ГлавнаяБлоги

«Потрусить» украинское государственное «древо». Как события в Азове стали фактором вмешательства Кремля в украинскую политику

События в Азове, инспирированные и организованные кремлёвскими чекистами, получили не только военно-политическое или геополитическое значение, а стали одним из основных факторов вмешательства Кремля в украинские политические расклады.

Фото: Иван Станиславский

Нет никакого сомнения в том, что азовские экзерсисы нынешнего Кремля преследуют сразу несколько целей в контексте продолжающегося его давления на Украину. Так же, как нет никаких сомнений в том, что в общей стратегии “восстановления империи” Кремль отводит весьма важное и “долгоиграющее” значение именно этому региону. И дело тут не столько в геополитике или финансово-экономической сфере, хотя, конечно, они не менее важны нежели собственно военный фактор ползучей российской милитаризации Азово-Черноморского региона, а в том, что накаляющаяся обстановка в этом регионе стала значительным фактором, влияющим на внутриукраинскую политическую ситуацию. 

По сути, события в Азове инспирированные и организованные кремлёвскими чекистами получили не только военно-политическое или геополитическое значение, а стали одним из основных факторов вмешательства Кремля в украинские политические расклады и его прямого стремления в очередной раз «потрусить» украинское государственное «древо»...

Тот факт, что «блистательная победа» российских морчекистов над украинским рейдовым буксиром и двумя малыми артиллерийскими катерами, а так же искусственная блокада Керченского пролива и украинских азовских портов, в конечном итоге, привела Кремль к обструкции на мировой арене, перспективе новых санкционных «шлепков по попе» и введении военного положения в Украине в 10 областях, никого не должен вводит в заблуждении.

Чем-то же руководствовались кремлёвские «многоходовочники», принимая решения — блокировать, таранить, а потом и стрелять... Причём, точно зная, что при этом они нарушают все возможные и невозможные нормы международного морского права. Многие склонны усматривать в этом некий переизбыток «геополитического тестерона». Мол, хулиганские наклонности, стремление «поиграть мышцой» и вообще имперский раж, подтолкнули Кремль в очередной раз продемонстрировать миру и всем заинтересованным — «кто тут хозяин». Но это, самое простое объяснение, происходящему в Азове, вряд ли соответствует действительности. Кремль неоднократно демонстрировал, что не склонен в рамках реализуемой им стратегии к неким импульсивным эскападам, грозящим всей её целостности или направленности. И посему, способен контролировать свои «эмоции» достаточно эффективно, даже если всё идёт прахом и вся стратегия катится кувырком.

Так и в этот раз. Первое о чём завопили в Кремле, сразу после перехода азовского противостояния в «острую фазу» (морского боя у берегов Крыма) были два постулата именно политического, внутриукраинского характера, направленные на подрыв устойчивости нынешнего военно-политического руководства Украины.

Фото: EPA/UPG

Напомню, сначала российская пропагандистская машина начала разгонять тезис о «спланированости и изначальной направленности на срыв выборов в Украине», яко бы организованной хунтой «провокации в проливе». Я думаю, что в соответствующих кабинетах кремлёвских «информационных войск» уже потирали руки, когда в связи со всем этим, в Киеве, в свою очередь, инициировали введение военного положения. А пророссийская братия в Раде устроила перфоманс с «вызовом на ковёр» Верховного Гловнокомандующего для «дачи пояснений о влиянии военного положения на выборы Президента и Парламента». Причём, главной причиной выдвигалось некое виртуальное «наступление» на права и свободы граждан в связи с введением «никому ненужного» военного положения, а подсупудно имелось ввиду выбить у хунты пару козерей перед чрезвычайным заседанием Совета безопасности ООН по поводу керченских событий. Параллельно, в социальных сетях и ряде подконтрольных Кремлю и «союзным» ему организациям «украинских» СМИ стал задвигаться постулат о «Керченском позоре Порошенко» и неспособности его «противостоять российской агрессии». А так же необходимости судить и наказать украинских военных моряков, которые не оказали врагу сопротивления и сдали «без боя» врагу корабли.

Надо понимать, в купе с удивительно «очень быстро» появившимися в сети видео с таранами, «допросами-признаниями» и конвоированием украинских моряков это всё должно было, по задумке Кремля, весьма так неслабо треснуть по самосознанию украинских граждан, особенно исповедующих патриотические установки и идеологию. Несомненно, следствием всего этого «беспредела и беспомощности» должно было стать разочарование этой части украинского общества, как в нынешней власти, так и немедленное усиление протестных настроений в нём. При заботливом и настойчивом «внимании» к этому процессу российской информационно-пропагандисткой машины.

Но всё это делалось Кремлём так топорно и неумело, на что наложились ещё и его внутренние «разборки между башнями», что уже на третьи сутки после «острой фазы», даже самым скептически настроенным экспертам за керченским «боем» стал весьма отчётливо угадываться небезизвестный «баян», а именно план «шатун» и прямая информационная атака на основные предвыборные постулаты нынешнего Президента, где термин «Армия» является основным.

Причём, чем дальше, тем больше ситуация накалялась. Кривлянье депутатов в Раде по поводу введения военного положения, разгон «зрады», который по интенсивности был сравним с 2014-м годом и одновременно призывы к «протесту против коррумпированной власти, жертвующей жизнями наших моряков ради своих политических интересов», набирали оборот.

И казалось, на этот раз Порошенку, действительно, «нечего сказать» и даже «нечего сделать». Ибо военное положение, объективно говоря, играло «на руку» этой кремлёвской версии. Однако, нынешний Президент так же в очередной раз продемонстрировал, что вполне способен «держать удар» и весьма эффективно реагировать на «возникающие ВНЕЗАПНО» проблемы.

Сначала, введение военного положения было «модифицировано». Уменьшено на 30 дней, введено ТОЛЬКО в 10 приграничных областях (исключая КИЕВ), отменена ЛЮБАЯ мобилизация, а пресловутые права и свободы граждан никоим образом не ограничены. Более того, в законодательном порядке были НАЗНАЧЕНЫ согласно Конституции в положенный срок и дату выборы Президента. Соответственно, тезис о «злокозненной провокации Порошенко по срыву выборов» был практически выбит из рук оппонентов.

Стоп-кадр из видео тарана украинского буксира кораблем РФ
Фото: стоп-кадр
Стоп-кадр из видео тарана украинского буксира кораблем РФ

Дальше — больше. Фантастически дебильный по своему содержанию и аргументации спич господина Путина на его пресс-конференции на саммите G-20, где он путал катера, положения международного морского права и отрицал очевидное, и выдумал совсем уж неадекватные мотивы похода украинских кораблей из Одессы в Мариуполь, вроде стремления «взорвать мост», дал нынешнему украинскому руководству целый набор козырей. Приходится только удивляться, кто, зачем и почему подготовил ему эту фантасмагорическую речь. Причём, хунта вполне могла эти козыри использовать (к слову, и использовала), как в деле противостояния российской информационно-психологической операции внутри Украины, так и на международной арене. Газку подкинули так же всплывшие некоторые «подробности» захвата украинских кораблей (выяснилось, что два больших российских сторожевика умудрились таранить друг дружку в ходе этой «блистательной» операции нанеся себе довольно существенные повреждения, а в ходе самого захвата россияне применяли боевую авиация и явно неадекватные средства поражения в виде авиационных ракет). Ну и контрольным «в голову» всей этой кремлёвской «информационной операции» стала серия публичных выступлений нашего НГШ генерала Муженко и ряда других отечественных военных и экспертов о реальной концентрации российских войск по нашим границам, в том числе в Азове и на оккупированных-аннексированных территориях.

О том, что очередная попытка «пошатнуть» политическую устойчивость страны, а равно и её военно-политического руководства с помощью явно организованной и специально проведённой «морской баталии» не удалась, свидетельствует нынешняя риторика Юлии Владимировны Тимошенко, появившаяся у неё ещё до «отлёта по важным делам» в США. Теперь она заговорила о «сокращении военного положения» и его «конкретном содержании». Ну не нравится Кремлю ситуация, когда ВСУ приведены в боевую готовность «ПОЛНАЯ». Это его как-то нервирует. Особенно нервничают по этому поводу в народных «бантустанах», где ожидают очередного «укропского наступления» практически со дня на день...

Резюмируем. То что случилось 25-го ноября неподалёку от Крымских берегов и Керченского пролива, конечно же, имело целый ряд причин. И в контексте нынешней агрессивной стратегии Кремля в отношении Украины, где в причудливой «гибридной» форме чередуются военные, политические, финансово-экономические и информационно-психологические формы, мотивами фактически «прямого акта агрессии», причём уже под своим собственным флагом, могло стать всё что угодно. Скоропалительная ошибка ли это была, или «тонкий расчёт», сейчас трудно сказать. Однако, тот факт, что стремление выжать из ситуации «максимум» и острое желание в очередной раз «пошатать» Украину у Кремля были в наличии — очевиден.

Константин Машовец Константин Машовец , военный эксперт
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter