ГлавнаяКультура

Ребенок познает мир

С 5 мая на украинских экранах – «Ханна» – попытка умного британского режиссера Джо Райта снять сказку-боевик про девочку-убийцу.

Ребенок познает мир

Поразительно, но «Ханна» оказывается ровно тем, чем ожидалось: ни на йоту меньше (что, в общем-то, неплохо), и ни на йоту больше (что все-таки расстраивает). А именно, умным эстетским боевиком европейского образца, похожим он не на «Пипец» или «Леон», как может показаться на первый взгляд, а, скорее, на «Американца» Антона Корбайна и, как ни странно, «В Брюгге» Мартина МакДонаха. Легкое пижонство в незаезженном Европой жанре «кино про убийц» сквозит в каждой не залатанной сценарной щели и придает особый шарм там, где голливудский фильм неминуемо начал бы раздражать. Впрочем, это далеко не все, из чего состоит этот фильм – деталей в нем так много, что если бы Райт отнесся к предмету более серьезно – получилось бы две хорошие картины, а не одна «Ханна».

Тем не менее, первая половина «Ханны» – великолепна, оторваться практически невозможно, потому что познаешь мир вместе из вышедшей из лесу шестнадцатилетней девочкой, которая никогда в своей жизни мира не видела и с социумом дела не имела – она знает теорию («в поцелуе задействованы 34 лицевые мышцы»), а на практике умеет разговаривать на разных языках, убивать и готовить то, что убила. Сирша Ронан, сыгравшая противную девочку из Райтовского же «Искупления», довольно естественно вписалась в эту роль – с одинаковой искренностью Ханна свежует оленя, заводит дружбу или слушает музыку.

Удивительно, но именно в первой половине фильма Райту удается показать реальный мир таким, каким мы его редко видим – с позиции чистого листа, человека, не знающего, что такое Интернет или телевизор (но при необходимости умеющий ими воспользоваться). При этом Ханна не выглядит карикатурой, как герой Кристиана Клавье в фильме «Пришельцы», она готова ко всему, и поэтому когда ей на голову в изобилии высыпается невротический дискурс нашей с вами реальности – чьи-то сумки Hermes, силиконовые груди, сплетни, свидания и прочая шелуха – не пугается, а берет на заметку.

Но радость познания препарируемого Ханной мира заканчивается в момент, когда вмешиваются взрослые. Каждый из взрослых – отец Ханны Эрик, героиня Кейт Бланшетт с пунктиком насчет отбеливания зубов, гей-наци Том Холландер, Джейсон Флеминг из фильмов Гая Ричи, и Оливия Уильямс из недавнего «Писателя-призрака» Поланского – является самодостаточным персонажем, ведущим ниточками к своей истории, как бы забываясь, что главные тут не они. Тут главная – Ханна, но в какой-то момент ее попросту отодвигают на второй план, потому что взрослые дяди и тети решили поиграть в евгенику и разведку.

Кажется, режиссеру Райту самому какое-то время было интересно наблюдать мир Ханны, не замызганный всяческими психоаналитическими дрязгами, но когда пришло время объяснять, зачем ее растили в лесу, кто такой ее папа и кто в этой сказке злая колдунья, энтузиазм резко пропал и сюжет дотягивали, чем придется, попутно, впрочем, снабжая неплохими идеями (заброшенный луна-парк, Бланшетт, выходящая из пасти волка и так далее).

«Ханна» – фильм, как это принято говорить, с хорошей картинкой, актерами и музыкой, но в связи с тем, что каждая из этих составляющих одновременно и гармонирует с другими, и тянет на себя одеяло смысла, он лишен целостности. В какой-то момент фильм просто распадается на части, добротные, правда, части, в сумме килограмм на 90, если правильно разделать.

Очевидно, Джо Райт так был увлечен идеей рассказать о маленькой (хотя чего уж маленькой – ей 16 лет) девочке-убийце и продолжить затянувшуюся тенденцию превращать девочек в идеальное оружие, что, в итоге, переборщил со всем. Его Ханна – не просто подросток на пороге взрослого мира с утрированной по всем параметрам историей познания, но еще и повод поговорить о злободневном – о генных модификациях и евгенике. Зачем? За саундтреком от Chemical Brothers и брызгами крови на веснушках никто этого все равно не заметит. Кроме того, «Ханна», на самом-то деле, вообще не за этим.

От переизбытка чувств Райт загружает «Ханну» лишними движениями, при чем выполняемыми не главной героиней, а окружающими ее людьми. Сама Ханна, впрочем, – один из наиболее ярких персонажей кинокультуры последних лет, и это является единственной причиной, почему попытку Джо Райта, до того снимавшего хорошие мелодрамы, самовыразиться в жанре боевика, можно считать не проваленной. Она передвигается, смотрит и существует удивительным, заразительным образом: насмотревшись на нее, кажется, будто сам побывал в ее шкуре. Тем не менее, ее хорошую историю перебили второстепенными сюжетами и персонажами, которые пытаются убедить нас в том, что Ханна – чудовище, побочный продукт человеческой деятельности, аномалия, не заслуживающая жизни.

Хорошо, что Ханна оказалась сильнее всех остальных персонажей, и в конце освобождается от бремени чужой вины, хотя и для этого знаменательного события сценаристы решили не особо не изгаляться, а завершить все наипростейшим образом. Она – волчонок, но не нужно делать из нее монстра. Ребенок ведь просто хотел послушать музыку.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter