Лондонский кинофестиваль 2013. День 4

Признаюсь честно, я давно хотел побывать в Англии. Во многом, это связано с героем моего детства – непревзойденным умницей Шерлоком Холмсом. Позже, в каком-то пионерском лагере, вместо жвачек Turbo, я купил у букиниста "Дэвида Копперфильда" — стало интересно, что общего у опального фокусника и увесистой книги середины 19 века. Как оказалось, кроме опалы и имени — ничего. Однако, с тех пор образ Англии стал для меня кинестетическим.

Кадр из фильма "Невидимая женщина"
Кадр из фильма "Невидимая женщина"

Интерьеры, которые раньше я представлял, большей частью, под влиянием превосходной работы Беллы Маневич-Каплан, создававшей костюмы и декорации для Масленникова, наполнились новыми деталями и были окончательно обжиты духом места.

Сегодня BBC, совместно с Британским институтом кино, показали Чарльза Диккенса, своего национального героя, с довольно неожиданной точки зрения – восемнадцатилетней девушки, которая вскружила писателю, в то время уже седую отчасти, голову.

"Невидимая женщина" – это история любви, зажатая в тесные рамки викторианской Англии. Известно, что Диккенсу в какой-то момент стали невыносимы семейные узы и он нашел в себе смелость от них освободиться. Наверное, для любого другого члена английского общества, где институт джентельменства в то время был сильнее, чем когда либо прежде, такой поступок означал бы верную социальную смерть, но авторитет Диккенса позволил ему устоять.

Мне, предубежденному англофилу, фильм понравился. Он тонкий, его герои подлинные. Рэйф Файнс просто вне конкуренции. Диапазон реализованных им характеров растет по экспоненте: Иисус Христос становится Лордом Волан-де-Мортом, герой романа "Большие надежды" – его создателем.

Кстати, "Невидимая женщина" – это не только актерское достижение Файнса, но и его второй, более уверенный шаг в режиссерском амплуа.

После этого "Дон Джон" – дебютный полнометражный фильм Джозефа Гордона-Левитта – казался слишком грубым и современным. Тема порнозависимости после викторианских квазипоцелуев, воспринимается как недоступное пониманию явление далекого межпланетного будущего.

Скарлет Йохансон отлично сыграла сладкую укротительницу кобелей, Джилиан Мур – сверхчувствительную и сверхчувственную вдову, сам режиссер – накаченного плейбоя, в жизни которого реальный секс еще никогда не побеждал мастурбацию под дешевую, развязную порнушку. Короче, у Гордона-Левитта есть неплохие шансы вписаться в тесную голливудскую компанию: тренды чувствует; кастинг, как для дебюта, выше нормы; сценарий по своей структуре и динамике хороший.

Кстати, это фильм, на котором впервые за все время, что я здесь, в зале стоял плотный запах поп-корна и луковых колечек в кляре. Это тоже можно трактовать как знамение будущего успеха Дона Джона и его молодого папочки среди широкого во всех отношениях зрителя.

Андрей Пелюховский Андрей Пелюховский , Победитель Школы кинокритиков ОМКФ-2013
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter