ГлавнаяОбществоЖизнь

Радость и горечь

Смешанные эмоции: радость и горечь одновременно. Радость от того, что в результате многолетней юридической борьбы Иван Нечипорук (писал о его судьбе не раз) вышел на свободу, горечь – от понимания совсем невеселой ситуации за пределами этой радости: семь лет в тюрьмах и колониях, разрушенная молодость, оставшийся в неволе «подельник» - Александр Моцный, безнаказанность зла, совершенного милицией, прокурорами и судьей. Их, служивых, никто не накажет. Да и реального убийцу хмельницкой бизнес-леди Искрицкой никто искать не будет. Потому что искать нет необходимости, он известен.

Фото: lukanov.maidanua.org

Ивану Нечипоруку повезло. В первую очередь - с родителями и женой. Они постоянно боролись, доказывали его невиновность. Обыкновенные небогатые украинцы, далекие от большой и малой украинской политики. Они сумели привлечь внимание к судьбе Ивана других людей, годами не устававших просить, доказывать, требовать. Даже там, в таком далеком от Хмельницкого Страсбурге услышали их аргументы.

Так появилось изменившее судьбу Ивана решение Европейского Суда. Были и другие люди, озаботившиеся судьбой Нечипорука, к сожалению, имена называть не могу. И в Пенитенциарной службе Украины, и в офисе Уполномоченного по правам человека (сейчас, не при прежнем его руководстве), и лучшие украинские судебно-медицинские эксперты, и великолепная адвокат Г.Б., пришедшая в защиту из прокуратуры, и журналисты, телевизионные и пишущие, и совестливая киевская судья, дававшая неоценимые советы. И координировавшая, организовывавшая всю эту многолетнюю операцию спасения юрист-правозащитник Т.Я., за свои скромные пенсионные деньги ездившая многократно в Хмельницкий, почти ежедневно звонившая родителям Ивана. И такая малосущественная деталь: все они помогали Ивану бесплатно.

У всех очки. Розовые, голубые, зелёные. Нет обычных, бесцветных. Объективных. Все видят решение Европейского Суда по-своему. И каждый доказывает, что его взгляд на документ – единственно правильный. Не скрою, наблюдая издали эту экспертную дискуссию, всё ярче ощущаю ужас и омерзение.— Семен Глузман

3 июня 2013 г. Хмельницкий судья Трембач освободил Ивана Нечипорука прямо из клетки в зале суда. Как утверждают свидетели, присутствовавшие при этом совсем не типичном для нашего правосудия заседании, судья явно волновался, пересиливая страх. Такой понятный страх: он оставался жить и работать в Хмельницком… Когда мне позвонили из Хмельницкого и сообщили об освобождении Ивана, я живо вспомнил события шестилетней давности, Тернополь, судью Ольгу Демченко, уверенно вынесшую Нечипоруку и Моцному жестокий приговор в 15 лет лишения свободы. Тогда это был окончательный суд. Прежние два суда Нечипорука и Моцного убийцами не назвали, видели: дело сфальсифицировано! И еще вспомнил, как защищавшая Нечипорука и Моцного юрист Т.Я. просила высокие судейские инстанции лишь об одном – не направлять это дело в Тернополь, поскольку тогда уже было известно о личной заинтересованности тернопольского правосудия «в правильном решении вопроса»…

Так называемый сухой остаток: Иван Нечипорук не реабилитирован, Александр Моцный продолжает отбывать 15-летнее наказание, пытавшие Нечипорука и Моцного милиционеры продолжают служить «охране общественного порядка», участвовавший в выдавливании признательных показаний прокурор также благоденствует, вполне уверенно продолжает отправлять правосудие и судья Демченко в Тернополе. Очень стабильная у нас страна.

P.S. Несмотря на обещание этого не писать, называю имя адвоката, сумевшей вскрыть подлинную картину: Галина Береговая, живет и работает в Бориславе Львовской области.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter