ГлавнаяБлогиБлог Арсена Жумадилова

Цена Крыма и закон о СЭЗ

Закон о создании свободной экономической зоны в Крыму играет на руку оккупационной стороне, косвенно легитимизируя ее агрессию, поскольку снимает претензии экономического и правового характера к государству-агрессору.

Фото: EPA/UPG

Со второй попытки 12 августа народные депутаты приняли закон, предусматривающий создание в Крыму специального налогового и таможенного режимов, а также специального режима миграции физических лиц. Теперь слово за Президентом. Документ предусматривает освобождение юридических и физических лиц, зарегистрированных в АР Крым и в городе Севастополь, от уплаты налогов в государственный бюджет и фонды. Налогоплательщики при этом приравниваются к нерезидентам, а оккупированная территория, по сути, - становится оффшорной зоной. Экономическая деятельность на полуострове не запрещается – наоборот, устанавливаются правила как для новоиспеченных «оффшорных украинцев», так и для украинских компаний с «материка», желающих работать в Крыму или/и с Крымом. Таким образом, закон максимально отображает сложившуюся действительность и позволяет в целом спокойно продолжить работу на оккупированной территории.

Казалось бы, неплохой шаг для сохранения видимости контроля государством над ситуацией, прояснения формата работы для бизнеса и жизни для граждан Украины в Крыму. Но при беглом анализе становится понятно, что закон играет на руку оккупационной стороне, косвенно легитимизируя ее агрессию, поскольку снимает претензии экономического и правового характера к государству-агрессору.

Такие претензии важны, поскольку российскому государству рано или поздно будет выставлен счет к оплате за оккупацию. Все доводы, усиливающие позицию Киева в обосновании предъявленного счета, будут полезны. А подготовка соответствующего иска Киевом активно ведется, так, по крайней мере, утверждают министры.

Деньги за Крым или как считать убытки от оккупации

Уже несколько месяцев СМИ периодически возвращаются к планам правительства Украины подать иск против России в международные суды с требованием компенсировать экономический ущерб от аннексии Крыма. В апреле была названа сумма 950 млрд. грн, в июне – 1.08 трлн. грн., в июле – 1.18 трлн. грн. При этом Министр юстиции Павел Петренко, обычно выступающий на эту тему, говорит о «прямых убытках от захвата и создания препятствий для работы государственных компаний». Если расшифровать, то в счет включена стоимость предприятий и упущенная операционная прибыль от их функционирования. Логично допустить, что величина недополученной прибыли должна расти из месяца в месяц. Казалось бы, равномерное ежемесячное увеличение исковой суммы и свидетельствует о методичном подсчете недополученной операционной прибыли. Но это не совсем так, поскольку была сделана оговорка, что увеличение цифр связано с поступающими новыми данными от министерств и ведомств.

28 июля Министр энергетики и угольной промышленности Ю. Продан заявил, что убыток от потери энергетических объектов, включая запасы углеводородов на шельфе, оценивается в 300 млрд.дол. США. Таким образом, была сформулирована полная «цена вопроса» от потери Крыма, а именно – 5.08 трлн. грн. (сумма из 1.18 трлн. грн. убытка по предприятиям и 3.9 трлн. грн убытка по ископаемым). Казалось бы, сумма более чем в 2 раза превышающая годовой ВВП страны, должна впечатлять. Однако при детальном изучении становится очевидным, что в лучшем случае калькуляция суммы выказывает невежественность чиновников. Или скрытую мотивацию…. Пока не ясно, как оценивали активы – по рыночной стоимости или балансовой. Если по рыночной, как можно оценить стоимость компаний, акции которых не котируются?! Если же применялись по отраслям средние мультипликаторы к прибыли до налогообложения, то цифры тоже вряд ли корректны, ведь не секрет, что прибыли предприятий в государственной собственности в прошлые годы, как правило, активно вымывались.

Возможно, за основу была взята балансовая стоимость активов. Если так, то цифра тоже не информативна, поскольку реальная стоимость компании сегодня не столько зависит от стен и кирпичей, сколько от профессионализма менеджеров. При желании можно копаться дальше и выдавать дальше скорректированные цифры (что министерства и делают). Те, кто заявляют о намерении подать иск с требованием компенсации за аннексию Крыма, пока не конкретизировали цель и возможные последствия такой судебной тяжбы. Предположим, международный суд удовлетворил иск Украины на указанную сумму, и Россия оплатила такой счет. Будет ли это означать, что Украина удовлетворится выплатой денег и снимет претензии по Крыму? Тогда это фактически продажа территории…Если это не так, то зачем выставлять иск за государственные предприятия вместо иска лишь за недополученную операционную прибыль? Такой иск, очевидно, включит цифру, на порядок меньшую заявляемой. Ведь государственные активы на территории АР Крым за полгода не могли дать прибыль на уровне двойного ВВП страны.

Помимо разговора о государственных активах, в заявлениях чиновников не прозвучало ни слова о налогоплательщиках – гражданах Украины в Крыму и юридических лицах, зарегистрированных в украинском Крыму. В Крыму и Севастополе около 1.3 млн трудоспособных при реальной безработице на уровне 15% (официальные данные 7.5%), а количество занятого населения составляет около 1 млн. человек. Отчисления в государственный бюджет и социальные фонды в виде единого социального взноса вместе с подоходным налогом в зависимости от вида деятельности предприятия-работодателя достигает 55%. Итак, арифметика: 1 млн. (трудоустроенное население) * 2800 грн. (средняя зарплата в Крыму и Севастополе) * 0.55 (налоги) = 1,54 млрд. грн. налоговых отчислений населения в месяц. Таким образом, с февраля по август (7 месяцев) сумма недополученных поступлений по сборам от физических лиц – 10.75 млрд. грн. По юридическим лицам все еще проще. В 2013 году крымские компании оплатили 506.1 млн.грн. налога на прибыль. Можно подсчитать, что за семь месяцев текущего года, с учетом инфляции, недополученные поступления в бюджет от юридических лиц – около 300 млн. грн. Итого, Украине недополучила из Крыма за время оккупации от субъектов хозяйствования и физических лиц лишь около 11 млрд. грн. Казалось бы, сумма небольшая. Так почему бы ее не включить в иск? Упоминание в иске налогов и иных платежей с физических и юридических лиц означает понимание Украиной, что неполученные налоги в Крыму есть убыток, поскольку одновременно осуществляется выплата социальных платежей гражданам Украины, проживающим на полуострове. Если отсутствие налоговых поступлений не рассматривается как убыток, то, соответственно, нет или не должно быть выплат, создающих этот убыток. Если Украина не выставляет счет за недополученные фискальные поступления, то косвенно Киев признает, что от перенаправления налогов в Москву Украина не теряет. Можно предположить, что в таком случае социальные выплаты финансируются из казны РФ, а Украина снимает с себя ответственность за них.

Закон и иск – два сапога (российского оккупанта) пара

Законопроект о СЭЗ Крыма, проголосованный Верховной Радой, который легитимизирует невыплату налоговых и иных поступлений в казну, и готовящийся правительством иск, который включает полную стоимость активов, а не временно-зависимую величину недополученной прибыли, настораживают.

Хотя сигналы синхронизированы, Верховная Рада и Кабмин находят взаимопонимание в том, что противоречит интересам государства и общественному мнению, ведь с потерей полуострова общество не согласно.

Если президент подпишет законопроект о СЭЗ в Крыму, Киев в значительной мере лишится юридической и морально-этической основы своего будущего иска против Российской Федерации. Иск является шагом, вписывающимся в логику давления на Кремль, но в предложенном виде он сформулирован как сделка купли-продажи территории, а люди как бы идут в придачу к территории. Подписание Президентом такого закона будет означать, что Киев смирился с потерей Крыма и не планирует бороться за его возвращение.

Арсен Жумадилов Арсен Жумадилов , Активист крымскотатарского сообщества
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter