ГлавнаяКультура

Олесь Ульяненко: «У меня достаточно славы… Я человек-легенда»

Олесь Ульяненко, пожалуй, самый яркий писатель в современной украинской литературе.

Олесь Ульяненко: «У меня достаточно славы… Я человек-легенда»

Лет десять назад ему выдали Шевченковскую премию за роман «Сталинка», который повествовал о правде жизни обитателей мрачного городского спальника. Сама книга, кстати, увидела свет гораздо позже.

Понятное дело - детективы да фантастику издают куда охотнее. За те самые десять лет проза Ульяненко редко попадала в поле зрения по причине мелких тиражей, которые в свою очередь стали следствием нежелания писателя прогибаться под массовые запросы. Но справедливость таки иногда посещает тех, кто заслуживает визита этой дамы. Последний роман Олеся Ульяненка неожиданно оказался в эпицентре непростого скандала, который только увеличил интерес к нему, к его произведениям и волей-неволей сделал из писателя донкихота

Что за детектив происходит с вашей последней книгой «Женщина его мечты»?
Напечатавшее ее издательство подало рукопись книги в так называемую Национальную комиссию по вопросам морали. Там в течение месяца должны были вынести экспертную оценку по этому произведению, но, как всегда, очнулись поздно. Прошло почти полгода, книгу напечатали, какую-то часть тиража успели продать, и тут Нацкомиссия соизволила огласить свой вердикт. Основываясь на одном фрагменте, мой роман фактически приравняли к порнографии, тем самым негласно указав издательству на его запрет...

Стоп. По-моему, это было не указание, а рекомендация...
Самое интересное, что когда я начал вникать в детали, то в Нацкомиссии пошли на попятную. Мол, ничего не запрещали и вообще в глаза не видели мой роман. Кроме того, если внимательно прочитать закон, который определяет порнографию, то выяснится, что в нем ничего не говорится о художественных произведениях - речь идет только о массмедиа. Поэтому у меня есть версии относительно всего происходящего: либо это дурдом, либо был звонок свыше, либо кто-то решил начать закручивать гайки перед выборами.

Насколько мне известно, многие издательства просто откупаются от «экспертных оценок» этой Нацкомиссии. Некоторые издатели рассказывали мне, что это такой своеобразный рэкет - «башляет» либо автор, либо его издатель.

Это недоказуемо.
Конечно! Но стоит пристальней взглянуть на состав экспертов комиссии, и все станет ясно. В нем очень много людей с непонятным образованием. И кто создавал этот орган? Президент! Собрал туда «цвет нации»... Телеведущего Данила Яневского, который в последнее время всех обзывает шизофрениками. Позвали идиотку Лилию Григорович (народного депутата - «Левый берег»), которая когда-то облила себя бензином в парламенте. После этого она еще долго чиркала зажигалкой, чтобы к ней успели подбежать и воспрепятствовать самовозгоранию.

Единственный способ остановить этих странных людей - не воспринимать их рекомендации серьезно. Потому что они не вправе ничего сделать. Вся наша проблема в страхе перед теми, кто нами помыкает. Ведь в Конституции Украины четко записано: у нас нет цен-зу-ры! Их чудные «экспертизы» не стоят даже бумаги, на которой написаны, а самих «экспертов» можно спокойно отсылать на три веселых буквы. Просто все сцут это делать... Поскольку у всех рыльца в пушку - у кого-то украденная машина, у кого-то дача... Зачем же нарываться?

Да вы просто донкихот! Признайтесь честно - этот скандал поспособствовал росту вашей популярности?
Я не считаю себя донкихотом, а все эти события только ударили по моему здоровью. Посудите сами: до скандала за короткий промежуток времени было продано 5 тыс. экземпляров «Женщины...», что для Украины весьма круто. К тому же сорвался промо-тур книги по городам Украины. Поскольку я живу исключительно за счет своей писательской деятельности, то зачем мне нужен был этот скандал? Почему эта гребаная комиссия ударила по мне лишь после реализации значительной части тиража?

Уверен, что если эта ситуация разрешится в позитивную для вас сторону, то «Женщина его мечты» моментально станет бестселлером.
Она уже им стала. Мне звонят многие заинтересованные лица с предложениями выкупить либо оставшуюся часть тиража, либо права на книгу. Вся проблема в том, что одно харьковское издательство, которое является обладателем прав и тиража, воспринимает в штыки эти намерения.

Зато все ваши книги теперь будут пользоваться читательским спросом... Кстати, над чем нынче работаете?
Над подготовкой к судебным баталиям. А еще езжу по больницам. Вот когда это все закончится, вновь засяду за компьютер...

Чтобы снова писать в том же «порнографическом стиле»?
(Ульяненко держит паузу, а потом взрывается) Да эта Нацкомиссия до чего угодно может приколупаться... Даже к Библии! Надо будет подсунуть эту книгу Костицкому (Василий Костицкий, глава Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали - «Левый берег»), пусть он ее поизучает. Смешно? Вот и всем писателям и журналистам сначала было смешно. А теперь грустно.

Послушайте, но без блюстителей морали тоже ведь нельзя. Иначе всех нас захлестнет лавина безобразия.
Да я ж не спорю. Во всех цивилизованных странах существуют общественные комитеты, которые следят за моралью. Но речь же не идет о государственных комиссиях, организованных президентом страны. И если говорить действительно о порнографии, то ее реализуют в специализированных местах. Например, в Германии журналы пикантного содержания продают в темном целлофане на самых верхних полках раскладок, чтобы они не попадали в поле зрения детей. Кстати, в свое время в Америке пробовали бороться с порнографией, но быстро сообразили, насколько бесполезным является сие занятие.

Давайте уже отвлечемся от темы порнографии. По вашим книгам случайно не снимали кино?
Были попытки... Однажды на киностудии Довженко собрались было снимать, но не хватило денег. А второй раз кто-то не так их украл... В общем, не сложилось пока с экранизацией. Кстати, я и режиссер Владимир Тихий как-то выиграли президентский грант на постановку фильма о героях Крут, но его просто не профинансировали. А это был неплохой замес с элементами мелодрамы и «экшена», покруче «Утомленных солнцем». Короче, разговоры о съемках кино по моим произведениям тянутся уже лет семь, а вокруг как снимали всякое фуфло на российские деньги, так и продолжают снимать

И на украинские тоже.
В этом плане у нас еще тот застой. Ну, если уж вы решили делать фильмы про казаков, то сделайте тогда боевик о них. Как, например, в Японии снимают офигеннейшие фильмы о самураях, от которых тащатся дети. Вот и украинские казаки были сорвиголовами, отчаянными патриотами плюс элитой нации. Впрочем, ангелов с них тоже не стоит лепить - они любили выпить, погулять, завернуть налево... Все как полагается! А то сняли позорную сагу о Хмельницком, и теперь гордятся ею вовсю. Я как-то пошел со своим 10-летним племянником смотреть этот «шедевр», так он с трудом осилил первые пятнадцать минут и пошел играть в компьютерные игры.

Кстати, россияне избрали для своего кинематографа абсолютно правильный путь- они хоть и паскудят интересные темы, но по крайне мере их выбирают. Вон из «Адмирала» конфетку какую сделали... Реальная-то жизнь Колчака совсем иной была. Ну и что? Фильм собрал неплохую кассу, воззвал к патриотическим чувствам. А у нас... Смотришь на человека (на главного героя фильма - «Левый берег»), а он ни срет, ни сцыт.

Кстати, по поводу героев Крут... Это же сложная тема, вокруг которой ходит множество мифов, и государство, кажется, приняло один из них в качестве реального факта.
На самом деле, из той молодой поросли, которую послали в январе 1918 года защищать подступы к Киеву от большевиков, до Крут дошла лишь небольшая часть - остальные потерялись в дороге. И вот эту горстку 16-17-летних пареньков как раз и добивали накокаиненные москали. А миф о трехстах погибших героях - просто дешевый пафос! Между прочим, украинские политики того времени грызлись между собой так же, как и нынешние. Наверное, у нашей страны просто плохая карма.

Вашим произведениям часто вменяют в вину, что в них слишком уж часто мелькают нецензурные словечки...
Ну и что? Может, я открою вам секрет, но в нашей стране все матерятся. Хотя на Западе на перченые словечки табу сняли уже давно. Маты - это тот же сленг. В Америке, например, спокойно ругаются при полицейских. Здесь же все такие девственные... Но мы как жили в дерьме, так и продолжаем жить. Кто меня обвиняет? Посмотрите пристальнее на этих людей. Это все равно что проститутка будет учить культурную девочку культуре. Либо это чьи-то личные обиды, либо - да здравствует снова цензура! Давайте тогда запретим книги Миллера, Селина и многих французских писателей. Ну, снимем мы их с магазинных полок, а что останется - брошюры с бабушками в вышиванках на обложках? Уже давно пора проститься с ментальностью XVII столетия.

Но согласитесь, нельзя же сказать всем нашим писателям: окей, ребята, теперь возьмите маты на вооружение - и вперед!
Маты должны быть уместны! Ну, как можно без них обойтись, например, в диалоге двух отморозков, которые расчленяют труп? Вы действительно верите, что в подобной ситуации они станут перебрасываться литературными фразами? Или - не хочу называть имени одного нашего автора, но в его произведении один бандит говорит другому: «Почему ты обижаешь меня, выражаясь нецензурно?..» Хотел бы я видеть такой диалог! Некоторые говорят, что мы живем в тарантиновское время. Да не тарантиновское оно, а просто время со своими законами.

Как говорится - какой читатель, такая и литература...
Наша ментальность такова: жрать-спать, спать-жрать... Стоп! Еще добавьте сюда траханье плюс рубку легкого бабла. Кто ж в нашей стране любит работать? Шпана торчит возле «Макдоналдса», стреляя по 30 копеек, хотя может спокойно пойти и заработать деньги мытьем машин. Вот отсюда и начинаются наши беды. А еще я не люблю, когда лезут в чужую жизнь и сыплют нравоучениями. Это самая плохая черта украинцев - каждый учит жить. Сегодня вон соседка моя спрашивает: «Ты за газ заплатил?» Какая тебе разница? Че ты лезешь ко мне?

Ваши произведения часто не вписываются в принятые у нас литературные рамки. Кроме того, критики вечно норовят сравнить вас с американским писателем Чарльзом Буковски... Сравнения уместны?
Пусть сравнивают, мне-то что? Я сам по себе, он сам по себе. Я считаю, что создал свой собственный стиль, который мало схож со стилем Буковски. Где-то мы действительно пересекаемся, но я прочел его творения в том возрасте, когда на меня было уже сложно повлиять. Та же история и с произведениями Луи-Фердинанда Селина. А критики... Да у нас убогая критика! Сидит себе дома какая-то аспирантка-критикесса, окончившая Могилянку, и отрабатывает бабки гранта написанием своих критических опусов. А дядя-издатель, заказывающий ее статьи, в кожаном креслице постоянно пребывает в размышлениях о стране. Естественно, у него все в порядке с деньгами и он всем говорит: «Я вижу такую Украину!..» А какая она на самом деле, ни он, ни те, кому он заказывает статьи, никогда не видели.

А вы, я так понимаю, часто выходите на улицу...
Я практически живу на ней. У меня нет ни телевизора, ни Интернета, но зато есть компьютер и голова на плечах. Когда я начинаю что-то писать, жизнь сама подсовывает мне кучу материала в виде различных историй и житейских драм. Герои моих произведений живут вокруг меня, зачастую не подозревая о том, что я использую их в качестве материала.

Знаю, что вы постоянно пребываете в эпицентре острых ситуаций - различных драк, уличных пьянок, публичных скандалов. Не боитесь, что однажды сия пучина проглотит вас?
Я научился вовремя выходить из экстрима, который непостижимым образом ко мне прилипает. Совсем недавно сидел в одном месте, наблюдал за двумя индивидами, и один из них как-то резко бацнул другого бутылкой шампанского. Вскоре приехала скорая и унесла пострадавшего на носилках.

В ваших книгах часто встречается детальное описание различных медицинских препаратов и состояние человека после их употребления. Многие утверждают, что вы балуетесь наркотиками.
Если бы я на чем-то сидел, то уже давно бы подох. Бывших наркоманов не бывает. Что касается описания некоторых лекарств и их воздействия, то, например, в моем романе «Сталинка» очень много личного. Как и его герой, я лежал в «дурке» и на своей шкуре испытал методы тамошнего лечения. Это было еще при советской власти. Сейчас я употребляю исключительно сорокаградусные напитки... Иногда семидесятиградусные.

Вам не обидно, что массовая популярность обошла вас стороной?
Здрасте! У меня достаточно славы. Я человек-легенда.

Кто это сказал?
Это все знают, а в первую очередь - критики. По мне уже человек двадцать написали свои диссертации. Елки-палки - у меня на улице люди автографы берут! В каком мире вы живете?

У каждого из нас есть свой мир... Но меня волнует другое - в отечественном писательском мирке кто-то еще исследует темные стороны человека?
Уже после меня возникли всякие Жаданы и Дереши (речь идет о молодых писателях Сергее Жадане и Любке Дереше - «Левый берег»)... Но до этого никого особо не интересовали нарики, убийцы, подонки всякие. Я первый в современной украинской литературе, кто пробил эту тематическую дырку и получил за это Шевченковскую премию.

Вы часто издаетесь?
Каждый год выходят 1-2 мои книги.

Сюжетов-то хватает?
В этом плане все окей - мне бы еще лет триста накинуть, чтобы я успел воплотить все задуманное в жизнь. Я не дышу суицидом и с головой у меня все в порядке. Часто слышу в свою сторону вопрос: откуда вы берете тему? Отвечаю: сверху... Все в нашей жизни от Бога.

Источник: Сергей Неретин