ГлавнаяОбществоЖизнь

Над Дон Кихотом никогда не смеялись

Над Дон Кихотом никогда не смеялись. Более того, и сегодня испанцы считают его созданием национального гения. Странный, легко принимающий отару овец за группу вооруженных врагов, видящий нечеловеческое зло в крыльях ветряных мельниц, патетически влюбленный в молодую женщину старик, он, Рыцарь Печального Образа, оказался бессмертным. Сервантес, автор «Дон Кихота» называл своего героя «разумным безумцем».

Мадрид. Памятник Дон Кихоту и Санчо Пансе.
Фото: espanarusa.com
Мадрид. Памятник Дон Кихоту и Санчо Пансе.

В истории европейской психиатрии зафиксированы несколько попыток диагностирования его, Дон Кихота, поведения в качестве болезненного. Спустя пятьсот лет этот придуманный, неуклюжий персонаж  всё ещё жив. Как живо и далекое от здравого смысла социальное поведение, называемое донкихотским. А те два давно почившие европейских психиатра, француз и немец, одевшие Дон Кихота в платье диагноза, забыты. Как уже забыт везде, кроме путинской России, мой недавний коллега профессор Снежневский, определивший героя Сервантеса страдающим его, Снежневского авторства, вялотекущей шизофренией. Поскольку Дон Кихот, он же Рыцарь Печального Образа был, несомненно, инакомыслящим.

Совсем недавно, перелистывая свои лагерные записи и вырезки, я осознал, чем отличались врачи прежних столетий, пытавшиеся исцелять психически больных людей странными, диковатыми и бессмысленными на современный взгляд методами, от современных шарлатанов с докторскими степенями (они, увы, существуют). Те, наши предшественники искали как могли корень зла, проявлявшегося в человеческом безумии. Подобно тому, как средневековые алхимики искали золото, смешивая и разогревая  реторты с различными смесями. А современные шарлатаны, живя и работая в век доказательной медицины, отрицают уже доказанное и понятое строгой наукой. И на этом зарабатывают безнаказанно свои грязные деньги. 

Варианты нормы… Их множество. От никогда  не страдавшего выраженным психическим заболеванием убийцы миллионов Гитлера, до великого писателя Томаса Манна. От жестокого тирана Сталина, до великого ученого и скромного человека Андрея Сахарова, мешавшего своей негромкой точностью Брежневу, Суслову и иным кремлевским небожителям.

Томаса Манна ненавидела постнацистская немецкая интеллигенция. Он был укором её молчанию, её соглашательству. Он знал всё то же, что знали другие немецкие интеллектуалы. Но те – молчали. Андрея Сахарова ненавидела советская партийная элита. Он был укором их лжи, их жестокости по отношению к собственному народу. Они, партийные советские лидеры пропагандировали уже тогда мертвое учение марксизма-ленинизма, а он, Сахаров, говорил о необходимости свободы слова в СССР и прекращении советской экспансии в Афганистане. Впрочем, его, давно почившего, ненавидит современная российская власть, поскольку каждое так давно сказанное им  слово по-прежнему живо.

Сегодня в Украине быть инакомыслящим не опасно. Возможно говорить, писать, призывать…  Не караются правосудием и кровавые призывы. Потому что его, правосудия в государстве Украина не существует.

Точнее, оно существует в зачаточном состоянии. Как заметил мудрый советский юрист Явич, несоответствие правоотношений законодательству – одно из свидетельств ненормального существования системы права в государстве. По-видимому, и он, профессор права, был инакомыслящим…

Давно, очень давно, в 1895 году известным российским юристом было сказано: «Сопротивление личности неправу, т.е. нарушению права, есть обязанность, долг. Оно есть долг управомоченного к самому себе, ибо таково веление нравственного самосохранения. Оно есть долг по отношению к обществу, ибо необходимо для осуществления права». Так думали и писали юристы в 1895 году. Совершенно иначе думают и поступают юристы, управляющие сегодня Украиной. Одно счастье – не пишут.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter