ГлавнаяПолитика

ТКГ: новое прочтение?

Из-за масштабной паники относительно коронавируса и начинающегося экономического кризиса, очередное заседание ТКГ на этой неделе в Минске прошло в украинском информпространстве практически незамеченным. Ведь вместе с оптимистическими заявлениями Офиса президента о подвижках в вопросе обмена удерживаемых лиц, появилось и сообщение о том, что Украина и РФ согласовали создание нового - в составе политической подгруппы ТКГ – органа, Консультативного совета.

Фото: DW

Что именно под этим подразумевается? Возник ряд логичных вопросов. А именно: 

– каков статус упомянутого совета и каковы функции?
– кто в него будет входить?
– замглавы президента РФ Дмитрий Козак заявил: речь идет о создании «переговорной площадки с участием стран «нормандского формата и сторон конфликта». Означает ли сие, что Украина согласилась с «извечным» требованием Москвы говорить напрямую с представителями боевиков?
– знаменует ли сам факт создания совета согласие Украины на легализацию боевиков в качестве «стороны конфликта»
– сможет ли Россия воспользоваться возможностью, дабы снять с себя ответственность как страны-агрессора?

LB.ua попытался по крупицам собрать информацию о произошедшем. О Консультативном совете – в том числе о том, как его работу видят наши переговорщики в ТГК. Сегодня же коллеги из «Зеркала Недели» опубликовали сам текст протокола.

Итак, речь идет об органе, в который войдут 10 представителей от Украины, 10 представителей от «отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» (заметьте областей Украины – никаких «Л/ДНР», т.е. никакой легитимизации оккупационных администраций, действующих под вывесками «Л/ДНР»), а также по одному представителю от РФ, ОБСЕ, Германии и Франции. 

«Основной задачей Совета является осуществление диалога, консультаций и выработка предложений по проектам политических и правовых решений по урегулированию конфликта в соответствии с Комплексами мер, в том числе относительно проведения выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины», – отмечается в решении ТКГ. Фактически, создание данного органа – попытка реализовать давнюю идею команды Зеленского о том, что в Минске Украина должна говорить не с представителями оккупационных администраций, но с жителями этих регионов, в том числе теми, кто уехал на подконтрольную территорию. Цитата Владимира Зеленского из декабрьской «нормандской встречи»: «Сегодня не единожды президент РФ говорил о прямом диалоге. Конечно, я готов. Я вам больше скажу: я все время говорю с ними. Я сам с юго-востока. Больше 3 млн уехало к нам. Они для меня такие же жители оккупированного Донбасса». Об этом шла речь на инвестиционном форуме в Мариуполе. На встречах высшего уровня в Париже. 

Ясно: украинская сторона в любой момент готова номинировать в Совет целый ряд авторитетных дончан и луганчан – публичных представителей бизнеса, культуры, науки и т.д. Эти люди, во-первых, чудесно понимают местную специфику; во-вторых, напрямую заинтересованы в результативности диалога (разумеется, конкретные фамилии – предмет последующих переговоров, но тут важен сам факт). Да, правила переговоров в Минске довольно жестко регламентированы, однако ТКГ вполне может иметь «совещательный орган».

Важный момент: согласно вторым «минским соглашениям», подписанным еще Петром Порошенко, Украина взяла на себя обязанность согласовывать конституционную реформу в части децентрализации и вопросы, касающиеся местных выборов, с «представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках трехсторонней Контактной группы». По версии Москвы, такими представителями являются сотрудники «органов власти» так называемых «Л/ДНР». Однако новое предложение Украины, озвученное сейчас в Минске, – представительство Донецкой и Луганской областей Украины должно формироваться поровну из тех, кто живет на оккупированной территории, и тех жителей Донбасса, кто выехал оттуда. В равной пропорции. Эта деталь важна. 

Фото: Макс Левин

Ясно, русские попытаются представить случившееся в выгодном для себя свете. А именно как «прямые переговоры» между Украиной и так называемыми «Л/ДНР». В надежде, в том числе, на неприятие внутри украинского общества (очередную волну «зрады»). Получится ли – зависит от не/эффективности украинской дипломатии.

Также – от неготовности наших партнеров по «нормандскому формату» подыгрывать агрессору. В случае положительных ответов на все вышеперечисленные вопросы Консультативный совет может действительно отменить монополию представителей ОРДЛО в Минском процессе.

Еще один фактор показателен.

Речь о следующей серии обмена удерживаемых лиц. 

Конкретно «всех на всех». 

Точнее – готовности представителей «той стороны» выполнять фактово достигнутые в Минске договоренности. Предполагается, что уже в ближайшие дни на территории так называемых «Л/ДНР» смогут активизироваться представители «Красного креста». Не/ результативность их работы будет лучшим свидетельством относительно реальной готовности к мирному процессу.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Олег БазарОлег Базар, Главный редактор LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram