ГлавнаяМир

Кремль приготовил нефтяную петлю для Лукашенко

В российском правительстве усиленно заговорили о масштабном сокращении поставок нефтепродуктов в Беларусь и отказе от скрытого субсидирования белорусской экономики. Похоже, Кремль переходит к жесткому экономическому прессингу Александра Лукашенко, имея как краткосрочные, так и долгосрочные цели на белорусском направлении.

Александр Новак во время визита в Крым
Фото: кремлин.ру
Александр Новак во время визита в Крым

Еще 3 сентября министр энергетики России Александр Новак заявил о нецелесообразности поставок нефтепродуктов в Беларусь, так как они используются исключительно для дальнейшего реэспорта. Спустя два дня директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексей Сазонов озвучил и конкретные цифры - экспорт нефтепродуктов в Беларусь может снизиться с 2 млн. тонн в год до 100-300 тыс. тонн.

Сазонов также заявил о готовности России полностью реализовать так называемый “налоговый манёвр”, который предусматривает, начиная со следующего года, поэтапное обнуление экспортных пошлин на нефть при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых. В результате к 2024 году Минск будет закупать сырье по мировым ценам. Он добавил, что стороны сейчас обсуждают вопрос компенсации за последствия “налогового манёвра”, однако от скрытого субсидирования белорусской экономики Москва в любом случае намерена отказаться. “Это должен быть “счетный механизм”, когда все будут видеть, какую сумму в год мы направляем из бюджета России на поддержку Республики Беларусь”, - подчеркнул он.

Чуть ранее стало известно, что еще в июле Россия частично приостановила выплаты Беларуси по соглашению о нефтяной перетаможке (речь идет о перечислениях в белорусский бюджет экспортных пошлин за 6 млн. тонн российской нефти). С учетом заявлений о свертывании скрытого субсидирования, Москва, вероятно, хочет полностью отказаться и от механизма перетаможки.

В перспективе российские решения в нефтяной сфере могут привести к колоссальным потерям: по предварительным оценкам белорусского Минфина, доходы бюджета Беларуси сократятся примерно на 20%. Кроме того, сокрушительный удар будет нанесен по белорусским НПЗ - их продукция окажется неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке, так как будет существенно дороже российского топлива.

Нефтяные вопросы будут в числе ключевых на запланированных на 21 сентября белорусско-российских переговорах с участием Александра Лукашенко и Владимира Путина. Кроме того, белорусская сторона уже объявила о том, что будет поднимать вопрос о выделении рефинансирования кредитных обязательств на сумму в $ 1 млрд, а также о перечислении двух последних траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития на сумму в $400 млн. Глава белорусского МИД Владимир Макей предупредил, что переговоры 21 сентября будут “острыми”.

Мозырский нефтеперерабатывающий завод
Фото: mnpz.by
Мозырский нефтеперерабатывающий завод

Страхи Лукашенко

Недавно Александр Лукашенко признался, что ситуация в экономике - это единственное чего он боится. “Мне уже ничего не страшно. Я человек, прошедший через многие страхи. Но есть один страх, если его можно страхом назвать, - экономика”, - сказал он 25 августа в интервью телеканалу “Беларусь-1”.

Это красноречивое заявление Лукашенко прозвучало спустя несколько дней после его встречи с Владимиром Путиным в Сочи и назначения Михаила Бабича новым послом и спецпредставителем президента РФ в Беларуси.

С точки зрения информационного эффекта эти два события были оформлены Кремлем просто виртуозно. В Сочи, 22 августа, Путин заставил своего ближайшего союзника ждать встречи до позднего вечера, провел с ним короткую часовую беседу за закрытыми дверями и уехал на соревнование по боевому самбо. А через два дня, когда Лукашенко еще не вернулся в Беларусь, Путин опубликовал указ о назначении Михаила Бабича и даже лично его проинструктировал. Очевидно расчет был прост: у публики должно создаться впечатление, что в Сочи Лукашенко капитулировал по всем пунктам и в Беларуси он уже больше не хозяин.

Лукашенко настолько испугался репутационных потерь от этих событий, что вынужден был дать экстренное интервью белорусскому телевидению прямо в Сочи - он долго объяснял, что переговоры в Путиным прошли “очень хорошо”, а назначение Бабича было согласовано заранее. Однако в подобную идиллию верится с трудом. Во-первых, по словам Лукашенко, главный итог встречи в Сочи заключается в том, что они договорились провести переговоры в расширенном составе 21 сентября. Иными словам, Путин просто отказался решать принципиально важные для Лукашенко экономические вопросы.

Во-вторых, если бы назначение Бабича происходило полюбовно, то Лукашенко, как опытный политик, постарался бы заранее смягчить негативный репутационный эффект от подобного события. То что ситуацию с Бабичем пришлось комментировать в формате экстренного интервью наводит на мысль, что Кремль вообще действовал в одностороннем порядке - т.е. просто поставил официальный Минск перед фактом. Лукашенко же решил смолчать и не провоцировать открытый конфликт с Кремлем.

Фото: NewsBel.by

Характерно, что именно в интервью посвященном отношениям с Россией Лукашенко рассказал о своем главном страхе. Собственно именно для того, чтобы играть на страхах Лукашенко к нему и направили Михаила Бабича в качестве спецпредставителя Путина по торгово-экономическим связям с Беларусью. И заниматься он будет не диверсионной работой или поддержкой пророссийской “пятой колонны”, а прежде всего вопросами экономического шантажа Лукашенко. Именно Бабич теперь будет контролировать все ресурсные потоки, идущие в Беларусь из России, и сможет в любой момент организовать для Лукашенко любую торговую войну. В условиях сворачивания скрытого субсидирования белорусской экономики подобные полномочия спецпредставителя Путина в долгосрочной перспективе выглядят вполне угрожающе.

“Братская” бухгалтерия

Разумеется, не нужно искать во всех спорных вопросах белорусско-российских отношений тонкий геополитический расчет Путина. Без сомнения, в условиях международных санкций щедро дотировать своего партнера по Союзному государству Москве объективно становится все сложнее. Однако в данном случае экономическая необходимость вполне совпадает с геополитическими интересами Путина. В условиях войны цена союзных дотаций растёт - и за них, полагают в Кремле, следует требовать от Минска предоставления дополнительных услуг.

То, что именно так работает механизм “братской любви” Лукашенко в недавнем интервью подтвердил практически буквально. “Это же не какие-то подарки Беларуси со стороны России. За этим же кроются ответные наши услуги для Российской Федерации, - отметил он, комментируя споры вокруг льгот при поставках российского сырья в Беларусь, - Я могу перечислить, начиная от военных баз (сейчас на территории Беларуси находится два российских военных объекта - РЛС под Ганцевичами и узел связи в районе Вилейки - прим. И.И.) и прочее, транзита, границ и оборонных вопросов. То есть это не бесплатно”.

Однако теперь, опять-таки по словам Лукашенко, даже перечисление уже выделенных Евразийским фондом стабилизации и развития траншей кредита Москва “начинает связывать с какими-то другими вопросами”.

Один из военных объектов РФ на территории Беларуси – отдельный радиотехнический узел «Ганцевичи (Барановичи)», является войсковой частью Воздушно-космических сил России, оснащен стационарной цифровой радиолокационной станцией типа «Волга».
Фото: twitter.com/by24org
Один из военных объектов РФ на территории Беларуси – отдельный радиотехнический узел «Ганцевичи (Барановичи)», является войсковой частью Воздушно-космических сил России, оснащен стационарной цифровой радиолокационной станцией типа «Волга».

Вопрос № 1

Но что именно Кремль сегодня хочет от Лукашенко?

Нужно признать, что алармистские прогнозы относительно белорусско-российских отношений в последнее время существенно участились. Причем если раньше в России их распространение ограничивалось социальными сетями и откровенно маргинальными интернет-ресурсами, то теперь обсуждение возможного отстранения Лукашенко или аншлюса Беларуси стало потихоньку выходить уровень топовых СМИ. Основная мысль проста: Путин заинтересован в поглощении Беларуси не только исходя из имперских амбиций, но и личных интересов, так как это легитимизирует его переизбрание в 2024 году. Мол, если презентовать аншлюс в качестве создания нового государства, то придется принимать и новую конституцию, а потому проблема лимита президентских сроков решится сама собой. А капитуляции официального Минска Кремль якобы добьется посредством торгово-экономических войн.

Такой сценарий совсем не выглядит фантастическим. Однако если у Путина действительно есть подобные мысли, то речь наверняка идет о долгосрочной перспективе. Трудно себе представить, чтобы Путин на ближайших переговорах с Лукашенко озвучил конкретные предложения по вхождению Беларуси в состав России или смене власти. Скорее всего, пока что требования Кремля более локальные.

В этом смысле обращает на себя внимание одна интересная деталь. Встречая Лукашенко в Сочи, Путин подчеркнул, что “рад возможности” поговорить с глазу на глаз, в том числе, по “международным вопросам более широкого плана” - т.е. не касающихся интеграционных образований с участием двух государства. Довольно странный акцент в условиях короткой двусторонней встречи - все-таки Лукашенко отнюдь не Трамп и не Си Цзиньпин, чтобы обсуждать с ним повестку дня мировой политики. Если же верить словам Лукашенко в уже упомянутом интервью “Беларусь-1”, то они с Путиным вообще обсуждали преимущественно политику США и встречу с Ангелой Меркель.

 Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенка в Сочи, Россия, 22 августа 2018.
Фото: EPA/UPG
Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенка в Сочи, Россия, 22 августа 2018.

Поэтому вполне вероятно, что на данном этапе цель Путина заключается вовсе не в аншлюсе своего партнера по Союзному государству или смещении Лукашенко, а в активном вовлечении Беларуси в противостояние с Западом и Украиной в политической, экономической или военной сфере. Как не вспомнить в этой связи слова белорусского лидера про “военные базы” в качестве “ответных услуг”. Сами эти услуги, в свою очередь, автоматически усилят зависимость Беларуси от России.

В любом случае, если Лукашенко выйдет из предстоящих переговор с Путиным с крупными дотационными бонусами, то это будет повод всерьез насторожиться - значит, речь идет об очень солидной услуге.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter