ГлавнаяОбществоЖизнь

Имперские корни

Во времена Сталина и раннего Хрущева аккордеон считался идеологически чуждым западным музыкальным инструментом. Впрочем, как и буржуазные псевдонауки генетика и кибернетика. Советские идеологи также боролись с неправильными прическами, зауженными брюками, мужской обувью на толстой подошве, джинсами и многим другим.

Фото: minsknews.by

Всё это, относившееся к категории тлетворного влияния Запада, преследовалось и физически, и идеологически. Бесчисленные лекторы всесоюзного общества «Знание» разъезжали по колхозам, заводам и среднеазиатским аулам, объясняя страшные последствия, в том числе и для здоровья, следованию специально засылаемой в СССР религиозной литературе о буддизме, восточных единоборствах. Мой близкий знакомый, к примеру, несколько месяцев провёл в психиатрической больнице по причине своей практики злокозненной йоги. Лечили в психиатрических больницах СССР и кришнаитов.

А ещё в Советском Союзе не было секса. Хотя советские женщины массово рожали детей. И в каждой гостинице были свои, проверенные «органами» проститутки, а в аптеках без письменного разрешения местного райкома партии или, хотя бы, участкового врача продавали презервативы.

Были в СССР и миллионеры. Но об этом в газетах умалчивали. Вполне легальные миллионеры, не подпольные валютчики и оборотистые цеховики. Например, классики советской литературы украинский драматург Александр Корнейчук и дагестанский поэт Расул Гамзатов. Друживший со мною, студентом, знаменитый писатель Виктор Платонович Некрасов много рассказывал мне о об этих классиках. Поскольку лично знал обоих. В том числе об их фальши и жадности.

Других миллионеров, подпольных накопителей иностранной валюты и оборотистых цеховиков, без разрешения Госплана СССР производивших охотно раскупаемые народом дефицитные товары, преследовали и расстреливали.

Кстати, и офицеры всезнающего КГБ были заражены буржуазным духом наживы. Нет-нет, это была не гнусная, липкая контрабанда. Это называлось мягче, нежнее – спекуляцией. Правда встречались и более мелкие нарушители законности в среде рыцарей с холодной головой и горячим сердцем, эти обманывали собственных агентов, трудившихся в поте лица на ниве сбора компрометирующей информации. А именно, эти офицеры утаивали для себя часть денег, предназначенных для материального стимулирования стукачей.

О проблеме существования в СССР наркоманов не писали. Изредка – об алкоголизме, только о нём, родном. Тем не менее, в тюрьмах и лагерях той великой страны наркозависимость цвела и наркотики были. И приносили их туда охранники и воспитатели. Как и сегодня.

Все мы оттуда. Из империи лжи, страха, покорности, двоедушия и двоемыслия. Там наши корни. Именно поэтому проходим так медленно свой особенный, украинский путь к свободе. Тяжелый, кровавый, как оказалось, путь. Потому что получив возможность внешней свободы в результате распада империи, мы не сумели воспользоваться этим неожиданным даром. Раб, получивший право на собственные решения, как правило, остаётся рабом по образу своих мыслей. Гладиаторы Рима, получив свободу, становились жестокими надсмотрщиками.

Мы, носители укоренившихся в нас страха и покорности, постепенно уходим. Те, кто пришел в новую жизнь сегодня, отличаются от нас. Они мыслят и принимают решения иначе. Они не боятся поступка и возможной ошибки. Им трудно с нами.

Уже сказано не раз: недавние президентские выборы – это наш третий Майдан. Бескровный и эффективный. И дело здесь не во Владимире Зеленском. К сожалению, совсем не старый по возрасту Петр Порошенко оказался классическим советским демагогом, не ограниченным ни нравственными принципами, ни, хотя бы, партийной дисциплиной времен КПСС.

Ну, а не справится новый президент со своей непростой работой, и его заменим. Надлежащий опыт у нас уже есть.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter