ГлавнаяКультура

Мишель Пфайффер: В Голливуде такой культ молодости, что я уже лет двадцать слышу сочувственные речи – мол, не тяжело ли стареть?

Мишель Пфайффер - одна из самых заметных американских актрис: и это в Голливуде, где не только красавиц пруд пруди, но и талантов хоть отбавляй. Однако Пфайффер всегда удавалось выделяться на фоне голливудских блондинок особенной утонченностью, европейским лоском: недаром ее всегда приглашали «спасать» очередной костюмный фильм. Никакая Джулия Робертс, с ее огромным ростом и слегка мальчишескими повадками, не может сравниться с изящной Пфайффер, чувствующей себя в кринолине так же органично, как и в джинсах. Для Америки это редкость - иная пластика, другое воспитание.

Мишель Пфайффер: В Голливуде такой культ молодости, что я уже лет двадцать слышу сочувственные речи – мол, не тяжело ли стареть?

Когда-то прославившись благодаря роли простушки в «Опасных связях» Стивена Фрирза (потом, правда, были и раскрученный хит «Замужем за мафией», и костюмный «Век невинности», и многое другое), мисс Пфайффер вновь вернулась на круги своя. То бишь вновь повстречалась со Стивеном Фрирзом, одним из самых остроумных британских режиссеров, автором нашумевшей «Королевы», чтобы принять участие в салонной драме «Шери». Это история стареющей кокотки, роскошной элегантной парижанки, влюбившейся в мальчишку лет эдак на двадцать моложе себя. Фильм участвовал в нуднейшем Берлинале, украсив собою политизированный и тяжеловесный конкурс. «Шери», правда, тоже не шедевр, салонная драма эпохи ар-деко, однако смотреть этот фильм - истинное удовольствие. Прежде всего, благодаря завораживающему присутствию в кадре Мишель Пфайффер, затмевающей своего юного партнера легко и непринужденно

Вы как будто вновь окунулись в мир «Опасных связей», поставленных по знаменитому роману Шодерло де Лакло. Только это уже другие «связи», двадцать лет спустя...

Ничего общего. Ничего. Кроме разве что автора - когда Фрирз пригласил меня сниматься в «Шери», я чуть не упала от радости. Ибо он - особенный, милый, остроумный, прелестный человек. Последний из могикан, можно сказать. Таких людей, таких режиссеров сейчас все меньше и меньше... В нем нет ничего наносного, механистичного, ничего от безумного карьериста, которому нужно во что бы то ни стало в такой-то срок закончить работу и он для этого выжмет из вас последние капли... Нет, Стивен - очень корректный, добрый, чудаковатый... Истинный британец - ну, такой, каким его себе воображаешь, если, конечно, имеешь воображение. (Смеется.)

В общем, ужасно рада, что Стивен вспомнил о своей старой подружке. К тому же всегда приятно сниматься в любовной истории - такой, знаете ли, не обремененной современными реалиями. Ну, когда влюбленные не обмениваются «эсэмэсками», не переписываются по Интернету и не назначают друг другу свидания в виртуальном пространстве. Что, естественно, обедняет чувства. Так мне кажется.

Какие-нибудь сложности были или вы все делали «в полпинка», с вашим-то опытом и мастерством?

Опыт опытом, но всякий раз - как первый... Скажем, сложно было привыкнуть к такой старинной, как бы «французской» - хотя мы говорили по-английски - манере произношения, игривой и музыкальной. Американцы ведь говорят гораздо более монотонно.

Да, сложная у вас работа.

Я бы так не сказала. Скорее наоборот. Я всегда привожу слова одного старого актера, когда мне сочувствуют ввиду сложности моей профессии. Он сказал буквально следующее: «Если вы уже поняли, что в мире нет ничего, что бы вы могли делать хорошо, становитесь актером».

Вы так принижаете актерский труд?

Много наносного, знаете ли. Особенно у молодых актеров, которые тщатся изо всех сил, чтобы на заре своей карьеры как можно больше заработать. Потом, если человек продолжает гнаться за высокими заработками, повторяясь из роли в роль, возникает такой эффект... ну, отчуждения, что ли. В общем, возникают штампы и кривляние. Вот этого я не люблю.

Вы чересчур строгий критик.

(Пожимает плечами) Да мне-то что, собственно? Пусть цветут все цветы, я никого не собираюсь поучать. Сама, наверно, грешна была: до какого-то времени не могла идентифицировать себя со своим персонажем, влезть в его шкуру целиком и полностью. Это потом приходит, с опытом.

На недавно прошедшем Берлинале были сплошь фильмы о любви между молоденьким мальчиком и стареющей женщиной. Как вы оцениваете этот сравнительно новый сюжет? Раньше, помнится, было наоборот: любовь между пожилым господином и молоденькой девочкой...

Хорошо оцениваю, это - позитивные изменения.

В сторону того, что женщины захватывают все новые и новые пространства?

Хотя, заметьте, наша история произошла чуть ли не сто лет назад. Правда, тогда она могла сильно шокировать окружающих, сейчас мир становится более лояльным к различным проявлением чувств.

Вопрос такта и вкуса. Для таких историй, когда женщина старше мужчины едва ли не на четверть века, нужен высокий класс - и игры, и внешности. И женского шика.

Спасибо, спасибо. Хотя старой я себя не чувствую. В Голливуде такой культ молодости, что я уже лет двадцать слышу сочувственные речи - мол, не тяжело ли стареть? Это в тридцать-то!

Ну, а в пятьдесят? Вам ведь только что исполнилось полвека...

«Полвека» - звучит, конечно, удручающе. С ужасом, надо признаться, ждала этой «даты»... Брр... Юбилей - ужасное слово.

Интересно, что этот самый «юбилей» вы встретили во всеоружии - на съемочной площадке с молодым человеком, который по сюжету в вас безумно влюблен.

Да, правда, правда... Как это мне не приходило в голову? Действительно, в дни приближения не самого приятного для женщины юбилея я как раз играю ту, в которую еще можно влюбиться!

Причем в жизни вы гораздо моложе, чем на экране...

Но вы учтите, что в некоторых сценах, когда моя героиня сидит потерянная и брошенная, меня ведь искусственно старили!

Интересно, если бы ваши герои перенеслись на сто лет вперед, это сделало бы их несколько счастливее?

Вы имеете в виду, что сейчас меньше предрассудков? Да, думаю, были бы гораздо счастливее. Я знаю несколько таких пар, где женщина намного старше, и эти люди счастливы. Никто не давит на них, никто не наблюдает и не осуждает.

Вот видите, а вы вначале сказали, что то была более романтическая пора, без Интернета и этой нашей всеобщей деловитости, сухости ...

У каждой эпохи свои преимущества и свои недостатки. Мы, казалось бы, сейчас более открыты миру, не зашорены, но зато в нас нет той героичности, безрассудства, отчаяния, с какими раньше люди бросались в чувства. Как в омут - с головой и без остатка.

Стало быть, в вас самой достаточно безрассудства и романтики, если вы тоскуете по таким приподнятым чувствам.

Да, я романтик по натуре.

Заблудившаяся во времени? Может, поэтому вам доверяют костюмные роли?

Да, так бывает - человек как бы не соотнесен со своим веком.

Один наш поэт написал о некой женщине, лирической героине своих стихов: «Просто вы дверь перепутали, улицу, город и век...» Эти стихи называются «Ваше величество Женщина»...

Хорошо сказано.