Провокации в отношении членов ВСП: угроза судебной реформе и кому это выгодно?

В ночь на 18 марта произошла чрезвычайная ситуация. «Активисты» в масках ждали у дома главу Высшего совета правосудия, спровоцировали конфликт и в ответ были сделаны предупредительные выстрелы.

Я надеюсь, что этот сигнал об опасности услышали не только люди в масках, которые пришли угрожать главе ВСП. Сложно назвать их действия иначе. Если на «гражданскую акцию» выходят ночью с закрытыми лицами, это не очень похоже на демократию.

Павел Гречковский Павел Гречковский , Адвокат, член Высшего совета правосудия

Фото: Сергей Нужненко

Я действительно надеюсь, что этот сигнал услышали не только члены Высшего совета правосудия, чьи новые полномочия и коллегиальные решения устраивают далеко не всех. И не только судьи, давление на которых, вопреки законодательному запрету, продолжает нарастать. А и Президент, как гарант Конституции и инициатор судебной реформы.

Да, по субботней ситуации открыто два уголовных дела (по статьям 296 и 346 Уголовного кодекса - "хулиганство" и "угроза или насилие в отношении государственного или общественного деятеля"). Но проблема дискредитации судей и членов ВСП, давления и попыток вмешательства в их деятельность является системной и требует системного и даже политического решения. Нужно прийти к общему пониманию серьезности угроз.

Происходящее уже нельзя игнорировать, если мы хотим выстроить независимую судебную систему. Ведь именно для этого была задумана судебная реформа. Тогда говорили о слабом доверии людей к судам и о необходимости его вернуть, сделав рестарт судебной системы. Были приняты изменения в Конституцию в части правосудия и так называемые имплементационные законы. Не прошло и года, а перезагрузка оказалась под угрозой. Не потому, что ее не делают. Потому что ее изначально дискредитируют извне. Если говорить про Высший совет правосудия, который реорганизовался из избранного уже после Майдана Высшего совета юстиции, то мы в силу закона стали первопроходцами. Но нам не дают по этому же закону делать первые шаги. Идет субъективная критика, дезинформация, манипуляции в прессе, потом мы принимаем решение, оппоненты умолкают, но и не извиняются за неправду.

Если личная безопасность членов ВСП не сильно защищена; если профессиональная репутация членов ВСП постоянно находится под медийными атаками; если в законные полномочия вмешиваются, то что еще должно произойти, чтобы начали принимать контрмеры? Остановить эти нарушения нужно не только для того, чтобы спасти такой амбициозный проект, как судебная реформа. Под угрозой законность и верховенство права. Это принципиальные вещи, без которых мы в Европу никогда не придем. Заказчики уличных акций против конкретных судей и институций должны понимать, что их активность постепенно лишает всех украинцев права получить законное решение в суде и защитить таким образом свои законные интересы. Если вместо судов кому-то требуются расправы, то нужно отменить запрет на делегирование или присвоение функций судов, и тогда на каждой улице будет свое правосудие. Если общество ждет справедливости, то ему нужно предложить законность и равенство всех перед законом. Другие игры с общественным мнением могут быть опасными.

Еще в 2015 году такая тенденция, как публичное давление, дискредитация и травля отдельных судей уже была заметной. По действующему тогда закону заявления принимал Совет судей; за 2015 год было 62 таких обращения, в январе-августе 2016 — еще 60. Дальше документы уже получала ВСП. Большинство жалоб написано на участников пикетов и депутатов местных советов и парламента. С ноября прошлого года по сегодняшний день в Высший совет правосудия поступило 75 заявлений судей о вмешательстве в их деятельность. Это те, кому хватило мужества заявить об этом публично. Тексты этих обращений выложены на сайте ВСП.

Высший совет правосудия не оставляет ни одно обращение без внимания, а дает свою оценку, закрепленную в соответствующем решении.

Законодательство гарантирует судьям независимость и предусматривает уголовную ответственность за вмешательство в их деятельность. Это не привилегии — это гарантии, того, чтобы судья мог принимать решения без вмешательства, объективно и по закону. Есть гарантии от вмешательства и у членов Высшего совета правосудия.

Гарантии независимости судей прописаны в новом законодательстве в соответствии с международными документами. Это не украинское ноу-хау. Есть Основные принципы независимости судебных органов, утвержденные ООН, есть рекомендации Совета Европы, которые говорят о безопасности судей как ключевом компоненте независимости правосудия. Есть Конвенция о защите прав человека, где тоже есть подобные формулировки о правосудии и судьях. Это мировые стандарты для правового государства.

Все это подписано, переписано в новые законы для судебной власти, одобрено европейскими экспертами и политическими партнерами высокого уровня. Вопрос, для чего это было нужно? Для внешнего соответствия или для того, чтобы это реально работало?

Если организованное давление улицы и правоохранительных органов — это новая форма политической зависимости, мы, наверное, снова выбрали не тот путь.

Павел Гречковский Павел Гречковский , Адвокат, член Высшего совета правосудия