ГоловнаПолітика

Выборы: рискнуть или перенести?

Во вторник социологическая группа «Рейтинг» обнародовала результаты очередной социологии – относительно президентских и парламентских рейтингов.

Первые весьма впечатляют. Персональные показатели Владимира Зеленского подросли – с 27,7% в начале июля до 31,1% в настоящий момент, доверие – 50% (правда, недоверие – 48%). Показатели, при которых победа в первом туре практически гарантирована. О чем «папередники» на третий год правления могли только мечтать. А вот парламентские прогнозы власть расстраивают.

Мягко говоря.

За те же отчетные два года «Слуги» девальвировали практически в два раза (25,8% против 43,2% в 2019-м). Случись «досрочка» в ближайшее воскресенье – получить монобольшинство они б не смогли.

Казалось бы, в чем проблема? Ведь «СН» все равно «подпитывается» от персональных показателей Владимира Александровича, да и до гонки довольно далеко.

Но проблема есть, и она весьма существенна.

Ведь, согласно украинской Конституции, очередные парламентские выборы должны состояться «на пятый год полномочий действующей Верховной Рады». То есть, с четвертого на пятый. 

То есть, 29 октября 2023 года

Тогда как очередные президентские – 31 марта 2024 года.

Улавливаете?

Фото: president.gov.ua

Согласно нынешним цифрам, кроме «Слуг», однозначные шансы попасть «под купол» имеют: «ЕС» (14,1%), ОПЗЖ (12,4%), «Батькивщина» (10,6%).

Создать коалицию ни с кем из них «зеленые» не могут. С первыми двумя – по идеологическим соображениям (что, впрочем, не мешает формировать подобные альянсы в регионах), с «Батькивщиной» – по стратегическим. Ведь последнее возможно лишь при условии премьерства Юлии Владимировны. Которая за полгода до президентских легко умножит Владимира Александровича на ноль. Со всеми вытекающими.

Если мыслить категорией второго срока, то невозможно, конечно, допустить, чтоб в преддверии президентских, политсила Владимира Зеленского осталась вне коалиции в парламенте и, следовательно, без «своего» премьера и Кабмина.

Сценариев «оптимизации» ситуации представляется всего три. Рассмотрим их детальнее.

Первый. Наиболее логичный, но наименее реалистичный.

Всерьез заняться, наконец, партстроительством, постараться превратить СН из социального вольера; союза рака, лебедя и щуки, тянущих зеленый воз в разные стороны, в подобие полноценной партии. 

Фото: facebook/Слуга Народу

Пусть не такой многочисленной, но сплоченной, подкованной идеологически, заряженной мотивационно, обладающей реальной поддержкой на местах. Исключительно комплекс таких мер трансформирует «СН» из «приложения» к фигуре Зеленского в самостоятельный субъект.

Но это долго. 

Требует:

  • приложения системных усилий (системность крайне важна);
  • финансов;
  • человеческого ресурса. Особенно, лидерского.

Ясно, что «Слуга» – партия Зеленского, но вести ее на выборы лично запрещает закон (если рейтинги продолжат стагнировать, а они продолжат – закон жанра, то и здравый смысл).

Лицом прошлой кампании был Дмитрий Разумков. Повторить, ясно, не получится: у многих важных своих соратников фигура Дмитрия Александровича сегодня вызывает идиосинкразию. Как отметил Леонид Кучма при увольнении покойного Евгения Марчука с должности премьер-министра: «за попытку формирования собственного политического имиджа». Тут – аналогично.

Раз не получится, значит, нужен новый публичный лидер. И несколько ярких фигур за его спиной. Ни Арахамия, ни Корниенко такими лидерами стать не могут априори. Никто из самостоятельных, ярких не сможет – упрется в ту же ревность из-за «политического имиджа», а «технический» не потянет. Вот тебе и дилемма.

Глава избирательного штаба «Слуги народа» Александр Корниенко (слева) и председатель партии Дмитрий Разумков во время пресс-конференции, Киев, 27 мая 2019
Фото: EPA/UPG
Глава избирательного штаба «Слуги народа» Александр Корниенко (слева) и председатель партии Дмитрий Разумков во время пресс-конференции, Киев, 27 мая 2019

Вариант номер два, условное название юридическая казуистика.

Статья 76 Конституции говорит: «срок полномочий Верховной Рады Украины составляет пять лет».

Статья 77 отмечает: «очередные выборы в Верховную Раду происходят в последнюю неделю октября пятого года полномочий Верховной Рады».

Таким образом, согласно Основному закону, очередные парламентские выборы должны состояться 29 октября 2023 года.

Дата президентских – 31 марта 2024.

Это – если читать Конституцию буквально. Если же пытаться орудовать ею, как цыган солнцем, то во власти возникает вопрос: а не противоречат ли эти две позиции друг-другу? Да, выборы должны состояться с четвертого года на пятый (более того, именно в последнее воскресенье октября – уточнение существенно), но тогда «срок действия» текущего девятого созыва составит всего четыре года и четыре месяца.

Как быть?

Очевидно – обратиться за толкованием в Конституционный суд. Сейчас работа органа заблокирована, да и настроен он – по отношению к Банковой – не очень. Мягко говоря. Однако, во власти активно трудятся над изменением ситуации в свою пользу.

Я напомню: в конце марта Владимир Зеленский отменил указ Виктора Януковича от мая 2013 года о назначении на должности судей КСУ Александра Тупицкого и Александра Касминина. Причина – неправомерные, по мнению Банковой, действия главы КСУ и его «правой руки» в части отмены е-декларирования.

Фото: facebook/Конституційний Суд України - офіційна сторінка

Казалось бы: с глаз долой – вопрос решен, но не все так просто. Профильное законодательство содержит массу противоречий. Самое простое из них: нынешний состав КСУ должен одобрить смещение своих коллег с должностей на специальном заседании. КСУ – орган коллегиальный, там царит круговая порука и фактически речь о том, чтобы судьи обрубили сук, на котором сидят. Делать этого, понятно, они не стали и тогда Банковая – извините за каламбур – пошла ва-банк, объявив о конкурсе на два кресла судей КСУ по президентской квоте. В состав конкурсной комиссии вошли семь человек, все – уважаемые в профильной среде люди. Двое из семи, по результатам работы, написали к выводам «особое мнение». Это Богдан Футей и Мирослав Вижиковский. Ознакомиться с протоколом заседания, а также с их «особым мнением» можно на официальном сайте главы государства. Если коротко резюмировать, то по мнению уважаемых правоведов, не стоит объявлять конкурс на должности, сам факт вакантности которых, деликатно говоря, под вопросом.

На что это влияет? Особо ни на что – решение принято. Но осадочек остался – Вижиковский и Футей всегда могут сказать: а мы предупреждали.

Расчёт Банковой прост: заведя в КСУ двух своих ставленников, они надеются все же перезапустить деятельность органа, простимулировать избрание нового его руководителя и тогда уже обращаться с необходимыми запросами.

В том числе на предмет того, что там со сроками парламентских.

Все оно, вроде, ничего, вот только новейшая украинская история свидетельствует: любые махинации с законом, Конституционным судом, любые попытки перенести выборы заканчиваются для инициаторов процесса весьма нерадостно. Очевидный пример – Виктор Янукович, умудрившийся 30-го сентября 2010-го года качественно расширить, благодаря ручному КСУ, президентские полномочия – дабы править с тем, под что его не избирали. Результат известен. Так что сценарий, конечно, возможный, но дорожка уж слишком скользкая.

Еще вариант – на пике популярности, Владимир Зеленский объявляет досрочные президентские выборы. Объявляет и выигрывает (как, в свое время, Михаил Саакашвили в Грузии). А дальше – хоть трава не расти: с парламентскими все наверняка уже будет ок.

Фото: Михаил Палинчак

Но и тут не без изъянов. Профильное законодательство выписано так, что человек, преждевременно сложивший полномочия главы государства, по идее уже не сможет участвовать в новой гонке.

Ключевое – по идее.

Ибо в статье 103 Конституции запрет четко не артикулирован, а вот в статье 75 (часть шестая) Избирательного кодекса Украины – артикулирован.

Получается, Избирательный кодекс содержит все признаки не конституционности и дабы устранить сию досадную оплошность, КСУ ни к чему – достаточно простым большинством в 226 голосов подкорректировать Кодекс.

А значит – открыть путь Владимиру Зеленскому к следующей каденции.

Казалось бы: идеальная схема.

Но, как говорится, «завжди є одне але». А именно: в случае досрочного и добровольного прекращения Президентом своих полномочий, его функции временно станет выполнять и.о. То есть, глава парламента. То есть – по состоянию на сейчас – Дмитрий Разумков.

И тут – возвращаясь к опции союзничества со «старыми» политическими силами, еще непонятно что лучше: Тимошенко – премьер или Разумков – и.о. президента.

Третий. Искать комфортных сателлитов. Уже на этапе кампании. Условную «третью силу»: которой можно помочь зайти под купол, чтоб сформировать с ней коалицию, сохранив контроль над правительством на следующие полгода – перед президентскими.

«Математика очень простая. Да, монобольшинства у нас не будет, но по скромному прогнозу «СН» заведет под купол 80 штыков, по оптимистичному – 120. У «ЕС», ОПЗЖ и «Батькивщины» суммарно набирается около 300. Так вот, наша задача – сделать так, чтоб их триста превратилось в двести, а остальное – наше и партнеров, – рассуждает один из высокопоставленных представителей Банковой, – «За счет чего? Нужно смотреть «второй эшелон». По социологии, сегодня на него претендуют Ляшко, Гройсман и Смешко».

Фото: Цензор

Надо сказать, история украинского парламентаризма знает примеры, когда «старший партнер» помогал «младшему» пройти в Раду в честь будущей коалиции. Наиболее известный – «Батькивщина» и «Свобода» в 2012 году. После посадки Юлии Тимошенко, интерес «бело-красных» был очень простой: любой ценой обеспечить успех националистов. Операция удалась: на момент старта кампании политсила Олега Тягнибока балансировала на грани проходного барьера, но на финише получила целых 10,44%.

Задача для «СН» представляется весьма похожей. Вот только перечень потенциальных союзников ими весьма сужен. Конечно, из всего перечня наиболее комфортными являются «радикалы» Олега Ляшко. Они же – наиболее сговорчивы (то есть, не они, а их главный бенифициар), но за оставшиеся два года ещё нужно как-то удержаться на плаву. Что непросто.

Смешко – тоже ок вариант, но анализ последних нескольких гонок – что местных, что национальных – неутешителен: в межизбирательный период благодаря цветному телевизору его сила демонстрирует динамику, но в электоральный результат это никак не конвертируется.

Фото: facebook/Volodymyr Groysman

Что до Владимира Гройсмана, то формат его участия в забеге пока неясен. С бОльшой долей вероятности, ему самому придется усилиться партнерами. Но кого? Кто – первый номер? Какая конфигурация? В чем – стратегия отличия (а значит – потенциального успеха?). Опять-таки, опыт наблюдения за политическим террариумом, указывает: перед парламентскими выборами на условном «демократическом поле» всегда возникает запрос на некую новую, либеральную и очень прогрессивную силу. В 2012-м ею стал Удар, в 2014 -м – Самопомощь, в 2019-м – Голос. Никто из них свой триумф, понятно, не повторит, но задел на десять плюс-минус 10% сохраняется. И кто подхватит эстафету ближе к 2023-му мы сейчас знать не можем. Скорее всего, этой силы пока не существует.

Кроме того, на шахматной доске есть и другие игроки.

Виталий Кличко, которому Банковая сейчас усиленно «лепит биографию» (как советский суд когда-то, по меткой характеристике Анны Ахматовой, «лепил биографию нашему рыжему», то есть Йосифу Бродскому). Причём не «Удар» и даже не Ассоциация городов Украины – главная составляющая, как вы понимаете, в этом звене. 

Фото: facebook/Віталій Кличко

Дмитрий Разумков, который ближайшую гонку точно не пропустит. И точно не свяжет себя больше с брендом «СН». 

Арсен Аваков, которому в момент увольнения президент Зеленский предложил перейти на освобождающееся место вице-премьера Урусского. Учитывая фактор лета и грядущих отпусков, предложение подвисло в воздухе. Актуализируется ли сейчас, в начале политического сезона, непонятно. Но из политики бывший глава МВД уходить точно не собирается. 

***

Важный нюанс: все, изложенные выше варианты, разрабатываемые властью сценарии, актуальны именно сегодня. До выборов – когда бы они не состоялись и в какой очередности – остаётся более двух лет. И фактор «чёрного лебедя» никто не отменял. История знает много случаев, когда тщательно выстроенные политиками конструкции рушились в несколько секунд. В том числе, под влиянием воли людей. Да и мировых трендов – тоже.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram