ГлавнаяОбществоЗдоровье

Руки для героев

За полтора года АТО более 250 бойцов АТО лишились конечностей в зоне боевых действий и нуждаются в протезах - таких, которые помогут героям максимально вернуться к обычной жизни «на гражданке».

Сегодня государство способно обеспечить своих защитников бесплатными и при этом качественными протезами. Тем не менее, бойцы сталкиваются с самыми разными проблемами в процессе их получения.

Герою публикации LB.ua, военнослужащему 30-й мехбригады Сергею Гордийчуку за государственный счет установили неподходящий протез.

- Серёжа - строитель, хотел вернуться к своей деятельности. Но ему поставили такой протез, которым он сейчас не может пользоваться – он тяжелый, перевешивает. По незнанию бойцам «парят» (я другого слова не нахожу) не то, что нужно, если бойцы не обладают терпением выслушать все предложения и сделать лучший выбор, - констатирует Наталья Воронкова из ОО «Волонтерська сотня Доброволя».

В декабре 2014 года благотворительный фонд «Центр допомоги пораненим» выпустил и предложил для бесплатного распространения социальную брошюру с наиболее полной информацией о проблемах ампутантов и способах их решения. Опрошенные БФ специалисты предупреждают: к выбору протеза нужно отнестись осторожно: «Государственные клиники часто занижают смету, чтобы получить госзаказ, при этом предлагают пациенту не самый качественный протез. Частные же протезисты, работу которых в большинстве случаев также оплачивает государство, часто завышают смету и пытаются выписать протез с совершенно ненужными пациенту, но дорогостоящими функциями».

LB.ua выяснял, как устроена процедура протезирования и какие сложности ждут героев на пути к получению годных искусственных рук и ног.

Нелли Вернер Нелли Вернер , журналист

Александр Кикин тернируется ходить на протезе
Фото: Вадим Крутивус
Александр Кикин тернируется ходить на протезе

Бес бюрократии

Процедура протезирования для бойцов подразумевает немалую бумажную волокиту. По правилам, выписываясь из госпиталя, человек получает заключение ВКК (ВЛК) о необходимости протезирования и выдаче средств реабилитации, а также индивидуальную программу протезирования. С этим заключением и выпиской из приказа командира воинской части о причинах и обстоятельствах травмы, с информацией об участии в АТО можно отправляться в любое протезное предприятие в Украине – у бойцов есть право выбора. Позже придется пройти еще одну комиссию - МСЭК, чтобы установить инвалидность и получить единоразовую помощь от государства.

На практике, как у нас заведено, сложности возникают на разных этапах, начиная от получения справок из воинской части и заканчивая изготовлением протезов и их обслуживанием.

Так, волонтер и доброволец Александр Кикин потерял ногу еще в июле прошлого года под Славянском. Он стал одним из первых участников боевых действий на востоке среди пациентов Киевского казенного эспериментального протезно-ортопедического предприятия.

- Мы сами искали бойцов по госпиталям - я ездил, начмед ездил. Брали их к себе без документов, готовили к протезированию. Брали на свой страх и риск, но потом всех оформляли, - рассказывает Юрий Сорока, замдиректора Киевского КЭПОП по медицинской работе.

Юрий Сорока
Фото: Вадим Крутивус
Юрий Сорока

Оно и сейчас принимает военных без документов и помогает с их оформлением, пока те проходят реабилитацию. Предприятие поставило протезы уже 17 бойцам и 4 гражданским из зоны АТО. У Кикина бюрократические процедуры затянулись: как доброволец, он до сих пор не может получить статус участника боевых действий, а инвалидность ему определили по общему заболеванию. Тем не менее, ему удалось добиться от государства финансирования медобслуживания.

- Мы поставили самый лучший - такой, как он захотел. Нашли поставщика, который привез из Англии эти узлы (суставы – авт.) для него. И поставили эти 4 узла, стоимостью 280 тысяч, - рассказывает Иван Бицюра, начмед предприятия.

На вторую ногу, которая также сильно повреждена, Кикину изготовили ортез - ортопедический фиксатор суставов.

- Денег на протезирование участников АТО выделено достаточно. Ни один человек не остался без протезов, - убежден Бицюра. К сожалению, не для всех категорий раненых это справедливо.

В феврале этого года ВРУ приравняла ребят, получивших увечья на Майдане, к инвалидам войны. Однако известный «майдановец», львовянин Роман Дзивинский – тот самый, у которого в руках взорвалась посылка с медикаментами в Доме профсоюзов - не получил от государства никаких льгот.

У Романа после взрыва нет левой руки и трех пальцев на правой, сильно повреждены глаза. Он проходил реабилитацию в Америке за счет диаспоры, там же получил временный протез. Установку постоянного миопротеза кисти и эндопротезирование пальцев Роману в ближайшее время сделают также за счет благотворителей.

Роман Дзивинский в Песках
Фото: www.facebook.com/ Роман Дзивинский
Роман Дзивинский в Песках

- Когда я весной вернулся из США, мне МСЭК поставила 2-ю группу общего заболевания. Это когда люди имеют инвалидность в результате болезни, например, диабета, или родились такими.

Группу дали на 2 года - выходит, потом я должен прийти снова, а они проверят – вдруг у меня рука отросла, - иронизирует Роман.

Он получает минимальную пенсию 950 грн и ездит воевать на восток как доброволец ДУК – говорит, что в общей сложности провел в Песках уже 3 месяца. Но добровольцам статус УБД не грозит.

Кто почем

В Украине изготовлением и установкой протезов занимаются несколько десятков государственных и частных предприятий. Лидерами по обслуживанию участников АТО являются Львовский, Полтавский, Днепропетровский и Киевский КЭПОП, а также столичная частная мастерская «Ортотех-Сервис ГмбХ». Работы по протезированию военных полностью оплачиваются из госбюджета, поэтому конкуренция за клиентов велика. Расторопные менеджеры знакомятся с бойцами еще на больничной койке, сразу после ампутации.

- В госпитале ко мне подходили с предложениями представители многих предприятий, которые производят протезы, - рассказал Дмитрий, полковник ВСУ, который остался без ноги после взрыва мины под его машиной при выходе украинской армии из Дебальцево. - Я отдал предпочтение Киевскому казенному заводу - меня устраивают здешние условия. Частные фирмы тоже предлагали услуги - их достаточно в Украине. Но мне удобнее лечь в стационар, чем раз в 2-3 дня приезжать.

Дмитрий рассчитывал начать ходить на протезах уже с июня, но только в октябре выписался из Главного военного клинического госпиталя МОУ.

- Много операций провели, после 12-й я уже перестал считать, - сетует Дмитрий. У него ампутация с осложнениями, раны долго заживают – но подготовку к протезированию военный уже начал.

- Это уникальный человек: много ли вы знаете полковников на передовой? Поставим один из лучших протезов, чтобы ему было удобно, - обещает Иван Бицюра.

Производство протеза длится несколько недель, в течение которых пациент должен прибывать на предприятие для изготовления слепков и примерок. Кроме того, в подготовительный период человеку после ампутации показаны специальный комплекс упражнений для разработки культи, лечебный массаж и другие виды терапии. Эти процедуры могут занять несколько месяцев – все зависит от тяжести травмы. Важно, чтобы на предприятии-изготовителе протезов был врач-реабилитолог, который бы подготовил пациента к новому типу нагрузок. В том же Киевском КЭПОП такой врач есть, и специальный кабинет реабилитации с тренажерами тоже.

Стационарное отделение тоже является преимуществом, которого, как правило, нет в коммерческих компаниях, хотя некоторые из них могут похвастаться квалифицированными протезистами и высококачественными изделиями.

Так, лишившийся обеих ног вместе с коленными суставами военнослужащий Александр Чалапчий устанавливал первые протезы в мастерской «Ортотех-Сервис ГмбХ» – по его словам, работу протезистов высоко оценили позже в Австрии, где боец учился ходить. Всего на счету небольшой мастерской почти 3 десятка бойцов с протезированием различной сложности.

Кстати, чтобы научиться хорошо ходить на протезах, военным в большинстве случаев приходится ездить за рубеж – тех возможностей, которые есть в Украине сегодня, недостаточно для полноценной реабилитации, на ней принято экономить. В странах ЕС расходы на реабилитацию, как правило, занимают 70-80% общей сметы на протезирование.

Заграница поможет?

- У нас в Украине ноги протезируют хорошо – кроме сложных ампутаций, например, как вычленение бедренного сустава, - говорит Воронкова, которая работает в Центральном госпитале с тяжелыми ранеными.

В исключительных случаях, когда необходимые технологии здесь отсутствуют, все же требуется отправлять бойцов на лечение в клиники других стран.

Еще год назад президент поручил обеспечить протезирование за рубежом 12-ти воинам с наиболее сложными ампутациями. До сих пор этой льготой воспользовались лишь четверо военных, несмотря на увеличение граничной суммы на эти цели до 2,2 млн грн (эквивалент $100 тыс.) на каждого бойца и общий солидный бюджет проекта.

Порошенко с бойцами на мачте Динамо
Фото: прес-служба президента
Порошенко с бойцами на мачте Динамо

«Относительно протезирования за границей, на программу выделено 150 миллионов гривен. Пока использовано всего 609 тысяч гривен», - отметил еще 2 июня на брифинге Артур Деревянко, глава Госслужбы по делам ветеранов и участников АТО. Кстати, в октябре 2014 г. на эти цели Кабмин тоже выделял деньги – 7 млн грн до конца года, но их судьба осталась неизвестной.

Программа по зарубежному протезированию практически не работает, считает Воронкова. До подключения к проекту активистов из ОО «Волонтерська сотня Доброволя» и «Життя без меж» за границей прошел протезирование «аж один боец». Волонтеры провели большую работу, чтобы стимулировать чиновников отправить троих бойцов в Италию.

С волонтером не согласна специалист Госслужбы Ирина Шульга.

- У нас сейчас на учете 5 человек, которые готовы отправиться на первичное протезирование. Оно необходимо для того, чтобы человек ознакомился с культурой пользования протезом, и культя привыкла. А потом целесообразно делать протезирование за рубежом. Первичный протез остается человеку – он механический, но довольно функциональный, делается из немецких комплектующих у нас в Украине. И потом остается биоэлектрический, он более точный, - объяснила Шульга.

Именно Госслужба по делам ветеранов и участников АТО, созданная год назад, отвечает за протезирование военнослужащих за пределами страны. Она принимает документы у претендентов и через ее счета проводится оплата таких работ. Один из бойцов в «списке ожидания» ведомства – обладатель награды «Народный герой Украины», оставшийся без руки и обеих ног Вадим Довгорук, о котором писал LB.ua. Редакция будет следить за его судьбой.

Впрочем, волонтеры не слишком рассчитывают на Госслужбу и частенько добывают деньги на загранпротезирование проверенным методом краудфандинга. Так произошло с вернувшимся на днях из Германии сапёром 28-й мехбригады Виктором Жуковым. На протезы обеих ног и реабилитацию ему собирали «с миру по нитке». Основную сумму предоставила Кира Кафт, певица-одесситка, живущая в Германии, которая провела несколько благотворительных концертов. Еще пятеро защитников Украины пользуются крутыми шотландскими бионическими протезами, которые купила для них украинская диаспора Канады.

Виктора Жукова встречают в аэропорту
Фото: www.fondfursina.org
Виктора Жукова встречают в аэропорту

При всех плюсах, у заграничного протезирования есть одна проблема: обслуживание, которое могут предоставлять только представители компании-производителя. Культя может измениться в размерах, "усохнуть" (рука) или наоборот, увеличиться из-за активной ходьбы (нога) - в первый год ношения протеза культеприемник постоянно нуждается в «подгонке». Кроме того, даже в качественном изделии могут поломаться или требовать переналадки комплектующие. Все это грозит новыми дорогостоящими поездками в Европу. Поэтому торопиться с заграничным протезированием не стоит. Например, перед получением миопротеза руки врачи рекомендуют несколько месяцев тренировать руку с более дешевым механическим протезом.

Между тем, компании-производители инновационных устройств уже начали обучение украинских протезистов и перенос сервиса в Украину. Недавно директор «Ортотех-сервис ГмбХ» Александр Стеценко презентовал новую услугу по изготовлению и обслуживанию бионических протезов рук по технологии Bebionic, которые до сих пор делались только за рубежом. Такая кисть с помощью моторчиков шевелит всеми пальцами, получая импульсы от мышц культи, и может выполнять 14 разных захватов, в том числе, открывать двери ключом, работать с компьютерной мышкой.

Аналогичные по сложности бионические руки производства Touch Bionic будут устанавливать специалисты Львовского протезно-ортопедического центра «Реабилитация», которые уже отправились в Германию на обучение. Протезисты Киевского КЕПОП тоже не отстают: они побывали в клиниках Германии и Италии вместе с бойцами АТО, перенимали технологии, которые планируют внедрять на базе предприятия.

- В дальнейшем, если нужно будет сделать замену культеприемника, сервисное обслуживание мы будем делать сами, чтобы специалисты из Италии сюда не приезжали. Хотя первый раз нужно будет их пригласить, мы так договаривались, - говорит Бицюра.

В Минсоцполитики рассчитывают, что со следующего года необходимость выезжать из страны на протезирование отпадет вовсе. Волонтеры к словам чиновников относятся скептически.

- Много говорится о том, что надо перевозить технологии в Украину. Но с другой стороны, у нас нет практики, времени и возможности экспериментировать на ребятах, правда? И если за границей это могут сделать лучше, качественнее и по вменяемой цене – нужно делать, пока у нас есть деньги до конца года, - считает Воронкова.

Но пока бюджет лежит на счетах, а руки для героев оплачивают меценаты, преимущественно из-за рубежа.

Нелли Вернер Нелли Вернер , журналист