ГоловнаСвіт

Китай в лидерах, все в онлайн, падение рынка услуг: экономические итоги пандемии

2020-й стал настоящим сюрпризом для авторов экономических макропрогнозов: пандемия коронавируса привела не только к крупнейшей за десятилетия глобальной рецессии (прогнозируемое падение в 5%), но и к масштабному перераспределению рынков и индустрий. Вместе с тем, в 2021-й мир вошел с пониманием, по крайней мере частично, каких долгосрочных последствий ожидать в дальнейшем. LB.ua выделил пять ключевых трендов, которые будут определять развитие глобальной экономики в 2021-м коронавирусном году.

На экране указан общий объем транзакций - 498,2 млрд юаней (74 млрд долларов) после завершения 11-дневного фестиваля онлайн-покупок Tmall в Ханчжоу в провинции Чжэцзян на востоке Китая, 12 ноября 2020
Фото: EPA/UPG
На экране указан общий объем транзакций - 498,2 млрд юаней (74 млрд долларов) после завершения 11-дневного фестиваля онлайн-покупок Tmall в Ханчжоу в провинции Чжэцзян на востоке Китая, 12 ноября 2020

Больше государства

Еще до разгара пандемии роль государства в экономике все более возрастала как в развивающихся странах, так и в евроатлантической зоне. Дирижизм, протекционизм и торговые войны стали одним из ключевых ранних трендов минувшего года.

Однако настоящий взрыв произошел после стремительного распространения эпидемии коронавируса в США и странах ЕС. Государства стали наперегонки вводить льготы для бизнеса и выделять пособия безработным. Например, Германия за 2020-й на такие меры выделила два дополнительных бюджета размером в 280 миллиардов евро (или 8,9% ВВП страны).

Ощутимы и дополнительные эмиссии “количественного смягчения”. За последний год центробанки стран мира выпустили в обиход денег эквивалентом в 14 триллионов долларов.

Как итог в странах значительно выросла доля государства в перераспределении ВВП. И хотя часть программ выглядят как одноразовые или кратковременные меры, можно ожидать, что после отступления болезни государство не поспешит отказываться от активного участия в управлении экономическими процессами.

Фото: EPA/UPG

Переход в онлайн

Не все изменения стали неожиданными, некоторые из них ускорили свой поступательный рост последних десятилетий. Ключевым из таких трендов стал технооптимизм – максимальная оцифровка производственных процессов, систем управления и деловой коммуникации. Интеграция искусственного интеллекта и дополненной реальности в системы обучения, а также постепенное слияние онлайн и офлайн компонентов образования вынужденно ускорились благодаря локдаунам.

Пандемия стала также неожиданным катализатором другого важного тренда последних десятилетий – развития социальной ответственности бизнеса. Хотя кризисные меры замедлили программы устойчивого развития и уменьшили социальные бюджеты, позитивные изменения на уровне корпоративного управления (большая роль сотрудников в принятии решений) и усиления ответственности перед локальными сообществами 2020-м развивались рекордными темпами.

Говоря об ускорении трендов минувшего года, можно упомянуть и о бенефициарах коронакризиса. Таковыми однозначно стали техногиганты в сфере коммуникации, геймдев и стриминговые сервисы. Рост рынка информационных и коммуникационных технологий Всемирный банк оценивает более чем щедро – в ключевых сегментах (таких, как видео стримминг и геймдев) рост ожидается на уровне 40-60%.

Сотрудники работают в штаб-квартире китайского гиганта электронной коммерции JD.com во время торгового фестиваля 11.11 в Пекине, Китай, 11 ноября 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Сотрудники работают в штаб-квартире китайского гиганта электронной коммерции JD.com во время торгового фестиваля 11.11 в Пекине, Китай, 11 ноября 2020 г.

Отдельно стоит упомянуть и масштабные инвестиции в системы здравоохранения и медицину как науку. Один только рынок вакцин от коронавируса оценивают в 10 миллиардов долларов ежегодно. Масштабные исследования в этом направлении, а также использование новых методов может значительно ускорить другие медицинские разработки. Все эти тренды сохранятся.

Авиаиндустрия и туризм

Экономический кризис 2020-го стал уникальным с точки зрения своего эффекта – он затронул практически каждую страну на земном шаре, однако имел совершенно неравнозначный эффект на разные секторы экономики. Импульсом к усугублению ситуации стал не столько спад платежеспособности и потребительских настроений, сколько ограничительные меры. Как результат – глубокое падение сферы услуг, туризма и, особенно, авиаиндустрии.

Глобальная гражданская пассажирская авиация (не учитывая Китай) в первом полугодии упала на 90%, и имеет очень невысокие шансы на быстрое восстановление. Несмотря на быстрое восстановление темпов продаж билетов после ослабления ограничительных мер, пострадать может сама модель авиабизнеса, что удорожит полеты и может сделать их менее привлекательными в будущем. Туризм потерял от 30% до 90% в зависимости от страны и типа отдыха.

Турист делает селфи на фоне каньона на реке Цзиньша, провинция Юньнань, 14 июля 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Турист делает селфи на фоне каньона на реке Цзиньша, провинция Юньнань, 14 июля 2020 г.

Восстановление наиболее пострадавших сфер даже при достаточно оптимистическом сценарии (быстрая вакцинация и отсутствие мутаций вируса) грозит затянуться на три – пять лет. Главная причина долгого восстановления – высокая доля малого и среднего бизнеса в пострадавших секторах.

В то же время огромные потери сферы коммерческой недвижимости остались вне фокуса не только части аналитиков, но и государственной поддержки. Катастрофический обвал цен на ту самую коммерческую недвижимость и аренду не остановили даже попытки переосмыслить рабочее пространство в пользу безопасных рабочих зон и коворкингов. Тогда как активный переход работодателей на удаленную или смешанную схему трудоустройства не сулит сфере коммерческой недвижимости успехов и в среднесрочной перспективе.

Китайская экономика

Если экономика США сконцентрирована на быстром восстановлении (которое оказалось ближе, чем ожидали в первой половине года), то китайская экономика продолжает свой рост, пускай и не такими быстрыми темпами. В 2021-м Китаю прогнозируют почти 2% роста, что значительно опережает все страны ЕС и Северной Америки, где падение оценивают в среднем на уровне 4% и 6% соответственно. Китаю также дают и более высокие темпы восстановления: 8% против 3% в США или Германии.

Таким образом, вторая экономика мира стремительно приближается к тому, чтобы забрать пальму первенства у США. Согласно отчету Центра исследований экономики и бизнеса, выход Китая на первое место в мире по объему номинального ВВП в долларах США может перенестись уже на 2028-й год.

В этом же исследовании авторы указывают, что в 2027-м Индия обгонит Германию, а в 2030-м Японию, став третьей экономикой мира.

Стоит отметить, что эти прогнозы учитывают нынешние тренды, а такая стратегия оценки не раз доказывала свою ошибочность. Тем не менее, важным фактором пандемии стало цементирование экономического влияния Китая, и этот тренд останется актуальным и в 2021 году.

 На экране на мосту высвечиваются курсы акций и валют, Шанхай, 9 ноября 2020.
Фото: EPA/UPG
На экране на мосту высвечиваются курсы акций и валют, Шанхай, 9 ноября 2020.

Энергоресурсы и ОПЕК

Ожидаемыми аутсайдерами пандемии стали и страны-экспортеры энергоресурсов. После катастрофического падения цен на нефть в апреле (баррель нефти марки Brent торговался на уровне 32 долларов), страны ОПЕК+ договорились о беспрецедентном снижении объемов производства нефти на 9,7 миллионов баррелей в день. Уже к июлю снижение цен и производственных объемов болезненно ударило по странам Персидского залива, а еще сильнее по России.

В 2021-й ОПЕК+ входит с умеренным оптимизмом. Благодаря быстрому распространению вакцины и, как следствие, оживлению деловой активности, блок экспортеров энергоресурсов уже договорился об увеличении темпов добычи черного золота. 

В то же время этот оптимизм остается сдержанным и даже сами энергоэкспортеры признают, что речь идет вовсе не о краткосрочном падении с возвращением к статусу-кво. Новый Зеленый Курс, диверсификация энергетического импорта в ЕС, а также продолжение (хотя и с большими потерями) сланцевой добычи в США создают серьезные долгосрочные риски для ОПЕК+. 

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram