ГлавнаяОбществоЗдоровье

Возвращение центрифуги или что происходит в "Охматдете"

Прошел почти год с тех пор, как Минздрав реорганизовал отделение трансплантации костного мозга детской больницы “Охматдет”, уволив его руководителей и потеряв из-за этого почти весь штат врачей и лаборантов отделения. В этом году история получила неожиданное продолжение: благотворительный фонд “Крона”, который много лет закупает оборудование и расходники для “Охматдета”, попросил вернуть центрифугу (это оборудование, которое используется для лабораторных анализов), которая 6 лет назад – в 2013-ом – была передана в пользование больницы. 

Руководство “Охматдета” отреагировало обращением к группе компаний “Нико”, которая среди прочих является донором фонда “Крона”, и попросила вмешаться в ситуацию. “Без этого оборудования остановится первичная диагностика и остановится процедура трансплантации костного мозга для всей страны”, – говорится в обращении главврача “Охматдета” Ирины Садовьяк. В адрес фонда полетели фейсбучные копья. Впрочем, вскоре они полетели и в сторону больницы. LB.ua попытался выяснить, что происходит в “Охматдет”.

Высокоскоростная центрифуга Eppendorf Centrifuge 5804/5804 R для средних лабораторий.
Фото: Youtube
Высокоскоростная центрифуга Eppendorf Centrifuge 5804/5804 R для средних лабораторий.

Что говорят в Фонде

За 12 лет сотрудничества фонд “Крона” оказал “Охматдету” и его пациентам помощи больше чем на 1,5 млн долларов. Большая часть – это закупка оборудования в Центр трансплантации костного мозга и референс-лабораторию при этом центре. 

Глава фонда Алена Мацибох рассказывает, что 99% этого оборудования было передано на баланс больницы. И только четыре единицы техники передавались по договору безоплатного использования в 2010-2013 годах. 

Теперь фонд хочет вернуть одну из этих четырех единиц, а именно центрифугу Eppendorf 5804, с комплектующими. Причина – это оборудование нужно в другом месте, в другом государственном медицинском учреждении. Кроме того, в фонде уверены, что “Охматдит” не использует эту центрифугу в своей работе.

“Центрифуга, о которой идёт речь, не используется непосредственно для первичной диагностики, – говорит Алена Мацибох. – Она нужна для подбора доноров для трансплантации, но эти исследования сейчас в «Охматдете» не проводятся”. 

Алена Мацибох
Фото: Лига
Алена Мацибох

Стоимость центрифуги в 2013 году составляла 63 тыс. грн. Алена также рассказывает, что в 2014 году Фонд купил для отделения ТКМ “Охматдета” центрифугу фирмы Rotanta за 179 тыс.грн. А в 2015 году – очень похожую по функционалу (на ту, вокруг которой сейчас конфликт) центрифугу фирмы Eppendorf за 150 тыс. грн. Обе переданы на баланс “Охматдета”. “Нам также известно, что недавно для отделения ТКМ была куплена другим фондом ещё одна центрифуга той же фирмы. То есть сейчас в референс-лаборатории есть еще минимум три центрифуги, кроме той, которую мы хотим забрать, – говорит Мацибох. – Центрифуга, которая была куплена в 2015 году, по функционалу может заменить ту, которую мы хотим забрать. А во всей больнице есть ещё около двух десятков центрифуг”. 

По ее словам, речь ни в коем случае не идёт о мести: дочь Алены, София Мацибох, была одной из тех, кто уволился вместе с руководством старого отделения ТКМ “Охматдета” год назад, и в больнице намекают на то, что сегодняшняя ситуация напрямую с этим связана. 

“Мы передали в “Охматдет” очень много дорогостоящего оборудования, намного более дорогого, чем эта центрифуга. Я уже упоминала, что у нас на балансе осталось четыре единицы техники – это аппаратура общей стоимостью в 2,4 млн грн, в том числе очень дорогой секвенатор (устройство для определения последовательности нуклеотидов в цепочках ДНК - LB.ua). Но мы не собираемся его забирать, мы хотим забрать только центрифугу, потому что она нам нужна”, – говорит Мацибох. 

25 июня Фонд отправил в “Охматдет” письмо, в котором просит вернуть центрифугу. Ответ пока не получили, но 1 июля больница запросила у них договор от 2013 года, согласно которому оборудование было передано во временное пользование.

Что говорят в “Охматдете”

Главврач “Охматдета” Ирина Садовьяк в комментарии LB.ua утверждает: эта центрифуга используется, очень нужна и заменить её непросто.

“Такая центрифуга у нас только одна, – говорит Садовьяк. – Она отличается от остальных тем, что работает на генном уровне, с ее помощью проводится отбор доноров. Мы абсолютно не готовы к тому, чтобы через 10 дней фонд у нас ее забрал. Я не нашла у нас в бухгалтерии этот договор от 2013 года, потому написала в фонд письмо, в котором прошу предоставить мне копию договора. Это возможность отсрочки. Ответа не получили, но из фонда в лабораторию начали звонить с угрозами, что они забирают центрифугу. Тогда мы обратились к группе компаний “Нико” с письмом. Мы проинформировали население Украины о том, что есть такая ситуация, и что это неправильно по отношениям к детям”.

То же говорит и глава отделения трансплантации костного мозга «Охматдета» Александр Лисица: «Центрифуги есть разные, и у них разные спецификации. Конкретно эта используется в процессе подбора доноров, на ней проводится типирование семьи, другие, которые у нас есть, не подходят для этой цели».

Ирина Садовьяк
Фото: m--p.com
Ирина Садовьяк

По словам Садовьяк, с октября месяца в “Охматдете” протипировали 84 семьи в процессе подбора доноров для пересадки костного мозга. “Быстро купить другую аналогичную центрифугу мы не можем, – говорит Садовьяк. – На покупку оборудования в новый корпус деньги выделены только на следующий год. Мы подобрали подходящий вариант, но он стоит 250 тыс. грн, средств у нас нет, нужно думать, кто из волонтеров может купить”.

Старый конфликт

“Это давний конфликт, – говорит Катерина Жук, директор мониторинговой организации ГО Charity Tuner, которое занимается проверкой благотворителей на добропорядочность. – Новое руководство “Охматдета” закрыло дверь перед фондом “Крона”, было неприязненное общение, отсутствие обратной связи, хотя они работали с “Охматдетом” много лет и закупали оборудование для разных отделений. В бывшем центре ТКМ “Охматдета” осталось довольно много оборудования от “Кроны”, центрифуга там не одна. Думаю, причина конфронтации не в ней. Для Садовьяк дело принципа ничего не отдать. Даже если бы ведро мусорное забирали – все равно был бы скандал”. 

Александр Лисица, напротив, уверяет, что в отделение трансплантации костного мозга приходят различные волонтеры, и фонду “Крона” тоже бы никто не препятствовал – но они сами перестали сотрудничать с больницей после конфликта в сентябре прошлого года.

Александр Лисица
Фото: Макс Требухов
Александр Лисица

Алена Мацибох в ответ на это говорит, что все контакты с ними разорвала больница. “Мы точно не знаем, что там происходит. Они набрали новых специалистов, но, к сожалению, у нас есть свидетельства от региональных гематологов о том, что исследования в референс-лаборатории проводятся некачественно, их нужно перепроверять и бывают существенные ошибки. Когда речь идет об онкогематологиии, это очень плохо”, – рассказывает Мацибох.

Напомним, в августе 2018 года Центр детской онкогематологии и трансплантации костного мозга был реорганизован в четыре отделения. Главе Центра Светлане Донской предложили должность врача-гематолога Первого педиатрического отделения консультативно-диагностической поликлиники “Охматдет”, но она от него отказалась. Перед этим был уволен завотделением трансплантации костного мозга Центра Олег Рыжак – "за систематическое невыполнение должностных обязанностей" после двух выговоров”. Подробнее об этом можно прочитать в тексте “Операция реорганизация”.

Фото: День

В адрес Рыжака также звучали обвинения в коррупции. В июле 2018-го Национальная полиция открыла уголовное производство по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами «Охматдета» при проведении закупок.Также параллельно Специализированной антикоррупционной прокуратурой были внесены сведения в Единый реестр досудебных расследований по фактам совершения уголовного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 191 Уголовного кодекса Украины (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах или организованной группой), проведение досудебного расследования поручено Национальному антикоррупционному бюро Украины. Результаты расследования пока неизвестны, и до суда дело за год не дошло. 

В знак протеста против увольнения Рыжака и выдавливания Донской уволилось ещё 13 врачей – почти весь коллектив. Из врачей-гематологов остались двое, в том числе Александр Лисица. Сейчас в отделении работает четыре врача-гематолога, с августа будет ещё два врача-интерна. 

Центр детской онкогематологии «Охматдета»
Фото: 2000.ua
Центр детской онкогематологии «Охматдета»

Лисица говорит, что сегодня отделение успешно работает и проводит операции по трансплантации костного мозга:

“С сентября провели 10 аллогенных и одну аутологичную операцию, – говорит Лисица. – Это при том, что до конца этого года будет 20 или даже больше трансплантаций, сейчас у нас готовится к операции 6 пациентов, ещё 7 – готовятся в регионах. И это при том, что сначала мы столкнулись с саботажем со стороны врачей из регионов, которые верили прошлому руководству, что тут все умирают. Прошлая команда утверждает, что они проводили 25-30 трансплантаций в год, но на самом деле максимум за год было 27, а в среднем – 21”.

Фото: Макс Требухов

В больнице говорят, что старая команда хочет, чтобы у новой ничего не получилось. И именно этим объясняют просьбу “Кроны” вернуть оборудование “Кроне” же, похоже, действительно нужна центрифуга для нового проекта. О том, где они будут его реализовывать, рассказывать пока не торопятся – но обещают, что об этом скоро станет известно.

Вікторія ГерасимчукВікторія Герасимчук, журналістка, заступник головного редактора
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter