ГлавнаяОбществоЖизнь

Усыпленная стерилизация

Городские власти Киева остановили финансирование программы стерилизации собак. Животных становится больше, и не все киевляне готовы это терпеть - они часто жестоко избавляются от бродячих зверей. Волонтеры спасают, кого могут.

Мария Лебедева Мария Лебедева , ​журналист
Усыпленная стерилизация

Не так давно 17-летний киевский тинейджер решил собственноручно «зачистить» двор от животных. Это произошло в районе Ново-Беличей, на улице Наумова. Женщина, обычно кормившая собаку, утром в стоявшей во дворе будке увидела вместо собаки... ее череп на листке бумаги, где было написано: «Покормишь - с тобой будет то же».

Своими зверствами малолетний живодер наводил ужас на весь район. Соседи стали звонить в общественные организации по защите животных. «Сначала местные жители обнаружили одну собаку на столбе, с колючей проволокой на шее, сняли ее, еще жива была. А потом опять ее нашли повешенной», - рассказала глава общественной организации по защите животных «Защита» Святошинского района Антонина Смолий.

Мальчик, убивающий собак, так и остался на свободе, дело передано в милицию по делам несовершеннолетних. Этот случай, конечно, экстремальный, но его можно было бы избежать, если бы не бездействие муниципалитета.

Киевские власти поставили горожан перед фактом: программа по стерилизации -

самая гуманная по отношению к бродячим животным из всех подобных программ, свернута по причине сокращения финансирования. А это значит, что собак в буквальном смысле сбросили на самих киевлян. Мол, делайте, что хотите. Сейчас, когда животных собираются просто убивать, волонтеры сами отвозят их на стерилизацию.

Концлагеря

«Мы их везем на стерилизацию, лечим, потом отвозим обратно, привитых, - рассказывает Антонина Смолий. - Им надевают специальные ошейники, чтобы было видно, что они уже стерилизованы».

Один из «пунктов назначения» для псов, приют в Гостомеле - частный, это клочок земли, огражденный деревянным забором. На его территории находятся будки для собак, вольеры, а также помещение с камерами, где животные проходят передержку после операции.

На входе нас окружили около 50 собак. Вместе с ними журналиста «Левого берега» встретила молодая доктор Елена. Как оказалось, в приюте работают всего 5 человек, а доктор и кормит, и оперирует (в среднем - 7 операций в день). Рядом с собачьей территорией - вольеры с кошками.

В коммунальном приюте в Бородянке взгляду представилась другая картина - огромный каменный забор, во дворе ни одной собаки. На въезде проверяют документы. Нас проводят в большие помещения, где стоит беспрерывный лай сотен собак.

Они сидят в небольших железных клетках, по трое. В клетках - деревянный настил, пустые миски, и они напоминают тюремные камеры. Животные при виде людей испуганно жмутся в углы, многие очень худы.

«Вы врач?» - спросила я у девушки в зеленом халате. «Да, врач... только детский», - ответила она.

Ольга, местная сотрудница, рассказала - рук тут не хватает. Врачей всего двое, и работают они медленно - всего по 2 операции в день, притом, что собак везут десятками. «Не знаю, почему люди до сих пор не уволились. Идейных тут мало», - призналась Ольга.

Всего в бородянском приюте - около 280 собак. Иногда в приют приезжают выбирать домашнего любимца, но такой шанс выпадает единицам из собачьего семейства. За год, согласно журналу, забрали 164 собаки. «Что делать с остальными, что будет дальше - не знаю, - разводит руками Ольга. - Эвтаназию не хотят, животные мучаются, пока тянем...»

Деньги в песок

И общественные организации, и власть ищут крайнего, а найти не могут. Тамара Тарнавская, президент международной общественной организации защиты животных SOS, убеждена, что власти негласно нашли более дешевое, «кризисное» решение вопроса с бродячими собаками.

«Будут закуплены мешки с дешевым ядом, от которого умирают в страшных муках», - утверждает она.

По словам Тамары Тарнавской, коммунальному предприятию «Центр идентификации животных», а также КП «Ветеринарная больница» городского бюджета перечислили 3 млн. грн из, чтобы покрыть зарплаты, а значительные средства пошли и приюту в Бородянке - согласно документам, там работают 78 человек. На эти деньги, утверждает Тарнавская, можно было стерилизовать от 6 до 7 тыс. животных.  

«Мы предлагали сделать стерилизацию, за которую надо было бы платить 200 грн, и бесплатную передержку в приюте в Пирогово. Нам отказали», - утверждает она.

Общественники уверены - если бы деньги были реально распределены на стерилизацию, то результат программы был бы другим, а денег хватило бы на 10 приютов.

К слову, в октябре 2007 года на сессии Киевсовета была принята программа по стерилизации животных до 2011 года. Ее инициаторами выступили представители общественных организаций, на программу запланировали выделить 70 млн. грн.

Теперь ее не финансируют, а вызвать бригаду по отлову можно только за деньги и на заказ юридического лица, заплатив 150 грн за одно отловленное, стерилизованное и привезенное обратно животное. Тарифы, кстати, собираются поднять со дня на день - до 250 грн.

По неофициальной информации, со «специалистами» можно договориться подешевле - они могут просто отловить и увезти собаку в неизвестном направлении.

Усыплять - дешевле

Главный киевский ветеринар Людмила Олейник считает, что если бы за год в Киеве были стерилизованы 70-80% бездомных животных, ситуация была бы в корне иной.

«Животные бегают по городу стаями, а это антисанитария, постоянные жалобы о нападениях на людей. Известно, что у нас на детских площадках творится из-за собак», - сетует она.  

Самым гуманным методом в сложившихся условиях ветеринары считают эвтаназию. В Америке, по словам Людмилы Олейник, в год усыпляют около 6 млн. бездомных собак и котов. Похожая ситуация и во многих европейских странах. В приютах животных содержат 5-10 дней, потом, если не находится хозяин, усыпляют.

«Есть ведь гуманный метод - вводится высокая доза препарата для наркоза. Животное засыпает и не просыпается вследствие передозировки», - рассказывает ветеринар.

Впрочем, это для Украины дорого. Убить можно, вколов обычную хлорку, - зачем платить больше. «Теперь они намекают на то, что для усыпления нужны дорогостоящие препараты, и снова будут травить и убивать, а деньги отмоют, как всегда», - считает Антонина Смолий.  

Мария Лебедева Мария Лебедева , ​журналист
Источник: Мария Лебедева