ГлавнаяОбществоЖизнь

Обыкновенный фашизм

«Кризис порождает в народе спрос на простые решения». Российский публицист Леонид Радзиховский не так давно повторил старую, почти забытую фразу, сказанную в начале 30-х годов выдающимся психологом Вильгельмом Райхом, который одним из первых исследовал психологию масс и истоки фашизма. Простые решения – это «хлеба и зрелищ!». Это «мир – народам, земля – крестьянам!»…

Кость Бондаренко Кость Бондаренко , Інститут української політики
Обыкновенный фашизм

Это «все у всех отнять и между всеми разделить!». Это «бандитам – тюрьмы!». Это «посадить всех чиновников на 15 лет!». Это общественные работы. Это обещание вернуть долги Сбербанка и при этом стабилизировать гривну. Одним словом, это популистские предложения, заведомо невыполнимые, но в то же время столь пьянящие и чудесным образом влияющие на массы. «Ах, обмануть меня несложно – я сам обманываться рад», – говорил классик.

Беру в руки мемуары Муссолини, написанные в середине 40-х годов, незадолго до краха Социальной Республики Сало (ударение на последнем слоге). «Торжеству фашизма предшествовала политическая система, которую можно было бы назвать двоевластием – правительство двоих, двойная команда. Я тогда в шутку сказал, что система напоминает спальню женатой пары с отдельными кроватями». Муссолини имел в виду то, что в фашистской Италии кроме дуче существовал институт королевской власти. В 1943 году именно король сверг Муссолини и отдал его под арест. Двойная команда характерна для всех типов фашистских государств: президент Гинденбург и канцлер Гитлер на заре нацистской Германии, король Михай и маршал Антонеску в Румынии, регент Хорти и лидер крайних правых Салаши в Венгрии, король Томислав Второй и поглавник усташей Анте Павелич в Хорватии… Даже в Испании генералиссимус Франко был связан обязательствами с домом Бурбонов! Так что двоевластие – это отнюдь не украинское изобретение последних лет.

Первым делом Муссолини, претендуя на власть, в сентябре 1922 года опубликовал Декларацию о политике, пункт D которой предлагал «созыв сроком на три года национальной ассамблеи, чьей первой задачей будет определение конституционной формы государства». Муссолини всячески пытался ограничить власть короля, король – власть Муссолини. Некоторые лидеры фашистов уже в середине 20-х годов предлагали проводить выборы короля в парламенте, контролируемом Высшим фашистским советом. Иные говорили о необходимости ликвидации монархии. Знакомо, не правда ли?

А вот еще один момент из мемуаров Муссолини: «Совет министров был рожден Конституцией, но Высший фашистский совет превосходил его по значению, потому что он был рожден Революцией». Конституция должна уступить Революции. Понятие легитимности – это такие глупости! Как это похоже на современную Украину!

Наконец, последняя цитата. Она касается 1925 года – момента, когда Муссолини фактически установил единовластие в Италии (сохранив короля исключительно как символ): «Король почувствовал, что с этого дня и впредь монархия перестала быть конституционной в парламентарном смысле этого слова. Выбора больше не было. Политические игры партии и альтернативной власти закончились. Право на существование Короны сходило на нет. Постоянные правительственные кризисы в дополнение к серьезным национальным волнениям и новогодние поздравления (позднее упраздненные) были единственными поводами, по которым король предпринимал что-либо, чтобы напомнить итальянскому народу, что он является кем-то еще, кроме страстного, если не сказать фанатичного, собирателя старинных монет. Во время правительственных кризисов имело место постоянное хождение депутатов в Квиринал, так как король еще являлся центральной политической фигурой. Начиная с 1925 года все это прекратилось…»

В 1925 году фашистское правительство ограничило свободу прессы, запретило деятельность всех партий, кроме фашистской. Закон от 24 декабря 1925 года определил полномочия и прерогативы правительства – премьер-министр в Италии стал фактически диктатором. 31 января 1926 года Муссолини получил право издавать декреты, имеющие силу закона. 4 февраля местное самоуправление было полностью подчинено контролю со стороны государства. 3 апреля правительство взяло под контроль профсоюзы и коллективные трудовые отношения. Не правда ли, история нас ничему не учит?

В условиях кризиса от правительства и от наших политиков многие граждане ожидают именно фашистских действий. И именно фашистская риторика просматривается в выступлениях многих наших политиков. Они не пытаются решить кризисную ситуацию в стране. Они пытаются использовать кризис для собственного усиления и борьбы со своими политическими оппонентами.

Экономическое положение Италии после Первой мировой войны – во время зарождения и развития фашизма – было похоже на нынешнюю ситуацию в Украине. Внутренний государственный долг в 1919 году вырос на 34,6 млрд. лир, внешний – на 19,2 млрд. лир. Количество находящихся в обращении бумажных денег выросло в 8 раз. В 1919 году по сравнению с довоенным периодом цены на продукты питания выросли в 3,5 раза, в 1920-м – в 4,5 раза. Падение ВВП в 1919 году составило 14% (эта же цифра фигурирует в докладной записке Виктора Пинзеника на имя премьер-министра относительно положения дел в современной украинской экономике). Ежедневно в Италии фиксировалось около 4 тыс. новых безработных (по последним украинским данным – около 6 тыс.). Эмиграция из страны составляла в среднем 600 тыс. человек ежегодно (сопоставимо с нынешними украинскими цифрами). В стачечном движении и забастовках в 1920 году принимали участие 2 320 тыс. человек. Это – 10% взрослого населения страны. По социологическим данным Института Горшенина, сейчас в Украине готовы к уличным акциям и забастовкам 14,8% граждан…

Именно на таком экономическом фоне появился Муссолини. В народе проявилась тоска по сильной руке. Былое величие Италии оказалось поверженным в прах. То, ради чего боролись в окопах Первой мировой, – растоптано, патриотические устремления нивелированы. Вокруг Муссолини собирались маршалы и генералы, готовые идти на Рим и брать власть в свои руки. Власть, которой не могут правильно распорядиться коррумпированные демократы и либералы, зависимые от олигархических концернов. Олигархи сосредоточились вокруг короля – его они считали своей опорой. Они боялись Муссолини с его социалистическими идеями и призывами к национализации имущества, принадлежащего крупному капиталу. Придя к власти, Муссолини забыл о старых социалистических лозунгах и объявил амнистию олигархическому капиталу… Все олигархи оказались в команде дуче!

Украинская журналистка Наталья Приходько в июне прошлого года в статье для «Украинской правды» прогнозировала установление в Украине некоей экономической хунты как формы правления. То есть фашистские тенденции в сочетании с латиноамериканской основой украинского общества могут породить такое явление, как коллективный диктатор. Который будет осуществлять тотальный контроль над бизнес-средой.

Муссолини пообещал «бандитам тюрьмы» – но не расшифровал этот лозунг: тюрьма ждала только тех бандитов, которые не вступили в ряды фашистской партии или не поддержали ее материально. Особенно это касалось сицилийской мафии, главари которой оказались в фашистских застенках рядом с лидером коммунистов Антонио Грамши. Остальные мафиози эмигрировали в США, став настоящей головной болью для американской полиции времен Великой депрессии и живительной средой для авторов гангстерских романов.

Именно фашистское общество, но уже в Испании, рождает знаменитый «принцип Франко»: друзьям – все, врагам – закон. Этот принцип наиболее тесно сросся с украинской действительностью. Коррупция в высших эшелонах власти не воспринимается нашими политиками как тотальное явление. Тимошенко критикует исключительно коррупционеров в окружении Ющенко. Президент видит исключительно коррупционеров в окружении премьера. Юрий Луценко сквозь диоптрии политических очков видит только тех коррупционеров, незаконные действия которых преломляются сквозь призму политической целесообразности данного момента. Валентин Наливайченко и генеральный прокурор Медведько без очков коррупцию вообще не видят.

Фашизм – это не обязательно Треблинка и Освенцим. Итальянские – классические – фашисты не уничтожали евреев и не устраивали газовых камер. Равно как и их испанские коллеги. Фашизм – это состояние души народа, поскольку, как говорят классики политической мысли, власть есть выражение сущности народа. Если фашизм проявляется в том или ином обществе – значит, общество готово его принять. В Великобритании в 30-е годы были яркие представители британского фашизма – один только лорд Мосли чего стоит: молодой, с отличными аристократичными манерами, блестящий оратор. Да и король Эдуард благоволил фашистам, искренне симпатизируя Муссолини. И никто не знает, как сложился бы исход Второй мировой, если бы в 1936 году Эдуард не влюбился в разведенную американку, ради которой отрекся от престола, передав власть своему брату Георгу. Но вот британское общество не поддержало фашистов – оно предпочло перетерпеть бомбардировку Ковентри, но все же бациллу фашизма в свой дом не впустить. Франция в середине 30-х годов пережила подъем небывалой активности «Огненных крестов» и полковника де ля Рока – но французские фашисты так и не стали в стране доминирующей силой.

Очевидно одно: если общество проявляет гражданскую сознательность и не верит разнообразным лжемессиям и лжеугодницам, полагаясь на внутренние резервы и на здравый смысл, фашизм не пройдет. Если же в обществе существует ожидание сильной руки, которая может навести порядок, то фашизм попросту неизбежен. В той или иной форме.

Украинское общество с его неизжитой тягой к государственному патернализму и вечным ожиданием «барина», который вот приедет и нас рассудит, с глубоко укоренившимися комплексами неполноценности и с мировоззренческой шизофренией, к сожалению, готово принять фашизм – в его модернизированной форме.

Модернизация фашизма – неизбежна. В ХХІ веке насилие над людьми не приветствуется мировой общественностью. Именно поэтому место индивидуального террора может занять террор экономический. Но прикрытый благими целями. Реприватизация – чем не фашизм? Рейдерство – разве это не прямое продолжение «Хрустальной ночи»? Увольнения с работы инакомыслящих, тех, кто не поддерживает «генеральную линию партии» (особенно часто это явление проявлялось в 2005 году), – разве не напоминают они акции межвоенного периода? А как расценить ситуацию, когда у олигарха – без суда и следствия, без документов – отнимают завод? А у другого – газ из подземных хранилищ? А у третьего пытаются отнять телеканал?

И все это происходит под восторженные возгласы толпы. И не только толпы: украинские интеллектуалы, бурно рукоплещущие неофашистам и популистам, неистово поддерживая одних политиканов в противовес другим, – тоже пособники того режима, который уже стучит в наши ворота. Посадить всех чиновников на 15 лет в тюрьмы предлагает именно человек с интеллигентным выражением лица, интеллектуал…

Украине еще предстоит пережить свой «поход на Рим». Только в каких одеждах пойдут фашисты – в черных, коричневых или в белых? Не суть важно. Важно, что угроза существует. В 1943 году приговоренный к смертной казни чешский журналист Юлиус Фучик закончил свой «Репортаж с петлей на шее» словами: «Люди, будьте бдительны!»

В Украине, похоже, не к кому взывать. За годы после Оранжевой революции мы так привыкли к популизму как стилю жизни, что не заметили рождение фашизма. Спрос на тоталитаризм в мире (вряд ли можно назвать истинными демократами Путина с Медведевым или Саркози) порождает ультратоталитаризм в проблемных странах. Народ просит простых решений – чтобы было эффективно и не надо было думать. Гитлер преодолел кризис в Германии за восемь месяцев своего правления. Муссолини – за два года. Но цену их народы заплатили страшную.

Сделка с дьяволом дает быстрые результаты, эффект от которых ошеломляет. Но позже приходит время расплаты. Блистательный эффект превращается в пыль. Величественные дворцы – в руины.

Люди, все-таки, будьте бдительны!

Кость Бондаренко Кость Бондаренко , Інститут української політики