - носителем гена Американской мечты, которой не суждено сбыться. Досадно, что в итоге Лурманн становится похожим на Дэйзи Бьюкенен - избалованное дитя, своими действиями обесценивающее все то благородное и возвышенное, что пытается приблизиться к ней.

Выйдя из зала после просмотра “Великого Гэтсби”, я поймала себя на мысли: думала, что будет хуже. Но здесь нет понятий “хуже” и “лучше”. Есть просто есть кино База Лурманна - избыточное, чудовищно яркое, переливающееся всеми цветами радуги и - на чей-то вкус - довольно обаятельное. А есть другое - потенциально возможное, мое кино.

Мой “Великий Гэтсби” - камерная трагедия на четверых о том, какая нечеловеческая пропасть лежит между реальным и желаемым. “Гэтсби” База Лурманна - сказка из золотого прошлого, но это не значит, что он не имеет право на существование.

В прокате с 16 мая.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор раздела "Культура", кинокритик
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter