ГоловнаКультура

Она бросилась под поезд

В прокат выходит “Анна Каренина” британского режиссера Джо Райта и сценариста Тома Стоппарда – до завидного смелая экранизация бессмертного произведения про томящуюся в недопонимании женщину.

Кадр из фильма "Анна Каренина"
Фото: B&H
Кадр из фильма "Анна Каренина"

Сам факт создания западными режиссерами фильмов по произведениям русских писателей настораживает: всегда есть шанс, что за березками и умилительными лаптями в избах скроется весь смысл, а от песен “Во поле березка стояла” в качестве саундтрека и произношения иностранными артистами словосочетаний вроде Aleksey Aleksandrovich у многих зрителей, читавших роман в оригинале, начнется аллергическая реакция. Но Райт и Стоппард настолько влюблены в материал Толстого, что любую их неточность в этнографических и сюжетных деталях можно простить.

Вся мощь “Анны Карениной” Райта-Стоппарда сосредоточена исключительно на Анне: очень мало Левина, а о его дружбе с Карениной – вообще ни слова, смазан Вронский, который в решающие для сюжетных поворотов моменты вообще практически не появляется на экране, очень контурно показан сам Каренин – его тщеславие, подпитанное второстепенными персонажами, решили ограничить исключительно долгом службы и общественным давлением. Райт, снимающий Киру Найтли уже в третьем своем фильме подряд, явно вознамерился сделать из нее кинодиву, вопреки мнению скептиков. Надо отдать ему должное, у него это получается: достаточно вспомнить выход актрисы в зеленом платье в фильме “Искупление”, чтобы увидеть Найтли глазами режиссера.

Новую экранизацию Толстого весьма справедливо сравнивают с недавними британскими фильмами на основе романов сестер Бронте. “Грозовой перевал” Андреа Арнольд и “Джейн Эйр” Кэри Фукунага достойным образом вписываются в сонм экранизаций этих романов. И Райт, и Арнольд, и Фукунага обходятся с литературным материалом так, как будто бы они его первооткрыватели: с должным уважением, и даже трепетом, но не без понимания того, что, вероятно, именно им придется впервые познакомить людей со сложными обстоятельствами жизни семьи Облонских, Хитклиффа или Джейн Эйр.

Кадр из фильма "Анна Каренина"
Кадр из фильма "Анна Каренина"

И если, например, “Грозовой перевал” Арнольд (тоже вышел в украинский прокат) является переложением классического материала более знакомым для современных людей языком Михаэля Ханеке, то “Анну Каренину” Джо Райта вполне можно было бы использовать в качестве хрестоматии для школьников (причем без нанесения эстетического ущерба тем, для кого беременность Анны не станет спойлером).

При этом Том Стоппард продолжает играть в слова, а Джо Райт, после странной и немного недооцененной “Ханны”, вернулся в родную струю условных костюмированных мелодрам о вечном. В “Карениной” Райт делает качественный прыжок на следующий уровень, радикализируя костюмированность всего происходящего: как можно догадаться из трейлера, все, что происходит с Карениными, Облонскими, Вронским и московским высшим светом, происходит исключительно на театральной сцене. Иногда - в оркестровой яме.

Это развязывает руки Райту – при всем скепсисе к разного рода постмодернистским выходкам, к этой выходке будут возвращаться, как к хрестоматийному примеру отстаивания своего права на видение материала. Если кто-то еще способен отнять у режиссера право высказываться в реальности фильма, то вряд ли у него повернется язык это сделать в этой же реальности, умноженной на два.

“Анна Каренина” – фильм, открывающий череду фантазий большого кино в этом году. И хоть он практически не фигурирует в претендентах на важные кинонаграды (что несправедливо), начать свой год именно такой картиной хочется пожелать каждому. Впереди – еще много всего интересного.

В прокате с 3 января.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Журналістка, критикиня
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram