ГлавнаяКультура

Гей-парад империи

Получавшие от Первого канала российского телевидения только картинку, не слышавшие закадрового комментария ведущих и не следившие за дискуссией в студии по окончании фестиваля пропустили главную - политическую часть «Евровидения». Они не узнали, как люди, еще недавно называвшие «Евровидение» фестивалем домохозяек, вдруг объявили его главным событием современного искусства и вдохновенно рассказывали о том, как ни одной стране Европы не удастся повторить российский опыт.

Гей-парад империи

Они с удовольствием называли потраченные суммы, будто экономический кризис кончился и вбухивание десятков миллионов долларов налогоплательщиков в заранее обреченное на убыточность действо не является непозволительной роскошью даже для более богатой страны, чем Россия.

И что интересно - каждый второй выступавший счел своим долгом поблагодарить лично Константина Львовича. Для тех, кто не знает: это глава Первого канала Константин Эрнст, один из самых важных российских телевизионных начальников, поднятый из гламурных телеведущих еще Борисом Березовским, но пропагандистскую вертикаль выстраивавший уже в путинские времена. Вероятно, именно ему и была поставлена задача - в отсутствие удвоения ВВП, роста благосостояния и прочих удовольствий «жирных» нефтяных лет превратить песенный фестиваль в очередную демонстрацию непрекращающихся российских побед. И не беда, что сама Россия на фестивале выступила достаточно бледно: Филипп Киркоров немедленно объявил победившего на конкурсе норвежского исполнителя Александра Рыбака «белорусом с норвежским паспортом и русской душой». Откуда русская душа у мальчика из Витебска, увезенного в Норвегию в раннем детстве и сформировавшегося в этой стране, Киркоров не объяснил. Но это вполне в российской государственной традиции: объявлять чужие успехи своими, а свои поражения - чужими, чего уж там.

Каждый, кому интересно, может посмотреть норвежские СМИ с материалами о Рыбаке и увидеть, что это обычный норвежский парень, просто хорошо говорящий по-русски - это язык его родителей, но сам он общается со сверстниками на языке собственной страны. Хотя кого в России это будет сегодня волновать? Рыбак - «наш», Приходько, в общем-то, тоже... Время, когда о победившей на «Евровидении» Руслане отзывались в московской студии с нескрываемым презрением, тоже, кажется, прошло - теперь место в «Останкино» нашлось даже для этой украинской исполнительницы. Еще немного - и у нее обнаружат русскую душу...

Что ж, остается только признать, что в России немного лукавили, утверждая, что «Евровидение» - это конкурс домохозяек. Оказывается, российской элите - и не только эстрадной - очень хотелось на этом конкурсе победить и продемонстрировать свою европейскость таким странным образом. И в этом Россия похожа на Украину. Вспомним, что фестиваль «Евровидения» в Киеве задумывался как демонстрация новой Украины, в финал соревнования была спешно введена пресловутая группа «Гринджолы» с майданной речевкой, объявленной песней. И, кажется, украинские руководители были искренне удивлены местом, которое заняла революционная группа. А вот Верка Сердючка со своей удивительной песней про Тумбай-Гудбай чуть не победила, хотя в тексте вообще не упоминался Ющенко. Правда, странно?
А ведь ничего странного нет. «Евровидение» - часть поп-культуры и отнюдь не самая главная. Это смотр, прежде всего, молодых исполнителей, поэтому в развитых странах Европы к нему отношение если не ироническое, то спокойное. Да, время от времени в таких государствах как Франция или Великобритания вспоминают, что слишком долго находятся в аутсайдерах конкурса. Так за роялем оказывается Эндрю Ллойд Уэббер, а за микрофоном - Патрисия Каас. Но тоже, как видим, без гарантий победы. И никто по этому поводу особо не переживает. «Евровидение» - не первополосная новость в странах, где давно уже просто живут и никто никому ничего не доказывает.

Еще «Евровидение» - не знаю, нужно ли об этом рассказывать открывавшему фестиваль в Киеве Виктору Ющенко или лично контролировавшему подготовку к нему Владимиру Путину - часть гей-культуры. Именно поэтому мировые СМИ больше писали о разгоне гей-парада в Москве, чем о самом фестивале. Не потому даже, что парад разогнали, а потому что странно - тратить такие деньги на фестиваль, привлекающий международную нетрадиционную тусовку, и одновременно не разрешать ее парад. Чтобы не утверждали, что я хочу скомпрометировать светлый образ «Евровидения», сошлюсь на победителя нынешнего конкурса Александра Рыбака, которому пришлось отвечать на вопрос о разгоне гей-парада. Он сказал, что не понимает, зачем участники парада потратили столько усилий днем, когда самый большой гей-парад прошел вечером в «Олимпийском». И это правда, которую все в Европе прекрасно понимают и которую во все еще живущих в прошлом постсоветских обществах просто не хотят - или не могут - заметить. И этим восприятие «Евровидения» в России или в Украине отличается от восприятия его в Германии или Франции. Для наших стран это действительно фестиваль домохозяек и примкнувших к ним представителей власти и шоу-бизнеса, все время желающих кому-то что-то доказать и бросающих все силы то на победу в конкурсе, то на его не менее впечатляющее проведение, кто уж как его понимает, с «Гринджолами» или «Цирком дю Солей». А для большей части Европы - это веселая тусовка раскованных молодых людей, разъезжающая по столицам фестиваля. Думаю, Владимиру Путину и Константину Эрнсту эта тусовка осталась благодарна - действительно, поставленного с имперским размахом гей-парада в истории еще не было.