ГлавнаяКультура

Давид Черкасский: «Телевизор способен из любого говна слепить хорошего человека»

Выпускник инженерно-строительного вуза Давид Черкасский записался в аниматоры случайно - его друг рассказал ему, что слышал о наборе в новосозданную анимационную студию. Теперь страшно даже подумать, какой могла бы быть наша мультипликация без инженера Черкасского.

Давид Черкасский: «Телевизор способен из любого говна слепить хорошего человека»
Фото: Phl.com.ua

Кто превратил бы ровные художественные произведения «Доктор Айболит», «Приключения капитана Врунгеля», «Остров сокровищ» в шедевры, полные юмора, баловства и изобретательности? Но самое интересное в другом. «Жить надо непременно хорошо...», говорится в одной попсовой песне. Вот и Давид Янович всю свою сознательную жизнь следовал этому правилу - пил-гулял, смеялся, играл в футбол, не напрягаясь создавал свои фильмы. Очевидно, именно поэтому они до сих пор и интересны людям самых разных возрастов.

На кого вы ориентировались, делая свои теперь уже знаменитые мультфильмы - на детей или на взрослых?

Прежде всего, я хотел, чтобы моя работа нравилась мне самому. Счастье, наверное, как раз и заключается в том, чтобы то, что ты делаешь, нравилось не только тебе. Я знаю точно: мои мультфильмы еще смотрят.

Советская цензура, случайно, не потрепала ваши нервы?

В Украине к собственной мультипликации относились с трепетом: «Оп-па, смотрите-ка, рисунки ожили!» Но вот в Москве, куда мы уже потом сдавали фильмы, отношение было более жестким... Там уже спрашивали, что мы хотели сказать тем или иным кадром. Впрочем, анимация - это не кино... И если ты не лез в политику, то цензура тебе не грозила. Однажды я ступил-таки на эту территорию, сделав короткий мультфильм «Мистерия-Буфф» по стихотворению Маяковского - в свое время (конец 70-х) им зачитывались в театре на Таганке. В итоге он надолго залег на полку. Конечно же, визуально эта картина нынче устарела, но сам стих - нет.

Знаю, что сейчас студия «Укранимафильм» переживает не лучшие времена... Короткие мультфильмы никому не нужны, а на большие прокатные не хватает ни сил, ни средств. Назревает извечный вопрос: что делать?

Как известно, чтобы фильм попал в прокат, он должен отвечать параметрам большого экрана. Мы пока что зациклились на производстве коротких анимационных лент - 10-20 минут, которые, например, могут быть интересны телевидению. Просто за те копейки, которые нам (мультипликаторам) перепадают, мы и делаем свое дело. И если в кино где-то можно «спрятаться» за оператора, актера, то есть - заплатить им меньше, то в мультипликации такой вариант не проканает - нужно рисовать. А чтобы произвести на свет полнометражный игровой мультфильм, нужно для начала иметь несколько миллионов гривен. Откуда они появятся, если в этом году на все украинское кино из бюджета выделили чуть больше 5 млн.? Поэтому выход сейчас один - не копошиться, а спокойно делать свое дело: производить десять минут, потом двадцать и так далее, по нарастающей. Где-то около 50-100 лет у нас пойдет на то, чтобы возродить анимацию.

Ничего себе!

Вообще-то я имел в виду большие картины... Стоит ли нам спешить и уподобляться французам или американцам? Ведь у них работа над одним мультипликационным проектом стоимостью $50-60 млн. растягивается на 3-4 года. Уверяю вас - этим путем нам идти не нужно. Когда в Украине в 60-х годах прошлого века начали производить собственную анимацию, то мы быстро сообразили, что не сможем набрать темп «Союзмультфильма». Поэтому пошли в обход - делали немного, но качественно. Вот и сейчас надо действовать так же. Потому что нужно трезво смотреть на ситуацию - мы не сможем ни догнать, ни перегнать Америку.

Несколько лет назад вы планировали издать сборник мультипликационных анекдотов. Что-то его до сих пор не видать...

Это должен был быть не сборник, а мультфильм о том, как Владимир Ильич Ленин «травит» на заседании Политбюро анекдоты на украинском языке. Уверяю вас, это должно было быть прикольно. Я знаю актера, который просто гениально копирует вождя пролетариата. Его голос звучит очень смешно именно на украинском. Но, как говорится, не суждено... По разным причинам задумка не воплотилась в реальность.

Ваш «Остров сокровищ» уже давно разошелся на цитаты, его до сих пор показывают по ТВ и переиздают на DVD. Как возникла идея создания мультфильма c нестандартным юмором?

Руководство центрального советского телевидения прислало письмо на студию «Укранимафильм», где на то время (середина 80-х) я пребывал как бы в статусе короля, ведь позади уже были «Врунгель» и «Айболит». Это был госзаказ на производство полнометражного мультфильма «Остров сокровищ» по одноименной книге Роберта Льюиса Стивенсона. Я жутко обрадовался, потому что в детстве это была одна из самых любимых моих книг. Мы быстро состряпали сценарий, а вот все творческие находки, которые есть в картине, появились уже в процессе ее создания.

Дело в том, что анимация - исключительный вид искусства... Было бы неуместно делать мультфильм точно по книжке. Я решил оставить все тексты, но несколько сместить актерские акценты. Например, актер Евгений Паперный, который озвучивал доктора Ливси, постоянно хохочет. То есть, в фильме он совсем не тот герой, что в книге. И постепенно практически все персонажи перевернулись с ног на голову. Во-первых, они были смешно нарисованы, во-вторых - не менее смешно озвучены.

С детства меня мучил один вопрос: зачем вы вставили в мультфильм киношные клипы?

Все дело в том, что предо мной воздвигли достаточно жесткие сроки сдачи этой картины. За первый год я сделал шесть рисованных частей (одна часть - это 10 минут; именно такими отрезками исчисляют свою работу аниматоры - «Левый берег»). Это очень много, учитывая, что норма производства одной части - 7-8 месяцев. Поэтому, снимая поющих актеров, я просто облегчал себе работу. Каждая песня, написанная композитором Владимиром Быстряковым, длится в среднем 3 минуты, а хронометраж всей картины составляет почти два часа. Посмотрите ее и посчитайте, сколько времени я сэкономил.

Кроме того, мне показалось интересным убрать немного книжного героизма. Отсюда и поучительные настроения в мультфильме - не курите, не пейте, слушайтесь родителей... Так и превратилась героическая история в смешную. Одновременно я облегчил себе выполнение задания. Кстати, как вы думаете, почему в «Приключениях капитана Врунгеля» море киношное, а не рисованное? От легкой жизни? Ничего подобного! Если бы я начал его рисовать, то работа над картиной длилась бы вечность.

Когда смотришь ваши фильмы, создается впечатление, что они создавались на одном дыхании. Сегодня вы могли бы с таким же куражом подойти к делу?

Думаю, я не утратил запал, хотя и немного обленился. Возраст такой, что хочется просто радоваться жизни... Пить, гулять, чтобы на коленях сидели красивые девушки! Но, чувствую, смог бы еще сделать несколько интересных работ. Впрочем, я и так неплохо потрудился в этой жизни.

Как вы оцениваете мультфильмы, которые нынче идут в кинотеатрах?

В свое время мне нравились работы Диснея, Шлезингера. Но вот сегодняшнее увлечение студии Уолта Диснея компьютерными мультфильмами мне как-то не по душе. Когда изображена какая-то движущаяся карикатура, это еще можно смотреть. Когда же я вижу попытки создать реального человека, мне становится жутко. А вот в недавно вышедшем мультфильме «Рататуй» люди специально искажены, чтобы было смешно и интересно. В общем, я против попыток реально изобразить человека в анимации.

Вы никогда не испытывали зависти к Уолту Диснею?

Нет, я у него только учился. Помню, смотрел его фильмы покадрово и это производило на меня сильное впечатление. Я не умею завидовать и не люблю славу.

Вы успели подготовить учеников?

Я никогда нигде и ничему не обучал. Хотя... Покойный Александр Татарский, создавший в Москве большую анимационную студию «Пилот», в свое время работал у меня на «Врунгеле». Он считал меня своим учеником. Стоп! Еще есть Игорь Ковалев, который тоже называет себя моим последователем... Кстати, он сейчас успешно работает в Америке.

Но чему я их обучал? Мы просто работали вместе и они видели всю кухню, веселое отношение к процессу создания мультфильма. Ведь раньше как было? Идешь по студии и отовсюду слышится веселье. Создавалось впечатление, что никто и не работал. Тем временем мы делали около трехсот минут анимации в год! Кроме того, мы почти ежедневно играли в футбол. И если у меня чему-то и можно было научиться, то только простоте да легкости в работе. Поэтому мои фильмы не вымучены, а созданы под воздействием счастливого существования.

Как вы относитесь к славе?

Когда меня узнают на улице, я чувствую себя неловко. Хотя понимаю, что многим моим друзьям льстит публичное внимание. Это вовсе не значит, что я как-то не так себя веду - просто я другой. К счастью, я познал некую славу очень поздно. Это случилось, когда по телевизору пошел «Врунгель». А телевизор, как известно, способен из любого говна слепить хорошего человека... Из любого непевца сделать певца, из любого неполитика сделать политика. Но это уже другой разговор...