ГлавнаяКультура

«Оскар»-2020: двенадцать фильмов, обязательных к просмотру

В ночь на понедельник, 10 февраля станут известны лауреаты 92-й церемонии награждения Американской Киноакадемии «Оскар». Среди фаворитов этого года – «1917» Сэма Мендеса и «Паразиты» Пон Чжун Хо, и главная интрига – предпочтут ли киноакадемики в основной номинации корейскую социальную трагикомедию военной драме Сэма Мендеса. Впрочем, и в других номинациях любопытно: вполне вероятно, что это будет год второго «Оскара» для Рене Зеллвегер, год, когда Киноакадемия наконец-то отметит талант Хоакина Феникса, и второй год подряд, когда неамериканское кино сможет стать настоящим триумфатором церемонии.

О двенадцати ключевых фильмах-номинантах и их наградных перспективах – в ставшем уже традиционным предоскаровском обзоре.

Сергей Ксаверов:

«Джуди»

Фото: Vanity Fair

Почти каждый год в актёрских номинациях есть место подвигу или Мэрил Стрип. В этом году этот слот занят Рене Зеллвегер в не-совсем-байопике про Джуди Гарленд, знаменитую актрису и певицу, которую каждый американец знает как ту самую Дороти из «Волшебника из страны Оз». В центре фильма – эпизод её жизни, предпоследнее в жизни турне Джуди в свингующем Лондоне 1968 года.

Зеллвегер играет Гарленд со всей самоотверженностью Дженнифер Конноли в конце «Реквиема по мечте». Это женщина на грани своих жизненных сил, гасящая эффект от барбитуратов транквилизаторами и наоборот, и не совсем понимающая, где она находится. Этот бесконечный круг был запущен ещё в 30-х, когда студия MGM продавала детство Джуди на съёмочной площадке и делала всё, чтобы золотой ребёнок приносил деньги без перерыва.

При всей необходимости таких фильмов, нельзя полностью избавиться от чувства, что история Голливуда служит современности не столько уроком, сколько материалом для эксплуатации. Зеллвегер действительно блестяще справляется с ролью, если её целью было внушать огромную жалость даже в лучшие моменты её персонажа, но, ради справедливости, фильм не даёт её персонажу стать объёмным. И то, что Киноакадемия отметила в компромиссном «Джуди» ровно эти островки безопасности, есть мрачноватая ирония.

Перспективы: У «Джуди» – номинации за грим и главную женскую роль. В последней категории фильм – явный фаворит, а это значит, что у Рене Зеллвегер есть все шансы получить второй в карьере «Оскар».

«Сенсация» (Bombshell)

История падения Роджера Эйлса, главы Fox News, обвинённого в 2016 году в сексуальном харрассменте. Фильм, основанный на реальных событиях, рассказан с позиций трёх женщин, занимающих в иерархии канала ступени разной высоты. Каждая из них испытала на себе как на телеканале «делают карьеру», когда это происходит в кабинете Эйлса.

Фильм по моде «Игры на понижение» Адама МакКея: быстрый, монтажный и активно дезориентирующий зрителя даже несмотря на то, что периодически персонажи обращаются прямо к нему, глядя в камеру. Фильм, который у нас в прокате следовало бы локализовать как «Бімба» (а назвали «Сенсація»), – политическое кино про цинизм и безжалостность отношений между корпорациями и людьми. Сам он не циничен, но слишком хорошо понимает, что справедливость существует, только если у неё есть зрительская аудитория и хорошие рейтинги.

При попытках найти своё лицо, «Сенсация» всё-таки выглядит злободневным репортажем, хорошо собранным командой энергичных политтехнологов, на который сверху вишенкой на торте кто-то неизвестный положил блестящую сцену в лифте. Со временем только она, ну и, пожалуй, гениальный в своей простоте постер к фильму, остаются в памяти как несомненные его успехи.

Перспективы: Из трёх своих номинаций фильм Джея Роуча может рассчитывать разве что «Оскар» за грим.

«Джокер»

Фото: IMDB.com

История доведённого до ручки маленького человека в большом городе всегда имела шансы появиться на оскаровской церемонии. Но если назвать город Готэмом, а все последствия срыва этого человека вплести в мифологию Бэтмениады, то мы получим совсем другое явление. Оно и называется «Джокер».

Прелесть «Джокера» в том, что фильм любят и ненавидят как будто за одно и то же. Это культурный фильм с отсылками к кинотрадиции и целой серии фильмов Марти Скорсезе, но всегда можно назвать режиссёра Тодда Филлипса кровопийцей и эксплуататором, сидящем на чужом наследии. Миллиард мировых сборов, с которыми фильм кажется нагло вывалившим ноги на стол академиков, – это повод и порадоваться за успех хорошего фильма, и ворчать, что зритель платил за нездоровый хайп вокруг него. Для одних «Джокер» зацепил какой-то больной нерв, для других, скорее, поласкал зрителя, дав хотя бы в мечте анархистские фантазии, в которых можно делать всё, что угодно, под видом восстановления справедливости.

Единственное, что трудно отрицать, поворачивая «Джокера» любым боком, это его значение в истории кинокомиксов, а значение кинокомиксов – в мировой популярной культуре. За последние 15 лет можно всё более убеждаться в том, что эти смешные развлекательные картинки начинают быть визуальной и даже смысловой азбукой понятий современного мира. Они на пальцах, как когда-то Шекспир в «Глобусе», исследуют современные воплощения значений слов «власть», «справедливость», «равенство», «ответственность» и пр. Когда это сделано в стиле понятном и приемлемом для академии, связано с очень уважаемой традицией и вооружено Хоакином Фениксом – как это игнорировать?

Перспективы: Рекорсдмен по количеству номинаций (11), «Джокер» вынесет с церемонии награждения вряд ли больше трёх статуэток. Сегодня верным выглядят только номинация за музыку и главную мужскую роль. Последняя может считаться большим успехом, так как Хоакин Феникс получит «Оскар» в год с действительно сильной конкуренцией.

«1917»

Фото: B&H

Два младших капрала британской армии в 1917 году должны преодолеть почти десять миль ничейной земли и доставить приказ полковнику Маккензи, чтобы остановить его атаку на немецкие войска. Другого способа передать сообщение нет. Атака, если состоится, потонет в крови полутора тысяч британских солдат, которые отправятся в заранее спланированную немецкую западню.

Метко названный критиком New Yorker Ричардом Броуди «Спасением рядового Райана» наоборот», «1917» задуман и реализован как один кажущийся непрерывным кадр и выглядит как выдающееся достижение. Фильм Мендеса кажется часто не фильмом, а сценическим зрелищем, поставленным с грандиозностью оперы и пластической изощрённостью театра Но. «1917» очень часто называют антивоенным фильмом, но это кажется преувеличением. Конечно, это гуманистическое и не ура-патриотическое кино. Война тут ужасает, но при этом не забывает быть зрелищной и является главным двигателем фильма. Фильм Мендеса – это «Властелин колец» про I Мировую, где есть свои хоббиты с Миссией и орки. Трилогия Питера Джексона ни разу не глорифицирует войну и вообще не показывает её как приятное времяпровождение, но никому бы и в голову не пришло назвать её антивоенным фильмом.

Перспективы: Самые радужные. Фильм имеет отличные шансы стать главным триумфатором «Оскаров», включая награду за главный фильм, режиссуру и операторскую работу. Символичным будет, если фильм получит награду и за визуальные эффекты. 90 лет назад первый в мире «Оскар» за эффекты получил ещё один фильм про I Мировую – «Крылья».

«Однажды в Голливуде»

Фото: IMDb

Попытки найти себя в стремительно меняющейся киноиндустрии конца 60-х вышедшей в тираж звезды экшн-кино Рика Долтона и его верного дублёра Клиффа Бута. Необязательная почти в каждой сцене, эта картина, тем не менее, плавно подбирается к одной из самых чёрных дат в истории Голливуда – ночи на 10 августа 1969 года и событиям в доме по адресу 10050 Сьело-Драйв, Лос-Анджелес, который снимала пара Роман Полански и Шарон Тейт.

Из современных режиссёров только Тарантино может собрать в мировом прокате почти 400 миллионов долларов за фильм, который требует знания контекста и конкретной истории, которая случится по вышеуказанному адресу, а потом сделать то, что он делает в финале. «Однажды в Голливуде» – слоновья доза эндорфинов для каждого, кто любит кино во всём его разнообразии, но от провала в эскапизм ему позволяет удержаться не сам Квентин, а как раз зритель. Как раз знание того, что случится в этом доме в ночь на 10 августа превращает мёд синефилии, который Тарантино льёт из бочки, в горечь от реальной потери. В мифологии Тарантино перепутаны все цифры. Он заявляет, что прекратит снимать после десятого фильма, хотя снял больше, но сколько бы ещё ни вышло фильмов от этого явления мирового кино, всегда будет соблазн назвать «Однажды в Голливуде» его последним фильмом – если не по счёту, так по сути.

Перспективы: В том году Тарантино может остаться даже без своего типичного утешительного «Оскара» за сценарий, потому что его запросто может обойти Пон Джун Хо с «Паразитами». «Однажды в Голливуде» – до сих пор в гонке и за главный «Оскар», но если он получит главную или режиссёрскую награду, это будет расценено как сюрприз. Пока награда кажется гарантированной только для Брэда Питта. 

«Маленькие женщины»

Фото: Sony Pictures

Пятая полнометражная экранизация настольной книги каждой американской девочки XIX и значительной части следующего столетия, «Маленькие женщины» рассказывают о четырёх сёстрах-подростках Марч и описывают жизнь их семьи и их личные траектории на протяжении нескольких лет на протяжении 60-х годов XIX века.

Фильм Гервиг сложно назвать переосмыслением и, тем более, ревизией книги Луизы Мэй Олкотт, которая знаменита тем, что обозначила основные модели реализации женщин в патриархальном обществе США того времени. Он почти не включает современный дискурс, который и вправду смотрелся бы в контексте 160-летней давности диким и неуместным. Скорее, это структурное переосмысление двух частей романа, стиснутого Гервиг в единое киноповествование. Это кино, в котором понятие флэшбеков и флэшфорвардов не имеет смысла. Скачки повествования во времени равноправны и всё время работают на эмоциональное обострение, зачистку смыслов и прояснение происходящего. Фактически, Гервиг сняла умное и выверенное эмоциональное порно, которое очень правильно манипулирует зрителем, и заканчивается тем, чем и должно идеальное порно – свадьбой.

Вместе с этим, «Маленькие женщины» 2019 года адаптированы к современности. И речь не только о своеобразном твисте фильма, обыгрывающем написание «Маленьких женщин» внутри самого романа. Уже к обычным после «Ледибёрд» Сирше Ронан и Тимоти Шаламе здесь прибавляется актерский состав, который почти не делает даже вид, что играет людей из середины XIX века, кроме, разве что, Лоры Дерн. «Маленькие женщины» – очень любопытный фильм в контексте именно Греты Гервиг. Потому что она показала, что умеет адаптироваться и хорошо работать с чужим материалом, но при этом остаётся в авторском пузыре «кино Греты Гервиг». Теперь интересно, выйдет ли она из него и что из этого получится.

Перспективы: Костюмы, адаптированный сценарий и музыка – позиции этих трёх номинаций из восьми выглядят более сильными. Впрочем, автора музыки к фильму Александра Деспла можно из этого списка, пожалуй, исключить. Пять номинаций и два «Оскара» за последние пять лет кажутся более, чем достаточными, чтобы дать кому-то другому постоять на сцене и поблагодарить близких за вдохновение.

Дарья Бадьёр:

«Брачная история»

Промежуточный opus magnum Ноа Баумбаха – анатомия развода пары, инспирированная его собственным разрывом с Дженнифер Джейсон Ли. 

Он – набирающий популярность и признание критиков театральный режиссер (Адам Драйвер), она – актриса, играющая у него в главных ролях (Скарлетт Йоханнсон). Классическая ситуация, в которой есть одна загвоздка: женщина в такой паре, как правило, воспринимается как креативная иждевенка (мол, муж ей всю славу обеспечил, пусть будет благодарна), тогда как она часто бывает настоящим и непризнанным соавтором мужниного успеха.

Собственно, это и стало отправной точкой для расставания: невидимость героини Йоханнсон, о которой она сообщает в несколько прямолинейном, но здорово сыгранном и снятом монологе. Баумбах, конечно же, перетягивает одеяло на свое экранное альтер-эго, и о герое Драйвера мы узнаем намного больше, чем о его жене, но в целом это достаточно убедительный и беспощадный портрет развода между людьми, которые любили друг друга, но не могут больше быть вместе. Кровожадные адвокаты, раздувающие каждый чих экс-партнеров в противную сторону до межгалактических масштабов, прилагаются.

Если раньше Баумбаха сравнивали с Вуди Алленом, то теперь шепотом вспоминают и Бергмана – то ли в пользу работы первого, то ли издевки ради. Как бы то ни было, кажется, Баумбах перескочил с симпатичных ёрнических историй про нервную интеллигенцию на более масштабные полотна.

Перспективы: У «Брачной истории» шесть номинаций на «Оскар», и одна статуэтка – практически в кармане. Лора Дерн, сыгравшая одну из адвокатов и выдавшая на экране хрестоматийный диалог про женскую судьбу, номинирована за роль второго плана и уже получила за нее премию актерской гильдии, а это – верный путь к «Оскару».

«Ирландец»

Фото: American Cinematographer

Еще один снаряд из нетфликсовской обоймы – долгожданный новый фильм Мартина Скорсезе, трехчасовой эпос о взлете и падении гангстера Фрэнка Ширана.

Говоря об этом фильме, все, в основном, обсуждают (не)удачное цифровое омоложение героя Роберта Де Ниро, но большего внимания тут заслуживает антураж: на IndieWire, например, сделали статью про работу над костюмами, отдельная главка в которой посвящена пижамам героев. Пижамы, как проявление власти, – вот об этом у Скорсезе говорить действительно интересно.

Весь «Ирландец» – про власть и то, как она поглощает собой, захватывает и истончает душу. Шекспировские обертоны тут перемешаны с христианским мировоззрением режиссера: Скорсезе тут интересует в первую очередь, спасутся ли его герои, или нет. Ответ отрицательный: архитекторы машинерии насилия, которой, при всем романтичном налете, является мафия, заслуживают наказания.

Самое выдающееся в «Ирландце» – это актерский состав. Аль Пачино в роли повелителя профсоюзов и серого кардинала избирательных кампаний Джимми Хоффы, Де Ниро в заглавной роли – водитель фур, переквалифицировавшийся в киллера, и Джо Пеши в роли, достойной «Оскара». Маленький демон, живущий в сердце убийственной машины, проскакивая между шестеренками, а на деле являющийся маслом, за счет которого эта машина так долго существует. 

Перспективы: Несмотря на свою старомодность, под стать подходящую большинству членов Американской киноакадемии, новый Скорсезе слишком громоздкий, чтобы получить хоть что-то. «Оскар» за роль второго плана наверняка уйдет Брэду Питту, а во всех ключевых номинациях триумфатором станет беззубый «1917».

«Паразиты»

Фото: Артхаус Трафик

Любимец критиков, обладатель «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля-2019, мастер-класс по жонглированию жанрами от корейского режиссера Пон Чжун Хо. Бедная семья, живущая в подвале, решает провернуть аферу и поселиться в доме богатой семьи, которые живут на возвышении (самый лобовой социальный комментарий), устроившись к ней репетиторами, экономкой и водителем.

«Паразиты» устроены, как коробка с множеством секретов: пока рассматриваешь содержание одного отделения, открывается другое, переворачивающее все восприятие вверх тормашками. Еще минуту назад мы смотрели комедию про аферистов, а сейчас – трагедию о несправедливости и желании жить хоть сколько-нибудь по-человечески. 

Пон Чжун Хо в этом плане уделывает, пожалуй, всех номинантов: «Паразиты» – самое нескучное кино этого сезона наград – практически идеальны ритмически. Это зрительское кино и вместе с этим – кино с авторской идеей и посылом, который зачем-то решили расширить до сериала на телеканале HBO. 

Перспективы: Наличие «Паразитов» в номинации «Лучший международный фильм» убивает всю интригу, как в прошлом году ее убила «Рома». Но главное тут – получит ли фильм какую-нибудь из наград в остальных пяти номинациях – лучший фильм, режиссура, монтаж, оригинальный сценарий и работа художника-постановщика. Самый вероятный вариант – сценарий, хотя тут ему на пятки наступает Квентин Тарантино. 

«Кролик Джоджо»

Сатирическая комедия про маленького впечатлительного мальчика Йоханнеса (Джоджо), члена гитлерюгенд, свято верящего в непоколебимость немецкой армии и арийской расы и сильно расстроившегося, узнав, что его дедушка не был блондином. Война подходит к концу, лагерем наци-молодежи в лесу заправляет потерявший веру и правый глаз уставший капитан Кленцендорф (Сэм Рокуэлл, как всегда, прекрасный в роли амбивалентных негодяев). Маленькому Джоджо в качестве инициации предлагают убить кролика, тот отказывается, за что получает обидное прозвище и пытается всячески реабилитироваться.

И да – у него есть воображаемый друг, Адольф Гитлер, невротичный фюрер, ужинающий фаршированными головами единорогов и ненавидящий библиотеки (его сыграл сам режиссер Тайка Вайтити). 

«Кролик Джоджо», вокруг которого сломалось много копий (многие возмущены тоном, которым фильм рассказывает о трагедии Холокоста, например, да и Второй мировой в целом), – попытка антивоенной просветительской сатиры. Главное тут – абсурд гитлеровской системы, которая вложила оружие в руки детей, облаченных в бумажную униформу, культивировала убийственные мифы и убила миллионы невинных людей. Вайтити сочетает буффонаду с трагедией, ставя зрителя в неловкое положение: как смеяться после кадров с повешенными на площади? И если в первом режиссер преуспел: высмеивание нацистских ритуалов под немецкую версию песни The Beatles удалось, а вот с серьезной частью проявились проблемы, обнаружившие, что на определенном этапе «Кролик Джоджо» попросту скучен. Там неинтересный главный герой (при этом очень интересные второстепенные – например, мама в исполнении Скарлетт Йоханнсон), и это проваливает фильм Вайтити в болото посередине между возмущениями и восторгами.

Перспективы: Все это не помешает Вайтити выиграть «Оскар» за адаптированный сценарий (фильм поставлен по роману Caging Skies Кристин Льюненс, потому что аналогичный приз ему уже вручила гильдия сценаристов. В остальных пяти номинациях – шансы невелики. 

«Два Папы»

Фото: Variety

Душевная софт-пропаганда Католической церкви – портрет двух Пап, Бенедикта XVI (Энтони Хопкинс) и Франциска (Джонатан Прайс), на этапе отречения первого от престола в 2013 году.

Большая часть фильма – теологические и задушевные разговоры двух разных по темпераменту и убеждениям (Ратцингер более консервативный и закрытый, Бергольо – более открытый к людям и демократичный), но все-таки имеющих за что просить прощения людей. В них – вся противоречивость Церкви, ее учения и, главное, людей, которые это учение проповедуют. Вспомнят обо всем – о педофильских скандалах (одна сцена в фильме вызовет серьезную критику со стороны защитников Бенедикта XVI), о поступках Бергольо во время военной диктатуры в Аргентине. Не вспомнят только о том, что Ратцингер был членом гитлерюгенд и служил в немецкой армии во время Второй мировой. Он не был наци-энтузиастом, но и Бергольо, согласно свидетельствам и собственным признаниям, не был коллаборантом хунты, поэтому умолчание этого факта биографии в фильме, который пытается препарировать человеческую составляющую служителей церкви, выглядит немного странно. 

Как бы то ни было, не будь у «Двух Пап» такого мощного актерского дуэта, фильм занял бы свое место в сетке какого-нибудь из телеканалов, а так – номинант на «Оскар» в трех категориях и предмет гордости Netflix, потратившего огромную часть бюджета в 40 миллионов долларов в строительство копии Сикстинской капеллы. Для украинской индустрии, впрочем, «Два Папы» могут служить вдохновением: возможно, когда-нибудь снимут аналогичный фильм про создание ПЦУ и про отношения Филарета с Митрополитом Епифанием, чья недавняя речь на годовщину интронизации произвела впечатление, соразмерное с впечатлениями, которые оставляет от своих речей Папа Франциск.

Перспективы: Если Американская киноакадемия решит не награждать «Оскаром» второго Джокера, то следующий за Хоакином Фениксом фаворит в этой номинации – Джонатан Прайс.

«Форд против Феррари» («Аутсайдеры»)

Фото: Hollywood Reporter

Новый фильм Джеймса Мэнголда, мастера фильмов по рецептам, тестостероновая драма о важном в истории капитализма и Америки противостоянии компаний Ford и Ferrari. После спада продаж автомобилей Ford белые воротнички придумывают маркетинговый ход: послевоенное поколение обзавелось деньгами, они не хотят покупать старорежимные машины их родителей, а хотят чего-то крутого, гоночного и с флером победы.

Так в Ford привлекают Кэролла Шелби (Мэтт Дэймон), а тот зовет Кена Майлза (Кристиан Бейл), известного гонщика. Дальнейшую историю можно прочитать в Википедии, а можно посмотреть в монументальном по своему хронометражу фильме Мэнголда, старомодном и красивом памятнике ущемленной гордости Американского Предпринимателя. Собственно, на бензине конкуренции между Генри Фордом II и Энцо Феррари (а все потому, что второй сказал первому, что у него «уродливые маленькие машинки») все в фильме и едет – от конфликтов героев, до на самом деле красивых автомобилей, ими произведенных. 

Любопытно, что кадры из этого фильма не передают практически ничего: как и подобает фильму про гонки, он по-настоящему расцветает в динамике, с блестящей операторской работой и работой художника-постановщика.

Перспективы: у «Форд против Феррари» – четыре номинации, одна из которых – самая маловероятная, за лучший фильм года. Более вероятная победа – в номинациях за лучшую работу со звуком.

Сергей КсаверовСергей Ксаверов, Кинокритик
Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram