ГлавнаяОбществоЖизнь

Пытка правосудием-2

Тоскливое наше украинское правосудие. Где требование закона – сугубая декларация, а требование начальника – ориентир для правоприменения.

Из Нечипорука и Моцного признания в убийстве выбивали пытками. Нечипорук подписал признание, когда перед ним поставили беременную жену, и спросили, выдержит ли она те пытки, которые выдержал он
Фото: http://lukanov.maidanua.org
Из Нечипорука и Моцного признания в убийстве выбивали пытками. Нечипорук подписал признание, когда перед ним поставили беременную жену, и спросили, выдержит ли она те пытки, которые выдержал он

Совсем недавно писал о деле хмельницкого жителя Ивана Нечипорука, обвиненного в убийстве. И с решением Европейского Суда по этому делу, выступившего в защиту Ивана Нечипорука. Писал. Но – только от тоски, не ожидая реальных изменений. Слишком хорошо знаю свою страну и ее правоохранительные органы. Писал, понимая: ничего не изменится, прокуратура не способна саму себя высечь. Как и известная унтер-офицерская вдова.

И вот, с удивлением и надеждой, сообщаю: в связи с положениями нового Уголовно-процессуального кодекса Украины, вступившего в силу 20 ноября 2012 года, судья-следователь Хмельницкого горрайсуда направил уголовное дело Нечипорука в прокурору города Хмельницкого для организации досудебного следствия и принятия соответствующего правового решения в соответствии с новым кодексом. Мужественный поступок, почти героический. Находясь в том же затхлом правоохранительном цеху, в том же сравнительно небольшом городе, зная лично всех этих защищенных советской и постсоветской традицией милиционеров и прокуроров, живущих и работающих по принципу круговой поруки… У этого (или этой?) судьи-следователя есть имя, считаю своим долгом его назвать: Мисинкевич А.Л.

Назвать имя этого смелого профессионала необходимо. Во-первых, с целью защитить его. Система по-прежнему не любит инакомыслящих и инакодействующих. Во-вторых, дать сигнал другим, еще не решившимся « жить не по лжи». И, наконец, воздать должное тем преступившим железную традицию законотворчества по-советски профессорам и доцентам права, которые сумели устоять перед натиском всей этой беспринципной прокурорско-милицейской рати, активно препятствовавшей принятию нового кодекса. Надеюсь, когда-нибудь в не очень близком к нам будущем кто-то опубликует имена этих сопротивленцев и их весьма эмоциональные аргументы. История должна знать имена и героев, и подлецов.

Понимаю, Иван Нечипорук все еще в тюрьме. А его палачи (пытки были, следовательно, были и палачи– милиционеры, и сочувствовавшие палачам прокуроры-наблюдатели) по-прежнему служат Системе. И мы, налогоплательщики, оплатим Ивану в евро грех, который не мы совершили. И все-таки… что-то меняется в стране. Господин Мисинкевич (или - госпожа), спасибо Вам!

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter