ГлавнаяМир

Блицкрига не будет. Путин готовится к долгосрочной осаде Беларуси

Подписания программы углубленной интеграции Беларуси и России так и не состоялось: встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина закончилась ничем. Однако срыв новых соглашений отнюдь не ставит точку в битве за интеграцию. Путин и не рассчитывал на блицкриг в Беларуси, он планировал длительную осаду. И эта осада по-настоящему начинается только теперь.

Фото: EPA/UPG

Запланированное на 8 декабря в Москве заседание Высшего госсовета Союзного государства воспринималось многими как событие исторического масштаба. Планировалось, что там Лукашенко и Путин подпишут программу углубленной интеграции Беларуси и России, включающую 31 “дорожную карту”. Утверждение этих документов должно было стать закономерным следствием так называемого ультиматума Кремля, согласно которому дальнейшее субсидирование экономики Беларуси возможно лишь в случае тотальной интеграции в порядке выполнения Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года. Ультиматум был выдвинут еще в декабре 2018-го и с тех пор Москва от этой формулы не отступила ни на шаг.

Содержание новых соглашений не раскрывалось. Едва ли не единственный источник информации об интеграционной программе - сентябрьский “слив” газеты “Коммерсант”. Издание сообщало о подготовке частичного объединения двух экономических систем с января 2021 года, которое в ряде вопросов будет аналогично “конфедеративным или даже федеративным государствам”. В частности, речь шла об утверждении единого Налогового и Гражданского кодексов, унификации таможенной политики, создании единого регулятора рынка энергоресурсов, общем госрегулировании экономики и т.д.

Лукашенко официально от углубленной интеграции не отказывался, однако выдвинул свои условия: сначала Беларусь должна получить компенсацию за налоговый маневр, цены на газ как в Смоленской области и беспрепятственный доступ своих товаров на российский рынок. Расчет был прост: согласование единого законодательства можно затянуть на годы, а новые дотации Минск должен получить уже сейчас.

Еще 17 ноября Лукашенко пообещал: если вопросы по поставкам углеводородов и доступу к российскому рынку решены не будут, то он не станет подписывать никакие “дорожные карты”. “Извините, на хрена нужен кому такой союз?” - сетовал тогда он. На этот раз белорусский лидер свое слово сдержал.

Фото: EPA/UPG

7 декабря, накануне заседание Высшего госсовета, Лукашенко и Путин встретились в Сочи. Переговоры длились 5 с половиной часов и закончились ничем - политики даже не стали делать заявления для прессы по итогам. После встречи Лукашенко улетел в Минск. Историческое заседание Высшего госсовета Союзного государства так и не состоялось.

Аншлюс откладывается

Скорее всего, стратегия Путина в отношении Беларуси изначально была рассчитана на долгосрочную перспективу. Поэтому демарш Лукашенко кардинально ничего не изменил. В действительности только теперь-то и начинается самое интересное.

Во-первых, сейчас время работает на Москву. Российский налоговый маневр, компенсации за который безуспешно пытается добиться Лукашенко, грозит Беларуси потерей $ 8-12 млрд в течение пяти лет. Согласно прогнозу Всемирного банка, во многом именно из-за потерь от налогового маневра рост ВВП Беларуси по итогам 2018 года замедлится с 3 до 1 %, в 2020-м составит 0,9 %, а в 2021-м - 0,5 %. Пик бюджетных потерь придется на 2023-2024 годы. То есть, как раз на тот период, когда Путину нужно будет переизбираться на новый срок и российскому обществу потребуется впрыснуть новую инъекцию имперской истерии.

Во-вторых, Москва обладает огромным арсеналом возможностей для шантажа Лукашенко. Торговые и газовые войны, антибелорусская пропаганда, вмешательство в выборы - все эти и многие другие инструменты дестабилизации ситуации Путин даже не начинал использовать. По сути, в течении всего 2019 года давление Кремля на Беларусь сводилось только к тому, что Россия пассивно сохраняла статус-кво: то есть, попросту не выделяла новых субсидий. И этого хватило, чтобы на горизонте замаячила перспектива частичного объединения двух экономических систем. Что же будет, если Путин перейдет к активному шантажу?

Фото: EPA/UPG

На следующий год в Беларуси запланированы президентские выборы, а в такие периоды режим Лукашенко наиболее уязвим, ведь его легитимность оказывается под вопросом. Поэтому президентская кампания - лучший момент для начала брутального шантажа.

“Нас будут щупать со всех сторон. Крепко будут щупать. И вы даже не представляете, с какой стороны для нас опасность больше”, - заявил Лукашенко 4 декабря, встречаясь со минскими чиновниками. Источник угроз так и не был назван, но намек на Россию очевиден. “Цена очень дорогая, уважаемые друзья. Цена вот этого мероприятия (выборов – LB.ua). Останемся ли мы на этом клочке земли хозяевами или нет? И не только мы - наши дети”, - продолжил он.

Ставка на КГБ

Именно в контексте выборов 2020 года следует воспринимать важную кадровую перестановку, которую Лукашенко провел за два дня до встречи с Путиным. На пост главы Администрации президента был назначен генерал-майор КГБ Игорь Сергеенко. Последние шесть лет он занимал должность первого заместителя председателя КГБ по контрразведывательной деятельности, а также занимался “обороной конституционного строя” (проще говоря - борьбой с политическими оппонентами).

В конструкции авторитарного режима Лукашенко должность главы администрации является одной из ключевых. Поэтому перемещение сюда специалиста по борьбе со шпионажем - шаг более чем показательный. В условиях усиливающегося давления Москвы Лукашенко все больше опасается внешнего вмешательства и все меньше доверяет собственной номенклатуре, боится предательства.

Новый руководитель администрации Президента Беларуси Игорь Сергеенко во время представления,5 декабря 2019
Фото: sb.by
Новый руководитель администрации Президента Беларуси Игорь Сергеенко во время представления,5 декабря 2019

Представляя нового главу администрации, Лукашенко прямо заявил, что генерал КГБ будет в новой должности заниматься в том числе вопросами “чистоты кадров”. “Вы очень хорошо этим владеете”, - отметил он, добавив, что Сергеенко придется тесно сотрудничать с главой КГБ Валерием Вакульчиком.

Почти одновременно с этим назначением пришла информация о том, что завершено следствие по делу бывшего заместителя государственного секретаря Совета безопасности Андрея Втюрина. Втюрин, уроженец Пензы и выпускник Саратовского высшего военного училища МВД, работал охранником Лукашенко с 90-х, семь лет возглавлял Службу безопасности президента, был вхож в ближний круг семьи белорусского лидера. В апреле 2019 года его арестовал КГБ.

Официальное обвинение - получение взяток на общую сумму в $190 тысяч в ходе поставок в Беларусь телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения. Однако по неофициальной версии Втюрина арестовали за то, что он регулярно “сливал” информацию ФСБ. Подобные слухи, скорее всего, распространяли сами же белорусские спецслужбы и делалось это не случайно: номенклатура должна была получить выразительный сигнал.

Вероятно, в первую очередь именно для номенклатуры Лукашенко раз за разом повторяет, что суверенитет Беларуси никто сдавать не собирается. “Главное запомните: я не пацан, который отработал 3-4-5 лет президентом. И я не хочу перечеркнуть все, что сделал вместе с вами, народом, создав суверенное независимое государство, чтоб его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху. И куда-то выбросить или передать. Этого при мне не будет никогда”, - заявил Лукашенко 5 декабря, обращаясь к новому составу Палаты представителей.

Лукашенко во время обращения к депутатам Палаты представителей и членам Совета Республики Национального собрания, 5 декабря
Фото: president.gov.by
Лукашенко во время обращения к депутатам Палаты представителей и членам Совета Республики Национального собрания, 5 декабря

Неожиданный союзник

В день, когда Лукашенко отправился на переговоры с Путиным, в Минске начались протесты против интеграции с Россией. 7 декабря состоялось сразу две оппозиционные акции: “живая цепь” на главном проспекте Минска и митинг-шествие в защиту независимости.

Во время протестов в Минске, 8 декабря
Фото: EPA/UPG
Во время протестов в Минске, 8 декабря

Обе акции нельзя назвать массовыми. Что неудивительно: с одной стороны общество запугано многолетними репрессиями, а, с другой, - сама власть весь минувший год убеждала белорусов, что угрозы независимости нет никакой. “Живая цепь” покрыла только небольшую часть проспекта, а митинг собрал около 800 человек. Однако главное было не в этом.

Ко всеобщему удивлению милиция не стала разгонять несанкционированные акции. Единственным задержанным за весь день оказался пьяный сторонник “русского мира”, который пытался спровоцировать конфликт с демонстрантами. 8 декабря протесты возобновились: примерно 600-700 человек прошли от Октябрьской площади до посольства РФ. Российским дипломатам была передана резолюция митинга, где говорилось, что граждане Беларуси выступают категорически против углубленной интеграции и собираются защищать свою независимость. Силовики снова никак не препятствовали протестующим.

В стране, где подавляется любая уличная активность, где можно попасть на “сутки” просто за хлопки в ладоши, два дня демонстративного либерализма - событие из ряда вон выходящее. Решение не трогать протестующих наверняка принимал лично Лукашенко. Этих людей он раньше называл не иначе как “пятой колонной” и “отморозками”. Теперь же они вдруг оказались ему нужны хотя бы для картинки.

Во время протестов в Минске, 8 декабря
Фото: EPA/UPG
Во время протестов в Минске, 8 декабря

Верхом абсурда стало сообщение провластного телеграмм-канала “Пул Первого”, который всерьез утверждал, что в Минске люди вышли на улицу, чтобы поддержать Лукашенко на сочинских переговорах. Хотя в действительности демонстранты не только рвали портреты Путина, но и периодически скандировали “Долой Лукашенко!”

Остается только догадываться, под каким соусом белорусский лидер собирается преподнести эти протесты Путину. Возможно, Лукашенко в очередной раз хотел убедить Москву, что он - самый пророссийский политик в Беларуси. И если его не станет, то к власти мгновенно придут сторонники европейского курса. А, возможно, Лукашенко захотел показать, что легкой прогулки в Беларуси Путину ждать не следует - белорусы никогда не смиряться с аншлюсом. 

В любом случае Путина вряд ли впечатлили 800 протестующих в 2-миллионном Минске. Однако сам факт того, что Лукашенко вдруг понадобилась картинка оппозиционных протестов говорит о многом. Значит, в большой игре с Кремлем у Лукашенко осталось совсем мало козырей. 

Игорь ИльяшИгорь Ильяш, журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter