ГлавнаяПолитика

Неприкосновенность в законе

«Слуги народа» накануне Нового года, когда в силу должна вступить норма Конституции об отмене депутатской неприкосновенности, приняли такие изменения к законам, которые на практике ещё больше укрепят их «кастовость» и обезопасят от уголовной ответственности. Обо всех подробностях в репортаже LB.ua.

Фото: facebook/Владимир Струмковский

История вопроса

Ещё в первый день работы нового созыва Верховной Рады «зеленое» монобольшинство с помпой внесло изменения в Конституцию в части отмены депутатской неприкосновенности, как и обещал Владимир Зеленский в ходе президентских выборов. Норма должна была заработать с 1 января 2020 года. До этого времени депутаты должны были привести в соответствие с новациями Основного Закона все остальное законодательство. В частности, поменять закон о статусе народного депутата. До этого в этом законе было прописано, что обыск нардепов, доступ к их жилью, прослушка их телефонов, разрешение на задержание или арест требовали разрешения Верховной Рады. То есть изменения Конституции об отмене касты неприкосновенных остались бы «фасадными» и декларативными без доработки множества норм других законодательных актов.

Первая попытка внести такие правки в закон о статусе народного депутата, регламент и УК парламентарии со скандалом провалили еще в сентябре. Тогда турборежим впервые дал сбой, и на табло появилось всего лишь 196 «за» (при минимально необходимых 226). Спикер Дмитрий Разумков вынужден был даже остановить голосование, но провальный результат уже был зафиксирован. Законопроект в результате дискуссии таки отправили на повторное второе чтение.

В октябре комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности вновь едва не похоронил этот законопроект. А в начале декабря за него проголосовали только в первом чтении. Тогда фракция «Голос» требовала учесть норму о праве открывать производство в отношении депутата ГБР и НАБУ, а не только генпрокурором, как предполагала редакция первого чтения.

Фото: Макс Требухов

В итоге, за две недели до нового года парламент приступил к рассмотрению документа о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины с целью приведения в соответствие с принятым ранее решением в ст. 80 Конституции Украины об отмене неприкосновенности во втором чтении.

Глава профильного комитета Денис Монастырский с трибуны представил суть, его словами, «непростого законопроекта, над которым мы работали без преувеличения более ста дней и он один из самых масштабных в этом созыве».

Он рассказывал, что речь идёт об уточнении самой процедуры лишения депутата неприкосновенности. Отправная точка законопроекта – право вносить информацию в ЕРДР об уголовном правонарушении депутата будет иметь единолично генеральный прокурор. А его кандидатуру, как мы помним, подаёт на утверждение в парламент президент Украины.

«Это новация, которую мы поддержали», – подчеркнул Монастырский.

Досудебное расследование уголовных дел и производств в отношении депутата смогут осуществлять следователи НАБУ и центрального аппарата ГБР. Ходатайства о разрешении на арест и избрание меры пресечения в виде содержания под домашним арестом или стражей, на обыск или применение негласных следственных действий должны тоже быть согласованы и одобрены генеральным прокурором. Рассмотрение таких ходатайств будет осуществляться в судах в рамках юрисдикции органа расследования ГБР или в случае подозрения в коррупции – Высшим антикоррупционным судом. Глава Верховной Рады Украины получит право в обязательном порядке быть оповещенным о вручении подозрения депутату. 

Поправка Мамки

После короткой презентации Монастырского парламентарии перешли к рассмотрению поправок. Основной вал критики обрушился на «слуг» за то, что в окончательной редакции так и осталась норма «о праве первой ночи» генпрокурора. Так, нардеп от «Голоса» Александра Устинова требовала рассмотреть ее правку под номером 45.

Олександра Устінова
Фото: my.ua
Олександра Устінова

«Это ключевая поправка этого закона. Ведь нам сейчас предлагают схему, когда единственный человек в этой стране сможет открывать уголовные дела против депутатов. Это создаст правоохранительную коллизию, поскольку правоохранительные органы не знают: будет ли в деле народный депутат или нет, когда начинают расследование. То есть все собранные доказательства до того, как в деле появится народный депутат, потом в суде не можно будет использовать. Это позволит просто развалить все дела по народным депутатам. Поэтому требую, чтобы в ЕРДР сведения об открытии уголовного дела мог вносить не только генпрокурор, но и руководитель НАБУ, ГБР и Антикоррупционного суда. В противном случае этот закон не будет работать, а народные депутаты так и не будут нести ответственность», – с эмоциями выступала Устинова. Однако большинство эту поправку провалило.

Алексей Гончаренко от «Европейской солидарности» назвал эту норму прямой угрозой для снятия неприкосновенности с нардепов по политическим мотивам и «по велению» одного человека в стране – генпрокурора.

«Это создаёт существенные политические и коррупционные риски, когда мы в одни руки даём такие полномочия... А судьи кто? ГБР, где до сих пор сидит Труба, которого так прорвало, что воняет по всему миру, а не только в Украине. А второй – это директор НАБУ Сытник, которого по решению суда, именем Украины, уже признали коррупционером. Если Труба и Сытник будут расследовать коррупцию депутатов в таком случае, то мы тогда далеко зайдём! В любом деле будет – труба, а у них – полная сытость», – предупреждал он.

Но все попытки оппозиции разных фракций ограничить возможный произвол генпрокурора оказались тщетны. Схожая поправка Николая Княжицкого от «ЕС», которая обязала бы генпрокурора предоставлять обоснованные доказательства для открытия дела в отношении нардепа для предотвращения политического давления, тоже не была поддержана.

Впрочем, зал объединила поправка Григория Мамки – депутата фракции ОПЗЖ. Звучит она дословно так: «Народные депутаты Украины не несут юридической ответственности за результаты голосования или высказывания в Верховной Раде Украины и ее органах, а также при осуществлении депутатских полномочий, за исключением ответственности за оскорбление или клевету».

В изначальной редакции предлагалось ограничиться только тем, что депутат не должен нести ответственность только за результаты голосования или высказывания в Верховной Раде и ее органах. Но норму ещё на комитете решили, как говорят, «не надо стесняться», расширить словами: «при осуществлении депутатских полномочий». В Законе «О статусе народного депутата» эти полномочия не прописаны чётко. В ст.1 указано право «осуществлять полномочия, предусмотренные Конституцией Украины и законами Украины» на избранный срок. Согласно ст.2 и 3, «депутат осуществляет свои полномочия на постоянной основе. И при исполнении своих полномочий депутат руководствуется Конституцией Украины, законами Украины и общепризнанными нормами морали».

Эту «новацию Мамки», которая по своей сути ставит жирный крест на самой идее отмены неприкосновенности, поддержали 326 депутатов из всех фракций, кроме «Голоса». В итоге сам закон во втором чтении и целом проголосовали «слуги», фракция ОПЗЖ, внефракционные и группа «За будущее» 291 голосами.

Фото: Макс Требухов

Крик «Голоса» и оправдания «слуг»

«То, за что, проголосовала Верховная Рада – это не снятие депутатской неприкосновенности, – уверена нардеп Устинова. – Приведу пример. Раньше можно было арестовать имущество народного депутата. Теперь это невозможно будет сделать. Потому что в законе написано, что до этого депутат должен быть приглашён в суд и проинформирован там о таком аресте имущества. Если же он не придет в суд по «уважительной причине», скажем, так, как у нас любят депутаты: сердце прихватило или уехал за границу лечиться, то никто не сможет наложить арест на его имущество».

А «правка Мамки», по словам Устиновой, фактически забетонировала депутатскую неприкосновенность: «Теперь все адвокаты депутатов будут использовать формулировку «при выполнении депутатских полномочий» в судах и говорить, что «так, ведь депутат был при исполнении, поэтому не должен нести юридическую ответственность».

Ещё одна «мина» закона, по её мнению, заложена в том, что теперь правоохранительные органы вообще не могут открывать дела против депутатов. «Они должны идти к одному лицу в этой стране – генеральному прокурору и просить его о разрешении. Если они расследуют дело и выходят на народного депутата, а затем идут к генпрокурору, то все доказательства, которые были собраны до момента, когда они вышли на народного избранника, не могут быть использованы в суде. Это фактически блокирует работу правоохранительных органов по народным депутатам», – продолжала нардеп.

Правда, на все эти аргументы замглавы фракции «Слуга народа» Александр Корниенко имел свои ответы. Мол, да, кандидатуру генпрокурора подаёт президент.

Фото: Макс Левин

«Но ведь голосует за него парламент. Сейчас, да, монобольшинство. Завтра будет поли. А наши оппоненты пусть не нарушают закон. Тогда не будет политических преследований и каких-либо других уголовных производств. Мы обещали, что закончится эпоха лжи и неравенства. Вот она и закончится. Пожалуйста, с 1 января депутат будет равен с вами и любым другим гражданином Украины», – с улыбкой парировал он.

Анна СтешенкоАнна Стешенко, Специальный корреспондент
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter