ГлавнаяБлоги

Спиной к людям или Как депутаты принимали бюджет на 2017 год и что из этого получилось

Борьба за бюджет Украины на 2017 год была особенно ожесточенной. Проект переписывался несколько раз, а торги за каждую (в буквальном смысле) гривну велись в профильном комитете и кулуарах парламента вплоть до начала голосования. И это, кстати, одна из причин, почему рассмотрение главного финансового документа страны затянулось до раннего утра 21 декабря.

Наталья Ульянова Наталья Ульянова , партнер юридической компании ICF Legal Service

Фото: Макс Требухов

Сами депутаты, да и правительство, результатом своей работы остались довольны. Владимир Гройсман даже окрестил новый бюджет «человекоцентричным», а глава Минфина Александр Данилюк заверил, что утвержденная парламентом смета будет способствовать экономическому росту и реформам. В частности, строительству дорог, развитию оборонной сферы, поддержке агросектора. Оптимизм властей, конечно, разделить очень хочется. Но реальность, в которой находится украинская экономика, менее радужна. К тому же, финальную редакцию бюджета, которая была опубликована спустя неделю после голосования, не видели даже сами депутаты, многие из которых до сих пор не знают, за что они голосовали.

В итоге, без сюрпризов не обошлось. Например, после принятия бюджета Верховная Рада на своем официальном сайте сообщила, что доходы госказны в 2017 году составят 721,4 млрд грн, расходы – 790,4 млрд грн. Тем не менее, в опубликованной версии и доходы, и расходы «случайно» увеличились на 10 млрд грн. Как это произошло – вопросы к парламенту. Впрочем, и правительству, и депутатам удалось сохранить предельный дефицит на уровне 3% ВВП (он составит порядка 77,5 млрд грн). Объем госдолга к концу 2017 года должен остаться в рамках 1,72 трлн грн или 66,8% ВВП. Макропрогноз на 2017 год, к слову, тоже остался неизменным: рост ВВП в пределах 3-4% (хотя наш главный финансовый партнер в лице МВФ не так оптимистичен и прогнозирует динамику не более 2,5%), инфляция до 8,1%, курс на уровне 27,2 грн/долл.

Главная проблема принятого бюджета – масса диспропорций. Чтобы ни говорил Гройсман или Данилюк, вряд ли можно говорить о каком-то развитии, когда почти 15% расходов страны – это финансирование силового блока. Согласно последней версии соответствующего законопроекта, Министерство обороны и Министерство внутренних дел в 2017 году вместе претендовали на сумму порядка 113 млрд грн. Добился увеличения расходов и аппарат Верховной Рады, который получит из бюджета не меньше 1,1 млрд грн. Госуправление делами «выбило» из казны свыше 2 млрд грн. Отвоевала расширение финансирования и Генпрокуратура. В смете расходов на 2017 год напротив ГПУ фигурировала цифра на уровне 5 млрд грн. А издержки на Государственную судебную администрацию будут и того больше – около 8,6 млрд грн.

Вместе с тем Госагентство автомобильных дорог Украины, для сравнения, получит менее 15 млрд грн. Причем, половина этих средств будет направлена на погашение прежних долгов. И только около 6-7 млрд грн. на развитие дорожной инфраструктуры. Конечно, это «колоссальная» цифра для страны, где в ремонте нуждается 97% дорог.

Вызывают сомнения и обещания по поводу серьезной поддержки аграрного сектора. Правительство и правда сулит в 2017 году сельхозпроизводителям 4 млрд грн дотаций. Но, с рядом оговорок. Во-первых, свыше половины этой суммы получат птицеводческие предприятия. Во-вторых, оставшиеся менее 2 млрд грн. вряд ли придут на помощь малым и средним фермерам, поскольку парламент отказался поддержать инициативу, ограничивающую размер дотаций лимитом в 150 млн грн в год на одно сельхозпредприятие. Вернее, депутаты вроде бы и не отказались, но отложили вступление в силу этой нормы до 2018 года.

Поэтому, говоря о поддержке аграриев, Александр Данилюк, видимо, забыл или не захотел уточнить, что дотации из бюджета так или иначе достанутся тем, кому «нужно», а не тем, кто в них действительно нуждается.

Не меньше вопросов вызывает и доходная часть бюджета. Как и ожидалось, парламент поддержал увеличение минимальной зарплаты с января 2017 года до 3200 грн, что должно обеспечить приток денег в казну. Но то, что правительство пытается выдать принудительный рост «минималки» за большое достижение, таковым по факту не является. Ведь рост доходов бюджета будет достигаться не за счет детенизации, а путем банального увеличения фискального давления.

Так, еще в ноябре, когда Кабмин анонсировал новую планку минимальной зарплаты, правительство также озвучило сумму дополнительных 9,5 млрд грн налоговых поступлений. В результате, статьи доходной части бюджета, привязанной к налогам, были раздуты еще на 10 млрд грн. На фоне в очередной раз проваленной налоговой реформы, которая вылилась в формальные поправки в Налоговый кодекс и увеличение ставок акцизов на алкогольную, табачную продукцию и топливо, рост минимальной зарплаты с большой вероятностью окажет на экономику в целом и бизнес-среду эффект «холодного душа», который отрицательно скажется на динамике ВВП.

Поступления от приватизации в 2017 году составят 17 млрд грн. И в текущей ситуации даже такая сумма была бы для бюджета неплохим подспорьем. Но загвоздка в том, что правительство так и не создало условия, необходимые для «большой приватизации». Речь идет о формировании института независимых директоров, аудите крупнейших госкомпаний и тщательной предпродажной подготовке. Все эти шаги Кабмин анонсировал еще в начале 2016 года, но, по сути, для их реализации ничего сделано не было. А очередной срыв конкурса по продаже Одесского припортового завода стал красноречивым сигналом для инвесторов, что украинский госсектор к масштабной приватизации по-прежнему не готов. И если приватизация принесет бюджету хотя бы 1-2 млрд грн, это уже будет хорошо.

Поэтому на 2017-й год не стоит возлагать большие надежды. Как бы ни хотелось, но фундамента для ощутимого экономического роста у страны нет. И принятый бюджет в большей степени ориентирован не на развитие и реформы, о которых не устает твердить премьер Гройсман, а на поддержку оборонной отрасли и экстренное латание некоторых «дыр». Например, дополнительным грузом для бюджета непременно станут последствия стремительного роста тарифов на энергоресурсы, что выльется в десятки миллиардов субсидий, равно как и проблемы, связанные с увеличением давления со стороны социальных выплат (объем бюджетного финансирования Пенсионного фонда, к примеру, в следующем году превысит 141 млрд грн).

Порадоваться можно разве что тому, что с принятием госбюджета на 2017 год впервые вводится трехлетний горизонт бюджетного и экономического планирования. Только вот вопрос, как будет реализован этот механизм, если по-прежнему сохраняется практика закрытых подковерных договоренностей, что целиком и полностью противоречит идеологии бюджетного процесса, и построение бюджета исключительно на издержках, а не на реальных возможностях и потребностях экономики.

Наталья Ульянова Наталья Ульянова , партнер юридической компании ICF Legal Service