ГлавнаяМир

Шаройко на свободе. Анатомия “шпионского скандала”

Корреспондент “Украинского радио” Павел Шаройко, который почти два года провел в белорусской тюрьме, помилован Александром Лукашенко и вернулся на родину. За день до этого стало известно, что суд в Чернигове освободил из-под стражи белоруса Юрия Политика, проведшего за решеткой два года и три с половиной месяца. Взаимное освобождение Шаройко и Политика поставило точку в затянувшемся “шпионском скандале”, который в свое время вызвал резкое похолодание в белорусско-украинских отношениях.

Павел Шаройко
Фото: ТСН
Павел Шаройко

Шпионская сеть

Корреспондент “Украинского радио” Павел Шаройко был задержан КГБ по обвинению в шпионаже 25 октября 2017 года. Произошедшее получило огласку только спустя три недели, когда с заявлением о задержании журналиста выступил председатель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания.

Белорусский КГБ в свою очередь объявил: Шаройко является полковником ГУР Украины, на территории Беларуси он создал шпионскую сеть из 16 человек, которые собирали разведсведения в военно-политической сфере. Чекисты утверждали, что эту работу курировал первый секретарь посольства Украины Игорь Скворцов - якобы тоже офицер ГУР. Скворцова объявили в Беларуси персоной нон-грата, в ответ из Киева был выслан белорусский дипломат. Официальный Киев причастность Шаройко и Скворцова к шпионажу отрицал.

Вскоре по главному государственному телеканалу “Беларусь-1” показали кадры допроса, где Шаройко признается в шпионаже и просит прощения.

Павел Шаройко
Фото: sputnik.by
Павел Шаройко

Покойный народный депутат Украины Дмитрий Тымчук утверждал, что арест Шаройко был связан с неким фальшивым документом о передислокации российских частей в Беларуси, подкинутым украинскому журналисту через белорусского корреспондента НТВ. Так это или нет - неизвестно до сих пор. В КГБ никогда не говорили, на чем взяли Шаройко, а судебный процесс был закрытым. 

Ассиметричный ответ

Павел Шаройко действительно служил в ГУР Минобороны - в 2000-х он возглавлял пресс-службу ведомства. Однако этот факт вызывал дополнительные вопросы не столько к украинской стороне, сколько к белорусской. 

Шаройко был аккредитованным журналистом в Беларуси с 2011 года. Люди, знакомые с белорусской спецификой, прекрасно знают, что вопросами аккредитации иностранных СМИ в Беларуси в действительности занимается не МИД, а КГБ - в поле зрения которого Павел несомненно находился с первого дня своего пребывания в стране. И то, что Шаройко с его военным прошлым в течении шести лет не имел проблем с аккредитацией (и даже посещал пресс-конференции Лукашенко) свидетельствует лишь об одном - белорусские чекисты не считали деятельность украинца на территории Беларуси хоть сколько-либо угрожающей государственным интересам. 

Поэтому внезапный арест Шаройко осенью 2017 года многие посчитали началом масштабной антиукраинской кампании, инспирированной Кремлем. Сторонники подобной версии обращали внимание на то, что за восемь дней до задержания в Минск приезжал глава СВР Сергей Нарышкин - дескать, он и подкинул КГБ соответствующие документы.

Присутствовал ли тут российский след до конца неизвестно, однако опасения насчет антиукраинской кампании оказались полностью ошибочными. Новых арестов не последовало, о “шпионской сети из 16 человек” КГБ больше не вспоминал. К февралю 2018 года “шпионский скандал” локализовался: факты все больше указывали на то, что арест Шаройко - это зеркальный ответ на арест в Украине белоруса Юрия Политика.

Белорус Юрий Политика во время заседания суда
Фото: politring.com
Белорус Юрий Политика во время заседания суда

Юрий Политика был задержан на границе с Беларусью 16 июня 2017 года. Его обвинили в шпионаже в пользу некой третьей страны (конкретное государство в материалах дела не фигурировало, но очевидно, что речь шла о России). Однако первые полгода официальный Минск публично не проявлял никакой заинтересованности в судьбе белоруса. Впервые история Политика громко прозвучала в январе 2018 года, когда независимые издания с подачи МИДа опубликовали письмо арестованного белоруса, где утверждалось, что на предварительном следствии его пытали, а сам он не имеет отношения ни к КГБ, ни к какой-либо другой спецслужбе. Генпрокуратура Беларуси публично назвала дело “политическим”, а возможное осуждение Политика - “заведомо незаконным”. 

Позднее стало известно, что Юрий Политика периодически ездил в Чернигов, где пытался то примкнуть к общественному формированию “Север”, то найти способ поехать в зону АТО. Поведение белоруса показалось его новым знакомым странным и они обратились в СБУ, которая установила за Политика наблюдение и наконец арестовала - якобы с картой наступательной операции “Шторм”, которую ВСУ планировали на Донбассе. 

Из рассказа журналистам участника АТО Дмитрия Острика, который находился в тесном контакте с СБУ и “слил” карту Юрию Политике, стало ясно, что в реальности никаких действительно секретных сведений на руках у белоруса не было. Зеркальность происходящего была очевидна: и Шаройко, и Политика долго вели спецслужбы и в итоге арестовали с документами, которые, скорее всего, являлись пустышкой.

Фото: скриншот из видео «Радио Свабода»

В феврале 2018 года одновременно начался суд над Шаройко в Минске и над Политика в Чернигове. Дело украинца рассматривалось за закрытыми дверьми и очень быстро закончилось приговором - 8 лет колонии. А вот процесс над Политика застопорился на стадии предварительных судебных заседаний и с мертвой точки уже не сдвинулся.

Неразгаданные тайны

Белорусско-украинский шпионский скандал протекал в режиме чрезвычайной (а порой и просто бессмысленной) секретности. Об аресте Шаройко стало известно только спустя три недели не потому, что этот факт Минск скрывал от Киева, а потому что Петр Порошенко и Александр Лукашенко договорились не придавать дело огласке. Решение более чем странное: в XXI веке скрыть исчезновение журналиста просто нереально.

Когда же утечка информации все же произошла, Лукашенко всерьез обиделся на украинскую сторону. “Они подняли гвалт, все было выплеснуто в средства массовой информации… Не знаю, зачем нужен был этот скандал. Но они нарушили нашу договоренность”, - жаловался Лукашенко журналистам 24 ноября 2017 года.

Фото: verelq.am

Секретность сохранялась и дальше. О приговоре Шаройко стало известно только в мае 2018 года, хотя осудили его еще в феврале. После вынесения вердикта украинца не отправили в колонию - он почти до конца года оставался в СИЗО КГБ. Очевидно, его специально держали по рукой в ожидании скорого обмена.

Но обмена при Порошенко так и не случилось. О том, что стало камнем преткновения на переговорах, можно только догадываться. Порошенко вообще ни разу не комментировал белорусско-украинский шпионский скандал. Лукашенко же впоследствии возлагал вину за срыв обмена на Украину. 

Можно предположить, что официальный Киев при Порошенко не хотел допустить неравного обмена: чтобы осужденного и признавшего свою вину Шаройко меняли на неосужденного и непризнавшего вину Политика. Но остается загадкой, почему суд над белорусом протекал настолько вяло, что затянулся на полтора года и все равно не дал никакого результата. Политика в итоге не осудили и не оправдали - его просто отпустили из-под стражи. А следом Лукашенко помиловал Павла Шаройко.

Игорь ИльяшИгорь Ильяш, журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter