ГлавнаяМир

​Военный удар по Сирии: быть или не быть?

Совбез ООН не смог санкционировать нападение на Сирию, но президент США Барак Обама решителен в своем намерении осуществить его. Если интервенция будет одобрена, ее последствия могут всколыхнуть весь Ближний Восток.

Фото: EPA/UPG

После того, как российские дипломаты демонстративно ушли с обсуждения британской резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН, Барак Обама, всегда высказывавшийся против предпринятой его предшественником иракской войны, решил действовать: запросил одобрения военной операции у Конгресса США, ссылаясь на то, что применение химического оружия не должно оставаться безнаказанным. Таким образом, нападение, которое, как ожидалось, должно было состояться еще 26 августа, было перенесено на неопределенный срок (первая сессия после парламентских каникул должна состояться 9 сентября).

Я не испытываю неудобств, двигаясь вперед без одобрения Совета Безопасности ООН, который был полностью парализован и не желал привлечь Асада к ответственности— Барак Обама

Впрочем, американский лидер может начать военную операцию, правда гораздо меньшего масштаба, чем предполагалось ранее, и без одобрения законодателей, но их поддержка оправдает его действия как минимум в глазах американской общественности, взгляды которой на этот вопрос за последние месяцы существенно изменились. Так, согласно результатам опроса, проведенного Pew Research Centre в апреле, военную интервенцию в Сирию поддерживало большинство американцев (45% против 31%, выступающих против), из которых основную часть - 56% - составили республиканцы, а оставшиеся 46% - демократы, представителем которых является и сам президент. Однако последний опрос Reuters/Ipsos показал, что против интервенции выступают 53% граждан США, а за нее - лишь 20%.

Фото: EPA/UPG

Пожалуй, не лишним будет отметить, что перед голосованием в Палате общин британский премьер Дэвид Кэмерон также думал, что законодатели поддержат предложение правительства о нанесении военных ударов по Сирии. Но за военное вмешательство высказались лишь 272 члена нижней палаты парламента, а против - 285.

Между тем, госсекретарь США Джон Керри, ранее подтвердивший наличие зарина в образцах волос и крови погибших в химической атаке под Дамаском, заявил: "Сомневаюсь, что конгрессмены захотят голосовать и, в конечном счете, подвергнуть Израиль риску". Члены обеих основных политических партий признают, насколько важно поддерживать статус защитника Израиля, особенно во время выборов, когда они конкурируют, чтобы показать избирателям, кто является лучшим другом еврейского государства.

Официальный Дамаск, со своей стороны, не намерен терпеть военного вмешательства во внутренний конфликт. Премьер-министр Сирии Ваэль аль-Хальки заявил, что сирийская армия готова реагировать на любые возможные удары со стороны США и Франции, которая также рассматривает возможность военного удара по Сирии. Ранее со стороны сирийского правительства звучали и другие угрозы, в частности - угроза ответить огнем на возможные бомбардировки сирийской территории, в том числе - ударом по Израилю. Израильский премьер Биньямин Нетаньяху, в свою очередь, пообещал "ответить силой" на любую атаку из Сирии , после чего ЦАХАЛ развернула системы ПРО для перехвата ракет, которые могут быть запущены с сирийской территории.

Фото: EPA/UPG

Но пострадать в результате расширения сирийского конфликта может не только Израиль. Отголоски гражданской войны в Сирии уже сейчас слышны в Ливане, в частности - в Бейруте и в Триполи, где в последние месяцы усилилось противостояние между суннитами и шиитами, поддерживающими сирийских повстанцев и правящий режим Башара Асада соответственно. Кроме того Ливан, ныне переживающий тяжелейший экономический кризис, вынужден заботиться о десятках тысяч сирийских беженцев. Да и ливанское шиитское движение "Хезболла", ранее уже выступавшее на стороне сирийских правительственных сил, было приведено в состояние повышенной боевой готовности. Военное крыло движения может не только начать борьбу на стороне сирийской армии, но и нанести военный удар по Израилю.

Ракетных ударов регулярных сирийских войск опасается также Иордания, которая поддерживает возможный военный удар по Сирии. Опасения связаны в основном с тем, что Сирия начнет обстрел целей в Иордании в том случае, если Амман позволит американским войскам разместиться на своей территории. Аналогичные опасения высказывает Турция, приграничные районы которой уже становились объектами нападений. Свежи также воспоминания турков о двойном теракте в приграничном городе Рейханлы, где в мае текущего года погибли 52 человека. Тогда Анкара возложила ответственность за теракт на Дамаск, который, в свою очередь, обвинил во взрывах турецкое правительство.

В случае военного вмешательства в Сирию кровавые последствия могут грозить и Ираку, где в последние месяцы число жертв терактов достигло своего максимума с 2008 года. Свержение режима в Дамаске может еще сильнее дестабилизировать ситуацию в Ираке, где суннитские группировки так и не смогли смириться с тем, что после вторжения США в 2003 году и свержения Саддама Хуссейна ко власти пришло шиитское большинство. Багдад, как и Израиль, пытается сохранять нейтралитет в сирийском конфликте, но многие иракские шииты боятся крушения режима Асада и прихода суннитской оппозиции ко власти, поскольку это позволит иракским суннитам усилить свои позиции в Ираке.

Фото: EPA/UPG

Нельзя забывать и об одном из ближайших союзников Сирии - Иране. Тегеран уже не раз заявлял, что военное вмешательство Запада выйдет за пределы Сирии, а также уже заявил о поддержке сирийского режима перед лицом внешней угрозы. Иран беспокоит прежде всего то, что если Башар Асад будет свергнут, то его место займут либо союзники Запада из рядов сирийской оппозиции, либо радикальные сунниты, связанные с Саудовской Аравией. Обе эти силы считаются враждебно настроенными по отношению к шиитскому Ирану. Кроме того, Сирия является каналом иранских поставок для боевиков шиитского движения "Хезболла" в Ливане. Опасается Тегаран и того, что после военной операции в Сирии руки Барака Обамы будет развязаны, и Вашингтон объявит "нулевую терпимость" к иранской ядерной программе, которая, как подозревает Запад, является прикрытием для разработки оружия массового поражения.

Причастность Дамаска к химической атаке в Гуте, жертвами которой 21 августа стали около 1500 человек, отрицают не только сами сирийские власти, но и Россия. Особенно четко позицию Москвы по этому вопросу озвучил президент РФ Владимир Путин, назвавший обвинения в адрес правительственных сил Башара Асада "дурью несусветной".

"Здравый смысл говорит сам за себя. Сирийские правительственные войска наступают, в некоторых регионах они окружили повстанцев. В этих условиях давать козырь тем, кто постоянно призывает к внешнему военному вмешательству, просто дурь несусветная. Это не соответствует вообще никакой логике. Да еще в день приезда наблюдателей ООН. Что касается позиции наших американских коллег, друзей, которые утверждают, что правительственные войска применили оружие массового уничтожения, в данном случае химическое оружие, и говорят, что у них есть такие доказательства, то если есть доказательства, они должны быть предъявлены. Если они не предъявлены, значит, их нет. Я убежден, что это не более чем провокация тех, кто хочет втянуть другие страны в сирийский конфликт, кто хочет добиться поддержки и со стороны могущественных участников международной деятельности, прежде всего, конечно, США", - поделился своим видением ситуации Владимир Путин.

Фото: EPA/UPG

Заявление российского лидера действительно не лишено здравого смысла, но на него можно посмотреть и с другой стороны. Башар Асад, несмотря на свои заверения о непричастности армии к химической атаке, так и не привел никаких данных, представляющих убедительные доказательства его слов. Никаких данных, подтверждающих уверенность Владимира Путина в невиновности сирийского союзника, не поступало и от российской разведки.

Вместе с тем, Россия, хотя и остается одним из ближайших союзников Асада, и продолжает поставлять Сирии и Ирану оружие, вряд ли станет предпринимать какие-либо решительные меры, чтобы предотвратить нападение США на Сирию. На такую мысль наталкивает хотя бы тот факт, что Россия не поставляет этим странам современное вооружение, а в июне перестала поставлять в Сирию зенитно-ракетные комплексы С-300, чтобы, как сказал сам Владимир Путин, "не нарушать баланс в регионе". Кроме того, в конце июня Россия вывела свой военный персонал со своей военно-морской базы в сирийском порту Тартус в связи с нежеланием подвергать его опасности. Все это позволяет говорить о том, что Москва не хочет ввязываться в военный конфликт. При этом Кремль не хочет и падения режима Асада, поскольку приход ко власти радикальных суннитов или правительства, которое не сможет их контролировать, может лишь ухудшить ситуацию на Ближнем Востоке, лишить Россию остатков влияния в регионе, а также последнего плацдарма в Средиземном море.

Вполне вероятно, что на саммите мировых лидеров G20, который должен состояться 5-6 сентября в Санкт-Петербурге, западные лидеры попытаются убедить Владимира Путина ослабить поддержку режима Башара Асада, чтобы способствовать скорейшему разрешению кризиса в Сирии. Не исключено также, что американский и российские лидеры, несмотря на свои напряженные отношения из-за разногласий по поводу противовоздушной обороны, решения Барака Обамы отменить встречу с российским коллегой и решения России предоставить временное убежище разоблачителю программ слежки американских спецслужб Эдварду Сноудену, попытаются уладить разногласия и договориться о встрече в рамках мирной конференции по сирийскому конфликту "Женева-2".

Как бы там ни было, сейчас в восточном Средиземноморье находятся британские, французские и американские корабли, которые, в случае необходимости, поддержат удар США по Сирии. Но, пока сирийский кризис не перерос в нечто большее, сильным мира сего стоит крепко задуматься и ответить себе на лишь на один вопрос: "А нужно ли миру новое кровопролитие?".

Юрий МихайловЮрий Михайлов, Журналист отдела "Мир"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter