ГлавнаяОбществоЖизнь

Внутреннее зеркало

Святой Августин записал: «Я любил вести беседы с обманщиками-астрологами. Истинная христианская религия отвергает и осуждает гадания и предсказания». Давно это было. Очень давно, в 421 году. Осмысленная, прочувствованная вера и сегодня соседствует с древней языческой ложью. Как и прежде, вполне мирно сочетающейся с посещением православного храма.

Фото: nantucketatheneum.org

Астрологи, гадалки, телепаты и т.д. осеняют себя крестным знаменем, развешивают на стенах иконы. Им вторят народные избранники, депутаты, коллекционирующие в своих домах чьи-то нетленные мощи, без стеснения оценивающие эти кусочки человеческой плоти в денежных знаках.

Священство молчит. То ли из-за собственного неверия, то ли сочетая веру с меркантильными интересами. Ничто человеческое им, увы, не чуждо. Подспудно жива советская традиция во время службы в храме просить Всевышнего о ниспослании благополучия советскому правительству и руководству коммунистической партии. Так было не только в православных храмах, но и в контролируемых властью протестантских молельных домах, и в немногочисленных синагогах. Во время службы в храме всегда присутствовал минимум один агент, вполне благообразный старичок, зорко следивший за исполнением этого ритуала раболепия. Задаю себе лишь один безответный вопрос: соблюдал ли этот ритуал истинный христианин священник Александр Мень?

Глубже, страшнее. Один из первых руководителей Службы Безопасности Украины без стеснения в своём интервью «Зеркалу недели» подтвердил, что его Служба использует астрологов для принятия решений оперативного свойства. Никто не возразил, не осмеял. Ни президент Кучма, ни депутаты…

Есть и иное, полузабытое. Франки и русичи клялись на Евангелии, запрещавшем клятвы, и возносили молитвы о победе над врагом распятому Христу. А ведь Святой Августин чувствовал церковь как мистическое убежище всеобщности, в которой утихают тревоги одинокой души. Церковный полумрак был призван скрывать очертания тел и выявлять трепет души.

Каждому веку, каждой культуре даётся то, во что он верит. Наша современность, верящая в бесконечный прогресс, не знает, чем он должен в конце концов завершиться. Культура, в частности, для того и существует, чтобы рассматривать и рассеивать страхи. Я знаю, помню вкус своего страха. Но я знаю и другое: взгляд, презирающий нашу жизнь, смешон, потому что это – наше бытие. Это всё, что у нас есть.

Можно не пытаться осмысливать окружающий мир и себя в этом мире. Как заметил Монтень, можно сожалеть о лучших временах, но нельзя уйти от своего времени. Здесь и сегодня я могу быть неправ, совершать ошибки, осознанный и неосознанный грех, но я вправе признать себе и миру всё это. Страх – одна из естественных форм бытия в мире, не только эмоция. Смеясь, человек разделывается со своим страхом. Именно поэтому в тоталитарной советской империи миллионы людей, в их числе и сотрудники КГБ, рассказывали друг другу остроумные политические анекдоты. Отсутствовавшие в сытых и скучных странах Европы.

Сегодня Украина переживает гнойные, болезненные месяцы. Надеюсь, не годы. Философ утверждал, что самопознание влечёт за собой отчуждение, отреченность от жизни. Я – не философ. Я многое видевший и о многом размышлявший пожилой человек, всё еще ожидающий появления простых и разумных решений. Государство Украина, сегодня гноящееся ложью мира и кровью войны, требует от всех нас иного самопознания, не отрешенности от бытия, а тяжелой, долгой умственной работы. Нашей работы, лишь она сможет заставить наших потомков руководствоваться здравым смыслом и приглашать экспертами лучших из них.

Перефразируя Камю, смею заметить следующее: опрокинув трон президента Порошенко, мы в очередной раз стали бунтарями. На этот раз – цивилизованными, бескровными бунтарями. Наш бунт возник из ощущения бессмысленности жизни в потоках лжи авторитарного правителя. И из понимания прямой опасности продолжения такой жизни. К сожалению, зло далеко не всегда наказуемо.

Нам трудно. И будет трудно. Потому что значительной частью своей истории мы последователи Византии. Византийская культура была не в состоянии повести людей Восточной Европы к новым духовным, нравственным и социальным высотам, как это в Западной Европе блестяще сделали Итальянское Возрождение и следующие за ним Гуманизм и Реформация.

У нас нет альтернативы. Необходимо научиться ежедневно осматривать себя в своём внутреннем зеркале. Это, пожалуй, основной элемент самопознания.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter