ГлавнаяМир

Постизбирательные процессы в ЕС

Выборы в Европарламент закончились, но выборы продолжаются. Тем более, что вопрос коалиции пока что не решен. На повестке дня избрание высшего состава ЕС: выборы главы Европейской комиссии, президента Совета ЕС, главы Евроцентробанка и главы дипломатической службы.

Кандидат в президенты Европейской комиссии Манфред Вебер от ЕНП во время пресс-конференции в Европейском парламенте в Брюсселе, 5 июня 2019.
Фото: EPA/UPG
Кандидат в президенты Европейской комиссии Манфред Вебер от ЕНП во время пресс-конференции в Европейском парламенте в Брюсселе, 5 июня 2019.

ЕНП и социалисты (S&D ) хоть и сохранили лидирующие позиции, но при этом потеряли возможность вдвоем сформировать большинство в Европарламенте. Это создает существенные сложности не только в вопросе создании коалиции, но и назначении кандидатов на руководящие должности в ЕС.

Консультации во имя будущего?

Сейчас происходят активные консультации между «лидерами большинства» относительно актуальных вопросов будущей повестки дня Европарламента и ЕС. Причем речь идет не только о краткосрочной перспективе, но и долгосрочной более чем последующей пятилетней каденции вновь избранного органа.

Непростая арифметика результатов выборов в Европарламент означают, что для формирования большинства среди политических семей нужна широкая коалиция. Складывается ситуация, когда либералы (ALDE) и социалисты, как будущие участники коалиции, не видят позитива в единоличном доминировании ЕНП, так как представители последней занимали по итогам предыдущих выборов ключевые должности в Еврокомиссии, Совете Европы и Европарламенте.

Как часть нового процесса, уже прошла встреча лидеров шести стран Евросоюза, где обсуждались кандидаты на должность президента Европейской комиссии. Итоги консультаций не оглашены. И хоть они и закончились ничем, но все же имели учредительный характер.

Кроме того, прошла неформальная встреча лидеров «большинства» - трех основных политических партий Европейского парламента (правоцентристов - Европейской народной партии, социалистов (S&D) и либералов (ALDE)), на которой были определены т.н. «координаторы», которые будут активно участвовать в управлении дискуссиями по отбору кандидатур на должности в ЕС.

Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович принимает участие в предвыборном митинге в столице Хорватии Загребе, 18 мая 2019.
Фото: EPA/UPG
Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович принимает участие в предвыборном митинге в столице Хорватии Загребе, 18 мая 2019.

В список координаторов вошли кандидаты от ЕНП : Андрей Пленкович (премьер Хорватии) и Кришьянис Кариньш (премьер Латвии); кандидаты от социал-демократов Педро Санчес (премьер Испании) и Антониу Кошта (премьер Португалии); кандидаты от либералов представляющих консервативную, Марк Рюттэ (премьер Нидерландов) и Шарль Мишель (премьер-министр Бельгии).

Сам факт «назначения» шести координаторов, в определенной мере ослабляет роль лидеров политических групп, тем боле, что двое из них являются кандидатами на высшие должности.

Будут ли иметь позитивные последствия изменения процедур?

В современных политических реалиях усложняется и процесс консультаций и выдвижения кандидатов на должности. Новая система координаторов добавляет еще одну опция к уже устоявшемуся набору.

Теперь не достаточно что бы они проходили между президентом Европейского совета Дональдом Туском и лидерами партийных групп в парламенте. При этом, Совет ЕС, голосующий квалифицированным большинством, должен выдвинуть кандидата на пост президента Комиссии, а этот кандидат должен быть подтвержден большинством голосов в парламенте – не менее 376 из 751 голосов.

Сложностей в процесс избрания руководящего состава ЕС добавляет не только факт «широкой коалиции», но и желание пересмотра принципа «Spitzenkandidaten» - (простая мажоритарная идея без подлинно демократической основы), при котором председательство в Комиссии рассматривается как награда, присуждаемая политической группе, которая является первой в «предвыборной гонке».

В то же время неформальные обсуждения между координаторами не настолько важны , так как Туск, как президент, не может полноценно полагаться на координаторов, а должен учитывать мнения глав государств и правительств 28 стран.

Фото: пресс-служба президента

Из процесса консультаций и дискуссий, по сути, исключены или ограничены в своих действиях самые влиятельные страны Европейского союза. Речь идет о лидерах ЕС, канцлере Германии Ангеле Меркель и президенте Франции Эммануэле Макроне, которые не участвуют в дискуссиях, а определенные ограничения имеют и премьер-министры Великобритания и Италии (Джузеппе Конте), а так же премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий.

Итальянский контекст

Показательно, что Италия не только исключена из процессов избрания руководящего состава институтов ЕС, но и может ослабить свое влияние - три из шести топ-должностей в ЕС занимают представители Италии ( Антонио Таяни - председатель Европарламента, Федерика Могерини - верховный представитель ЕС по иностранным делам и Марио Драги – глава Евроцентробанка) .

Официальный Рим, отчасти, находится в оппозиции к официальному Брюсселю . Он ведет, в первую очередь, несогласованную с ЕС бюджетную политику, которая способствует увеличению долгов. Бюджетные вопросы являются ключевыми для ЕС из-за этого Еврокомиссия готовится начать новую процедуру чрезмерного дефицита по Италии, в ответ на недостаточные усилия правительства по контролю над государственными расходами в стране.

Можно согласиться с мнением многих политических экспертов в том, что Италия отчасти самостоятельно загнала себя в состояние изоляции - «популистское» правительство Джузеппе Конте (основу правящей коалиции составляют евроскептики, популисты и правые националисты, которые время от времени конфликтуют между собой) занимает не конструктивную политику по многим вопросам на внутреннем и на внешнем уровнях.

Ситуация связанная с ситуативным противостоянием членов правящей коалиции Италии создает сложности для этого государства на наднациональном уровне. Партии «Движение 5 звезд» (Луиджи Ди Майо) и «Лига» (Маттео Сальвини), которые не могли найти общий язык по поводу вопросов инфраструктурных проектов, иммиграции, национальных праздников и т.д.

Дополнительным деструктивным фактором стало то обстоятельство, что, по итогам выборов в Европарламент, под вопросом оказалась влиятельность политсилы Сальвини. Победу одержала «Лига» (34, 33 %, 28 мест), а не «5 звезд» (17,07 %, 14 мест), которые заняли третье место.

Фото: EPA/UPG

Количество евроскептиков от этого государства, в сравнение с предыдущими выборами (2014: евроскептики – 22, проЕС - 51) в Европа рламент, увеличилось более чем вдвое (47 мандатов), а еврооптимистов уменьшилось более чем в 2 раза (26).

Примечательно, что по итогам парламентских выборов 2018 года ситуация была диаметрально противоположной. Тогда победу одержала политсила Сальвини, а Лига заняла 3 позицию.

Вероятные кандидаты на должность президента Еврокомиссии

Процесс поисках преемника Жан-Клода Юнкера пока что не настолько прост как считалось ранее. Несмотря на то, что с кандидатами могут определится, вероятнее всего, не ранее запланированной встречи (саммит, 20-21.06.2019), но уже сейчас известна часть вероятных кандидатов на эту должность.

В списке «перспектов» значатся представители от консерваторов - Манфред Вебер – глава ЕНП, представитель Баварской ХСС, (поддержан канцлером Германии Ангелой Меркель); социалистов - Франс Тиммерманс (экс-глава Министерства иностранных дел Нидерландов) и либералов - Маргрете Вестагер Хансен - датский политик, еврокомиссар по вопросам конкуренции (т.н. «налоговая леди»), имеет неплохие шансы, в случае акцента на гендерный баланс. И Ги Верховштадт - 47-й премьер министр Бельгии, занимает должность лидера фракции.

Существуют и другие, но менее перспективные кандидаты, которые имеют мало шансов из-за отсутствия у них сильных фракций в Европарламенте. В их числе: Мишель Барнье - этнический француз, лоббируемый Эммануэлем Макроном), Ян Захрадил (этнический чех, представитель Европейских консерваторови реформаторов ( ECR )) и Ска Келлер - этническая немка, представитель «зеленых».

Cлева-направо: Манфред Вебер, Ги Верхофштадт, Ска Келлер и Франс Тиммерманс во время конференции во Флоренции, Италия, 2 мая 2019
Фото: EPA/UPG
Cлева-направо: Манфред Вебер, Ги Верхофштадт, Ска Келлер и Франс Тиммерманс во время конференции во Флоренции, Италия, 2 мая 2019

Предварительно можно говорить о том, что процесс избрания руководящего состава ЕС будут не простыми и вероятнее всего затяжными, так как евробюрократы будут идти по пути выстраивания баланса интересов между партиями.

Важность этих должностей связана не только с институциональными трансформациями, которые постепенно происходят в ЕС, но и с внутренними противоречиями и усилением евроскептиков. Тем более, что на повестке дня – реформирование ЕС, в том числе путем пересмотра и дополнения функционала Европарламента, Еврокомиссии и других институтов ЕС.

Можно ожидать того, что либералы, которые по итогам выборов получили т.н. «золотую акцию» могут активно лоббировать своих кандидатов на все ключевые должности. В случае если их желания не будут услышаны и запасной вариант в лице зеленых тоже не сработает можно ожидать необычных вариантов коалиции.

Поиски обходных путей и компромиссов в пределах Европейского Евросовета, Европарламента не только относительно следующего президента комиссии могут спровоцировать затяжные конфликты не только в рядах коалиции троих партий.

Разнообразные переговоры, которые в ближайшее время пройдут на формальном и не формальном уровне, не способны кардинальным образом изменить ситуацию к лучшему в ближнесрочной перспективе, хотя у сторон и есть около месяца для того, чтобы прийти к общему знаменателю.

Процесс поиска компромиссных решений не будет простым и далее. А предыдущие консультации и обсуждения зашли в тупик из-за того, что стороны изначально не были готовы к компромиссу из-за руководителя координационной группы, который бы не только возглавил, но и координировал переговоры.

​Олег Чабала​Олег Чабала, политический эксперт
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter