ГлавнаяКультура

Александр Роднянский: «Изначально нужно согласиться с базовым принципом: люди неравны»

Семь лет назад генеральный продюсер канала «1+1» Александр Роднянский покинул Украину, чтобы вскоре стать в ряд самых влиятельных людей российской теле- и киноиндустрии. С его уходом отечественное ТВ обрело иную реальность, которая мало отвечает запросам умных людей, коих в нашей стране все еще числится немалое количество. Впрочем, и у Роднянского случаются провалы: его недавний многомиллионный продюсерский проект - фильм «Обитаемый остров» - потерпел убытки. С него мы и начали нашу беседу.

Александр Роднянский: «Изначально нужно согласиться с базовым принципом: люди неравны»
Фото: УНИАН

Как продюсер фильма «Обитаемый остров» вы ставили перед собой задачу упаковать философию и зрелищность в один пакет. У вас это получилось?

Вообще-то это одна из самых сложных задач в кино. Давайте конкретно рассмотрим роман братьев Стругацких «Обитаемый остров», ставший основой фильма. Прежде всего, это политическое произведение, даже в условиях сегодняшнего дня (роман был написан в 1969 году - «Левый берег»). В его основе непростое содержание, требующее определенной интерпретации. Такие произведения всегда удовлетворяли потребности узкой прослойки аудитории, ищущей ответы на важные вопросы своего времени. И мы рассчитывали, что нам удастся создать кинематографический эквивалент литературы Стругацких. То есть такой фильм, который будут смотреть и те, кто считает кинематограф аттракционом, и те, кто ожидает от него ответов на свои вопросы.

Частично мы справились с поставленной задачей, потому что первую часть картины в Украине и России посмотрели 5,5 млн. людей. Такие показатели за последние годы из сделанных на постсоветском пространстве лент продемонстрировали лишь несколько. Кроме того, «Остров» вызвал огромную дискуссию, с диаметрально противоположными мнениями. Поэтому я считаю, что мы не зря потратили время, создавая его.

Кстати, многие почитатели романа просто плевались от его киноверсии, что следует из опубликованной в Интернете и массмедиа критики.

Я отношусь к критике вполне нормально. Даже в случае жесткой, но конструктивной критики я после детального анализа делаю выводы. Но если кто-то переходит на личности... Вот перед нашим интервью я прочитал одну негативную рецензию на «Обитаемый остров», в которой режиссера фильма просто облили грязью. В данном случае человек не имел права высказывать вещи, звучащие как персональная обида. Можно что угодно говорить о картине режиссера, но зачем же обижать человека?

А вообще я скажу, что хорошей критики очень мало. Большинство фильмов всегда подвергаются негативным отзывам. Так уж мы устроены, что нам надо постоянно кого-то или что-то критиковать.

Может это все оттого, что львиная доля репертуара наших кинотеатров давно оставляет желать лучшего? Ведь большинство сюжетов идущих там картин рассчитано на вкусы невзыскательной публики.

Если вы говорите об Украине, то тут ситуация максимально нездоровая. В России она получше за счет величины рынка - 1 700 экранов против украинских 140. Просто у нас в кино ходит в основном молодая аудитория, вкусы которой ограничиваются двумя-тремя жанрами. Потому и не становятся событиями, не собирают кассу такие фильмы, как «Миллионер из трущоб» или «Рестлер». Выход один - воспитывать зрителя, одновременно увеличивая количество кинозалов, а значит - и ассортимент. И фильмы должны идти не 2-3 недели, а 10-20 или даже год. Иначе зритель, ищущий нетрадиционное и интересное кино, обречен обходить кинотеатры десятой дорогой.

Во всем мире прокатчики стремятся угодить массовым запросам, а производители фильмов, естественно, стремятся удовлетворить запросы последних. Вы тоже целитесь в массы?

За моими плечами есть успешные ленты - «9-я рота», «Питер FM», «Жара», «Водитель для Веры»... Я поправлюсь - неожиданно успешные. Но сколько ж до этого было убыточных проектов!.. Например, фильм «Солнце» режиссера Александра Сокурова. Правда, спустя годы он тоже вернул потраченные на него средства. И все же, в отличие от телевидения, кино на сегодняшний день (что в России, что в Украине) не является большим бизнесом - им занимаются любящие его люди.

Самая большая продюсерская загадка - чего хочет зритель. Большинство решений продюсеров принимается исходя из того, что было успешным вчера. По большому счету, ТВ и кинематограф развиваются инновационно. Например, американское телевидение в 90-е годы было скучным, плоским и примитивным, а уже в нулевые снова стало вызывать интерес. Потому что пришли сильные авторы. Безусловно, это был риск, который по счастью оказался оправданным. Появились сногсшибательные сериалы, изменившие наше представление о ТВ.

Можно конкретные примеры революционных телепродуктов?

Пожалуйста - «Доктор Хаус», «Побег из тюрьмы», «Рим»... Это яркие примеры того, что способна сделать мужественная, творческая, инновационная политика грамотных продюсеров. К сожалению, многие все еще хотят существовать в рамках производства телевизионного ритэйла, то есть примитивного удовлетворения очень понятных, базовых потребностей зрителя. Такая политика со временем обречена на поражение. Рано или поздно зритель заскучает и переключится на другой канал, где будет существовать что-то живое.

Важно понимать, что зритель живет в постоянно меняющемся мире и, естественно, сам меняется. Вчера у него был успешен определенный сериал по той причине, что он жил определенным образом. Его радовали хорошая погода, постоянное процветание, стабильность... А теперь он весь на нервах - вокруг бушует кризис, плохая погода, отсутствие работы - он просто не в состоянии воспринимать то же телемыло. И моя главная задача как продюсера - ответить на потребности сегодняшнего мира, который нынче сильно меняется. Он скрипеть начал!

Какие же сейчас потребности?

Сейчас нужны трогательные человеческие истории, укрепляющие веру в себя, в близких и в основные человеческие чувства. Но я не уверен, что могу вам дать точный рецепт. Надо угадывать время. Кто-то его чувствует своими нервными окончаниями, а кто-то нет... Например, нашумевший сериал «Остаться в живых» (Lost), повествующий о коллективном портрете современных людей, сработал совершенно неожиданно даже для его создателей.

Короче, неосознанные запросы публики можно только угадать...

...Но это еще не все. Нужно еще обладать умением рассказывать полноценные истории. Если вы уже состоялись как профессионал, если с вами работают талантливые люди, если вы способны их увлечь, то дальше нужно, действительно, интуитивно ощутить то, что способно зацепить интересы аудитории. В ином случае - ну что вы можете угадать? Общие слова по поводу того, что сегодня нужна мелодрама? Бред! Так угадывать может любой. А вот сделать, чтобы это волновало и заставляло плакать, способны единицы.

Изначально нужно согласиться с базовым принципом: люди неравны. Есть талантливые, а есть бездарные... Последние всегда не любят первых. Вы можете сколько угодно с этим не соглашаться, но это факт. Подчеркиваю - факт! Дальше неизменно возникает вопрос - кто есть кто? Если ты чувствуешь в себе некий потенциал, то нужно только доказать его. Конечно, в жизни случаются чудесные сказочные истории, когда тебя увидят в толпе, рассмотрят и помогут... Но рассчитывать лишь на это не стоит.

Поэтому нужно чувствовать огромное количество обстоятельств, происходящих в мире: фактуру современной теле- и киноиндустрии - что делается, что работает, а что не работает; что аудитория смотрит, какие существуют творческие решения; чувствовать необходимость направлений и изменений - обновлений, свежей крови; уметь разглядеть в людях рядом талант. Плюс способность быть частью команды, новых проектов и решений. Кроме того, нужно уметь организовать работу так, чтобы она была как творческой, так и эффективной. Я говорю очень примитивные вещи, но других нет.

За время, когда вы руководили российским каналом СТС - с 2002-го по 2008-й, он стал очень «смотрибельным» и прибыльным. И вдруг вы покинули уютное кресло гендиректора канала. По какой причине?

Начнем с того, что я остался на СТС-медиа в качестве президента, но перестал заниматься операционной деятельностью. Потому что мне как человеку творческому хочется заниматься тем, что безумно важно.

Что же для вас безумно важно?

Прежде всего, те проекты, где я чувствую звучание времени, где есть пространство для общественных дискуссий - их не может позволить себе тот формат телевидения, которым я занимался последние годы. Также мне интересны поворотные и одновременно содержательные проекты - их вряд ли воспримет сейчас телевидение. А кинематограф, которым я хочу заниматься, он разный - начиная от радикальных экспериментов и заканчивая содержательными жанровыми историями с определенными мессиджами.

Вы следите за тем, что происходит в украинском телепространстве?

А как вы думаете!? Конечно, наблюдаю.

И куда же движется наше ТВ?

Мне кажется, это очевидно... Собственники и менеджеры каналов решили, что ТВ - это коммерческое предприятие, предназначенное для эффективного извлечения доли рынка в момент экономического роста. Я же всегда верил в то, что большие финансовые результаты приходят только в случае ответа на главные вопросы аудитории, когда она действительно нуждается в телевидении как в собеседнике. Это разные стратегии... Например, в бизнесе есть стратегия лучшего продукта - когда вы пытаетесь занимать лидерское положение, производя лучшее в разных жанрах или в определенном сегменте. Выигрывая, вы обеспечиваете себе коммерческий успех. А есть стратегия лучшей эффективности, когда вы стараетесь минимально тратить, при этом максимально зарабатывая. В этой ситуации вы можете быть абсолютным аутсайдером конкуренции, но быть эффективным бизнес-предприятием.

Кто в итоге выигрывает?

(Роднянский задумывается.) Мне неинтересно заниматься телевидением как системой розничных продаж. Я скажу вам откровенно - для меня это аморально. Поскольку ТВ - это игра с умами и эмоциональными организациями сотен миллионов людей. Это высокая ответственность. Поэтому заниматься такого рода телевидением я считаю неправильным. Я говорю так не по той причине, что я так хорош, плох или наивен. Просто заканчиваются такого рода эксперименты, безусловно, плохо. Каналы, которые отказываются от лидерских позиций, могут существовать достаточно долго, но вернуть их они уже не смогут никогда.

Вас не пугают новые технологии, которые ломают все правила на медиа- и киношном рынках?

Мне кажется, что они только расширяют наши возможности. Да, их развитие создает на каких-то начальных этапах проблемы. Ну и что? Это же вопрос возведения технологической платформы, на которой будут существовать полноценные художественные высказывания большого числа профессионалов.

У меня вообще позиция очень простая... Что из себя представляет кино или ТВ? Это одно из самых старых и вечно актуальных занятий человечества (оно берет начало еще от посиделок у костра) - умение рассказывать истории. Я тоже их рассказываю - это мое профессиональное занятие. Они интересуют аудиторию, потому что дают возможность погрузиться в чужой опыт. Ей не хватает его, поскольку она занята своими рутинными ежедневными хлопотами и оттого нуждается в эмоциональной встряске. А технологические новшества дают нам возможности рассказывать истории еще более захватывающе. Понятно, что это не заменяет главного - умения преподать историю ярко, убедительно, актуально.

Две тысячи лет человечество писало перьями. Потом всего 150 лет пользовалось пишущей машинкой. А сейчас каждый год обновляются компьютерные софты. Что будет дальше - неизвестно. Может быть, они будут обновляться ежемесячно. Но это не меняет характер литературного труда. Для зрителя нет разницы, на что снята картина - на цифру или пленку. Также ему фиолетово, где это смотреть: дома или в кинотеатре. Важны лишь суть и достоверность показываемой истории. Правда, в кинотеатре присутствует эффект коллективного переживания, что также немаловажно.

Вас никто не приглашает работать в Украину - поднимать какой-нибудь телеканал, например? И могли бы вы сюда вернуться?

Мне всегда интересно возвращаться - здесь мой дом. Все, что в нем происходит, - мне важно и безумно интересно. Но для меня важен масштаб проектов. Кроме того, я не хочу входить в одну и ту же воду. Мне было бы интересно что-то, что предложило бы мне новый вызов на новом этапе жизни. Сам я придумать его не могу. Вот если кто-то его предложит, тогда да. В этом плане у меня нет никаких предубеждений.

Каков будет ваш следующий проект?

Вскоре мы с режиссером Федором Бондарчуком приступаем к созданию большого фильма о Великой Отечественной войне. Мы хотим сделать драйвовую историю с молодыми мальчиками, девочками, взрослыми мужчинами... Это будет очень реалистичное кино. Кстати, я давно хочу сделать историю о современном Киеве. Давно уже ее ищу... Потому что Киев как герой, по большому счету, не был представлен в кино.

Вы сознательно ищете для своих фильмов новые лица?

Да. Для меня это всегда интересно. Мы постоянно находимся в поиске новых героев.

Но они потом рискуют потеряться без вашей поддержки.

Это уже на их совести. Каждый в ответе за собственную жизнь. Мы (то есть Федор Бондарчук и Александр Роднянский - «Левый берег») помогаем им стартануть, а дальше нужно уже уметь распорядиться собственной жизнью. Ведь Бондарчук же сумел.