ГлавнаяЭкономикаБизнес

Российский бизнес в Украине: проблемы и перспективы

В Институте Горшенина 22 декабря прошел круглый стол на тему "Российский бизнес в Украине: проблемы и перспективы". Предлагаем стенограмму выступления экспертов. ​

Российский бизнес в Украине: проблемы и перспективы
Фото: Макс Левин

Евгений Курмашов, директор политических программ Института Горшенина: Добрый день, уважаемые гости круглого стола, представители прессы. Сегодня мы проводим круглый стол, посвященный анализу позиций российского бизнеса в Украине в 2010 году. Месяц назад Институт Горшенина начал большой исследовательский проект, в рамках которого анализируются те изменения, которые за последний год прошли в отношениях России и Украины, и как эти изменения отражаются на политике, бизнесе, экономике и других параметрах двухстороннего сотрудничества России и Украины.

В рамках сегодняшнего круглого стола, мы используем такое новшество для наших круглых столов, как связь по "Скайпу". На связи будут два эксперта: это глава Международного института политической экспертизы (Москва) Евгений Минченко, и Анатолий Гиршфельд, президент харьковской индустриальной группы "УПЭК".

Вопрос, который хотелось бы обсудить в первую очередь, адресован представителю российского бизнеса, заместителю председателя компании АСК "ИНГО-Украина" Александру Мацаку. Как можно в общих чертах описать интерес российского бизнеса к Украине, в чем он заключается, и почему российские компании на протяжении довольно долгого времени так активно работают и пытаются освоить украинский рынок?

Александр Мацак, заместитель председателя правления АСК «ИНГО Украина»: Российские компании практически с самого начала независимости Украины в стране присутствуют. Это видно на истории нашей компании. Вначале это была соответствующая доля знатного страхового общества «Ингосстрах». Теперь это мы – стопроцентная дочка «Ингосстраха». «Ингосстрах» - лидер российского рынка, и понятно, что нам интересен рынок СНГ как рынок, на котором можно реализовывать страховые продукты. Интерес этот неподдельный и подкрепляется финансовыми показателями: это крупнейший уставный капитал, резервы, которые сейчас максимальны – более 300 млн. грн.

Я думаю, основными причинами является менталитет российской кампании, знания рынка, а именно страховых услуг. По мнению наших экспертов, украинский рынок страхования на пару лет отстает от российского, но, тем не менее, его развитие легко спрогнозировать.

Все фото: Макс Левин

Каждую неделю мы проводим социологический опрос, в котором опрашиваем около десятка экономических экспертов, спрашиваем, каким образом они в 2010 году оценивают развития украинско-российских отношений. Мы видим, что тональность комментариев абсолютно разная. В частности, директор киевского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов заявил на днях, что политические и экономические отношения Украины и России улучшаются по всем параметрам, растет товарооборот, улучшаются связи, возникают различные экономические межгосударственные объединения.

Мы также анализируем этот процесс и видим, что эти отношения находятся в плоскости неких стереотипов. Пришла команда Януковича к власти, и якобы все ожидания, которые были связаны с экспансией российского бизнеса на территорию Украины, в 2010 году полностью доказали свою состоятельность.

Евгений Курмашов: В связи с этим следующий вопрос руководителю экономической группы Посольства Российской Федерации в Украине Алексею Урину. Какие проблемы российского бизнеса вышли на первый план в 2010 году, какие стали наиболее острыми и актуальными?

Алексей Урин, советник, руководитель экономической группы Посольства РФ в Украине: Сначала я хотел бы сказать несколько слов об общей ситуации с российскими инвестициями. Россия – один из крупнейших инвесторов в Украине, и по итогам этого года находится на четвертом месте среди стран-инвесторов. Общий накопленный объем инвестиций - около 3 млрд. долларов, что довольно серьезная цифра по украинским меркам. Но возможность инвестировать далеко не исчерпана. В последние годы на украинский рынок вышли крупнейшие компании. Это и «Евраз групп», и Московская межбанковская валютная биржа, и целый ряд компаний, хорошо известных уже здесь. Для нас безусловным приоритетом является работа в высокотехнологичных отраслях, тесно связанных с российским бизнесом. Безусловно, это атомная энергетика. Здесь мы с радостью констатируем некие подвижки.

В следующем году российская компания «Атомстройэкспорт» приступит к сооружению третьего-четвертого энергоблоков Хмельницкой атомной электростанции. Это очень масштабный проект, и он будет опираться в большей части на российские деньги, с привлечением российских инвестиций. Есть предварительное согласие Сбербанка России на предоставление кредита в объеме одного миллиарда долларов на первом этапе. Безусловно, это один из важнейших проектов для Украины.

Кроме того, планируется строительство завода по производству элементов ядерного топлива. По всей видимости, в Кировоградской области. Также в этот проект планируется вложить деньги российского инвестора – компании ТВЭЛ. Этот проект будет реализован при нашем активном содействии.

Большие возможности есть и в аэрокосмической отрасли, прежде всего в самолетостроении. К сожалению, на сегодняшний день статус государственного предприятия «Антонов» не позволяет инвестировать в него значительные российские ресурсы, что негативно отражается на украинском самолетостроении, а значит на нашем совместном украинско-российском производстве самолетов, поскольку изготовление самолетов является кооперационным и осуществляется как в России, так и в Украине. Есть торможение в украинском секторе производства самолетов, и это отражается на общем состоянии дел. Мы надеемся, что эта ситуация будет меняться, и определенное понимание на этот счет есть.

Вы правы, когда сказали, что есть определенные проблемы, которые сохраняются. И в этом году не удалось продвинуться в вопросе урегулирования конфликта вокруг «Укртатнефти». Претензии татарстанских акционеров не удовлетворены, и не компенсирована стоимость потерянного имущества. К сожалению, в этом направлении мы не видим серьезных позитивных изменений. Не решен вопрос и возврата «Укртрансконтейнера», одного из наших крупнейших инвесторов, в Ильичевский порт. Пока руководство упорно препятствует возобновлению договора с российским инвестором, что является нарушением судебного решения.

«Лугансктепловоз» - тоже наша застарелая проблема. Конкурс выиграла российская компания «Брянсктепловоз». Конфликт зашел практически в тупик. Мы считаем, не по вине российского инвестора. Сейчас благодаря решению российского инвестора есть надежда, что он будет в 2011 году, наконец, урегулирован, и предприятие сможет спокойно работать, привлекать деньги и заказы. Такое желание у российских партнеров есть, в частности, у Российских железных дорог, которые в этом году активно работали с «Лугансктепловозом». Тем не менее, урегулирование конфликта с Фондом государственного имущества Украины даст возможность расширить производство и увеличить выпуск продукции для Украины.

Есть и новые проблемы у российских инвесторов в Украине. Я бы хотел отметить конфликтную ситуацию, которая сложилась в Дрогобыче Львовской области. Наша российская компания «ВБМ Групп» не может до настоящего времени взять под контроль Дрогобычский долотный завод, хотя и владеет 97% акций этого предприятия. Бывшие владельцы всячески препятствуют приходу на завод нового руководства. И мы пока не ощущаем никакой поддержки от государственных органов власти Украины в этой конфликтной ситуации. Рассчитываем, что внимание российскому инвестору будет уделено, и этот конфликт будет урегулирован.

В целом, хотел бы подтвердить интерес россиян к украинскому рынку, ко всем секторам украинской экономики. Надеемся, что эти достаточно болезненные проблемы, которые существуют, будут сняты. Следующий год ознаменуется укреплением позиций российского капитала, а это в интересах, прежде всего, украинской экономики, которая как в кислороде, нуждается в притоке различных инвестиций.

Хотел бы пригласить украинских инвесторов выходить на российский рынок, где, к сожалению, доля украинского капитала пока ничтожно мала. Есть возможности для этого, есть отдельные компании, которые уже вкладывают и успешно развиваются на российском рынке, в частности «Рошен». Такие примеры, к сожалению, единичны. Мы приглашаем не бояться, приходить на российский рынок и активно там работать.

Евгений Курмашов: По "Скайпу" у нас из Харькова Анатолий Моисеевич Гиршфельд, президент харьковской Индустриальной группы "УПЭК". В связи с приходом к власти новой команды под руководством Виктора Януковича, принято считать, что в 2010 году в российском направлении Киев совершил колоссальный прорыв. Установился четкий пророссийский вектор в международной политике официального Киева. Скажите, насколько оправданы, по вашему мнению, тезисы об экспансии российского бизнеса в Украину? И насколько российский бизнес, со своими ресурсами и возможностями, представляет угрозу на украинском рынке для отечественного бизнеса и отечественного инвестора?

Анатолий Гиршфельд, президент харьковской Индустриальной группы "УПЭК": Украина, к сожалению, имеет очень плохие инвестиционные рейтинги на сегодняшний день. В этих условиях наиболее адаптирован российский капитал – это объективная реальность. Украинская экономика не может развиваться без инвестиций, как, в общем-то, любая другая экономика. Поэтому мы сами создаем такое поле для движения наиболее адаптированного капитала внутрь нашей страны. К сожалению, европейский, западный капитал к таким условиям относится очень плохо. И мы видим падение темпов инвестиций. Это не связано с тем, что украинская власть больше способствует российскому капиталу. Просто те условия, в которых сейчас находится Украина, и те условия для бизнеса, которые есть сегодня в Украине, более понятны российскому капиталу, он не боится этих рейтингов и т.д. Российский капитал более адаптирован к тому уровню ведения бизнеса, который сегодня мы строим.

Евгений Курмашов: Перед вами в своем выступлении руководитель экономической группы Посольства РФ в Украине Алексей Урин призвал украинских инвесторов активнее участвовать на российском рынке, заходить туда со своими инвестициями. Структура вашего бизнеса устроена таким образом, что у вас выстраивается огромное количество коммуникаций с Российской Федерацией. В связи с этим в 2010 году произошли ли какие-нибудь качественные изменения относительно инвестиционного климата для украинских бизнесменов на территории России?

Анатолий Гиршфельд: Здесь нужно рассматривать два периода. Действительно, до политических изменений, которые произошли в начале этого года, отношение было крайне настороженным по отношению к украинскому бизнесу на территории России. Как минимум украинский бизнес должен был быть представлен своим производством на территории Российской Федерации. Если вам известна эта информация – мы в прошлом году начали строить завод, для того чтобы выводить высокотехнологичные продукты на рынок России. Сегодня мы видим, что отношение сменилось на более благожелательное, но все равно РФ хочет видеть производство товаров, особенно в стратегических отраслях, на своей территории. И я считаю, что это вполне нормальная реакция.

Евгений Курмашов: Как вы оценивает на 2011 год перспективы российского бизнеса в Украине. И какие, на ваш взгляд, ключевые активы, которые будут интересны российским инвесторам?

Анатолий Гиршфельд: Я думаю, что если Украина не сумеет создать условия для более благоприятного ведения бизнеса, которое оценит мировое сообщество, то перспективы движения российского бизнеса в Украину просто блестящие. Я сегодня не вижу коренных изменений, которые произошли при принятии Налогового кодекса и т.д. Это не явилось сигналом для западных инвесторов.

Поэтому следующее движение российского капитала, а Россия точно определила свой тренд на инновационную экономику, будет касаться высокотехнологичных производств, которые присутствуют в машиностроении, других отраслях промышленности. И они будут стараться активно заходить именно в эти предприятия. При этом конкурентного рынка для российских инвесторов не будет, поскольку западный капитал просто не придет в Украину.

Евгений Курмашов: У нас в гостях глава наблюдательного совета компании "МТ-ИНВЕСТ" Мирослав Табахарнюк. Скажите, какие политические и экономические события в 2010 году оказали наибольшее влияние на позиции российского бизнеса в Украине?

Мирослав Табахарнюк, Глава наблюдательного совета компании «МТ-ИНВЕСТ»: К сожалению, в основе украинского бизнеса лежит политика. И те события, которые произошли в 2010 году, именно налаживание отношений между руководством Украины и России, в первую очередь, повлияли на то, что бизнес инвестиции начали двигаться в Украину со стороны России.

Я бы все-таки разделял инвестиции: первое, это государственные, второе – это частные. Я не знаю статистики - 3 млрд. долларов объема российских инвестиций в экономику Украины, о которых мы говорили, но мне кажется, что там преобладают государственные финансы. Это «ВТБ Банк», Сбербанк, «Внешэкономбанк». Мы понимаем, что это государственные деньги, тогда как частных российских инвестиций в Украину приходит сравнительно мало. Был российский оператор «Вим Биль Дан», который продан компании PepsiCo или находится в стадии продажи.

Поэтому мотивация для прихода государственных и частных инвестиций немножко разная. Если на первом плане государственных инвестиций - это политическая экспансия на Украину, я не говорю, плохо это или хорошо, но это является мотивацией для того, чтобы российский государственный капитал внедрился на Украину. Мы знаем о том, что сейчас идет речь о проектах атомной энергетики, авиации, судостроительстве, в нефтегазовой отрасли – это все поле для государственных финансов.

Не так интенсивно, к сожалению, развиваются частные инвестиции. Не так категорично надо настраиваться только на российские инвестиции. Они нужны, у нас есть общий менталитет, финансовое поле, адаптированность и так далее, мы обречены на экономическое сотрудничество, на общие инвестиции. Но все-таки нужно развивать бизнес-среду таким образом, чтобы и западные инвестиции приходили в Украину. Потому что из 40 млрд. долларов иностранных инвестиций, которые сегодня привлекли, только 3 млрд. российских.

Будет стратегически неправильно, если мы будем сегодня ориентироваться исключительно на Россию. Для этого нужно улучшать бизнес-климат, потому что сегодня его можно долго критиковать.

Евгений Курмашов: У нас в гостях руководитель Управления корпоративных коммуникаций ГИК "Ренессанс Капитал" Константин Головинский. Чем вашу компанию заинтересовал украинский рынок? Насколько вы там видите его перспективы?

Константин Головинский, руководитель Управления корпоративных коммуникаций ГИК «Ренессанс Капитал»: Мы присутствуем в Украине с 2004-2005 года, поэтому говорить, что интерес к Украине у нас появился только сейчас, немножко неправильно. В течение последних 5 лет существовал отложенный спрос на украинские активы в России. Многие российские компании в силу субъективных причин не решались приходить на украинский рынок. Сказать о том, что в инвестиционном климате Украины что-то изменилось в лучшую или худшую сторону, нельзя. Потому что никак не изменилось отношения к российским компаниям, которые работают в Украине.

Я бы хотел говорить о субъективных причинах. Теперь субъективно Украина кажется ближе, кажется, что в ней проще работать, хотя, на самом деле, абсолютно ничего не изменилось. Я готов подтвердить слова предыдущего выступающего, что объем частных инвестиций в украинскую экономику мало изменился за последние годы.

Мы говорим о серьезном заходе российского банковского капитала в Украину, но стоит вспомнить о том, что на момент начала этого захода хорошие 43% украинской банковской системы находились под контролем иностранных банков. Так что сказать, что заход российских банков в украинскую банковскую систему что-то радикально изменит, это вряд ли. В Чехии контролируется почти 80% банковского сектора иностранными банковскими группами, и ничего страшного не происходит. Чем больше денег приходит в экономику, тем лучше.

Евгений Курмашов: У нас на связи глава Международного института политической экспертизы (Москва) Евгений Минченко. Каким образом можно сформулировать общую стратегию российского бизнеса в отношении к Украины в последние несколько лет?

Евгений Минченко, глава Международного института политических экспертиз (Москва): Стратегия российского бизнеса очень тесно связана со стратегией России. Стратегия России сегодня – это максимальная экономическая реинтеграция в постсоветское пространство по той простой причине, что сама российская экономика, чтобы быть конкурентоспособной, слишком маленькая. Надо где-то 200 миллионов потребителей – это Россия, Казахстан, Беларусь, Украина. Поэтому эта стратегическая линия без Украины не получается. Поэтому я думаю, что российское руководство сделает все, чтобы эту большую экономику создать и параллельно вести взаимодействие с Евросоюзом. Создать уже общее экономическое пространство, новую большую экономическую единицу и ЕС. По сути, создать нового игрока №1, который будет достойным конкурентом и для США и для Китая. Вот такая амбициозная арифметика.

И соответственно в рамках решения этой задачи российское государство активно помогает российскому бизнесу выходить за пределы Российской Федерации, в том числе и в Украину. Эта экспансия будет продолжаться российскими банками, в первую очередь, «ВТБ». Есть некие проблемы с выходом на украинский рынок, мы прекрасно знаем об отмене конкурсов по Одесскому припортовому заводу и ссоре с Луганским заводом. Думаю, это все-таки частности. Все равно украинской экономике нужны деньги, у России они пока еще есть. Если еще удастся сделать рубль резервной валютой на постсоветском пространстве, то это даст очень хорошие новые возможности и российскому, и украинскому бизнесу.

Евгений Курмашов: Мы здесь услышали много комментариев о состоянии российского бизнеса в Украине. И я хочу сказать о комментарии известного московского политолога Андрея Окары, который несколькими днями ранее заявил нам, что к концу года в Кремле начало появляться некое разочарование позицией Украины, потому что со стороны режима Януковича наблюдается то, что можно назвать "экономическим национализмом". Это очень четко видно в деле "Лугансктепловоза", "Укртатнафты", и на многих других конкретных примерах, которые тут упоминались. Как Москва в дальнейшем будет работать с этой новой реальностью?

Евгений Минченко: Если говорить о конкретных примерах, а именно о «Укртатнафте», там надо принимать во внимание, что была очень сложная сделка. У украинской стороны есть достаточно серьезные аргументы. Кроме того, действительно есть «экономический национализм» в команде Януковича. Но я думаю, что там есть две группы. Одна группа – сторонники так называемой «кучмовской модели» разделения ресурсов в интересах крупных корпорации. Другая модель – более современная и предполагает активную игру на внешних рынках. И эта игра сегодня возможна только вместе с Россией, в первую очередь с Россией. Потому что понятно, было бы глупо с точки зрения национальных интересов Украины зацикливаться только на том, чтоб делать что-то только вместе с Россией.

Но на самом деле, если вы читали последнюю статью Путина, в которой он предлагает большую сделку Евросоюзу, это очень хороший шанс для Украины. И я думаю, что вот эти все проблемы будут решаемые, если это стратегическое взаимодействие выстроится. Что этому мешает? А мешает «экономический национализм» украинского бизнеса. Но украинской экономике катастрофически не хватает инвестиций. У России деньги есть. И есть возможность совместно играть на внешних рынках, создавать совместные корпорации, но ключевой вопрос сегодня, я думаю, это Южный поток. Поскольку, если этот проект будет реализован, то у украинской ГТС есть все шансы превратиться в груду ржавого металлолома.

Более того, есть еще одна опасность. Евросоюз к 2015 году собирается вдвое увеличить объемы своих хранилищ газа. Что это значит? А то, что снижается значимость украинских газовых хранилищ на западе Украины, которые позволяют очень гибко варьировать объемы поставляемого газа в Евросоюз. И Южный поток не имеет подобной инфраструктуры, сопоставимой с украинской ГТС. Так вот Евросоюз эту инфраструктуру как раз строит. И эта угроза не менее важна, чем Южный поток, но об этом я ничего не слышал ни от одного украинского эксперта. Риски очень велики, и тут Украине очень важно выступать не в роли слабого объекта, а в роли сильного субъекта и игрока на внешних рынках.

Евгений Курмашов: По поводу перспектив на 2011 год. Директор Института трансформации общества Олег Соскин в нашем экспертном опросе отметил настойчивые попытки России взять под контроль украинскую авиационную и судостроительную отрасль. Господин Соскин сделал также прогноз, что то же будет касаться украинской ГТС. Также есть у нас комментарий другого эксперта, господина Бураковского, директора Института экономических исследований и политических консультаций, он нам сказал следующее: "Такой поддержки, как есть в Украине у российского бизнеса, мне кажется, нет ни у какого другого бизнеса из других стран".

В связи с этим вопрос к Дионису Васильеву, директору консалтинговой группы "НЭО Центр Украина". В 2011 году, какие отрасли будут наиболее интересны для российских инвестиций? Все говорят про газ, авиастроение, но может, есть менее объемные отрасли? И на ваш взгляд, вокруг каких предприятий в 2011 году между украинскими и российскими компаниями развернется конфликт интересов?

Дионис Васильев, директор консалтинговой группы «НЭО Центр Украина»: Я осмелюсь несколько модифицировать ваш вопрос, поскольку наша компания не работает во всех отраслях, о которых шла речь. Мы занимаемся традиционно банковским финансированием. Поэтому можно прогнозировать на основе тех данных, которые есть у нас, что российский бизнес ждет реформ. Мы работаем как раз с государственными банками. Много выполняем работы и в России, и в Украине, в частности по строительству.

Реформ ждут в инфраструктурных вопросах, потому что российский бизнес слабо представляет себе, как он может инвестировать в инфраструктуру Украины. В качестве объектов небольших, но интересных можно взять туристическую инфраструктуру в Крыму. Мы делаем сейчас целый ряд работ по развлекательным объектам, по отелям, по всему, что связано с туризмом. И эти работы носят пока характер прикидочных. Пока все ожидают. Считаются бизнес-планы, строятся финансовые модели, обозначаются очень немалые риски и все замирает.

Если говорить об авиастроении, мне сложно что-нибудь комментировать с профессиональной точки зрения, однако не стоит забывать, что у нас в Украине есть всего лишь два крупных центра авиастроения, один из которых в Запорожье с его заводом «МоторСич». Нужно сразу вспомнить господина Богуслаева с его высказыванием о том, что дублирующее производство, в том числе при участии «МоторСич», в России уже почти есть в Санкт-Петербурге. Здесь нужно думать о кооперации, потому что если мы очень долго будем по разные стороны баррикад, то мы просто никому не будем нужны. Вопрос с «Антоновым» мне тяжело прокомментировать.

Если подвести коротко итог, то все-таки я считаю, что российский бизнес имеет здесь преимущество. Прежде всего, мы говорим о банковской сфере и о том, что Россия начинает кредитовать в рублях. Сейчас это интересно, в том числе и для украинских предприятий, имеющих товарооборот. Но этот вопрос нужно рассматривать не как политику, а как просто финансовый инструмент, который реально дешевле, выгоднее, и в конкретных ситуациях, если данное предприятия может брать деньги в рублях и торгует с Россией, пожалуйста, это просто банальная экономика. И нужно, самое главное, заканчивать реформы в Украине, для того чтоб не остановиться на полдороги. Это самое страшное.

Евгений Курмашов: И в завершение нашего круглого стола я бы просил наших экспертов определить, какова будет повестка дня российско-украинских отношений в разрезе экономического и бизнес сотрудничества в 2011 году. Возможно, вы сможете спрогнозировать какие-нибудь ключевые события, которые и будут определять характер этих двусторонних отношений.

Мирослав Табахарнюк: Я думаю, что 2011 год будет, прежде всего, годом стратегических решений по газотранспортной системе. Разговоры, что мы отдаем или продаем ГТС, должны придти к какому-то финалу. Это что касается межгосударственных отношений. Что касается объекта номер один, который будет предметом дискуссий, спора, конкуренции, то это Одесский припортовый завод, который наше правительство, я надеюсь, будет приватизировать в следующем году.

Да, не получилось конкуренции при продаже «Укртелекома», но это скорее вопрос качества того актива, о котором идет речь. А Одесский припортовый завод будет серьезным объектом, где сойдутся интересы и украинских олигархов, и российского капитала. Но для государства как продавца, я думаю, что это только выгодно, конкуренция принесет только повышение цены.

Я бы хотел сказать, что российский капитал должен понимать, что украинский рынок уже имеет свою культуру, имеет свои традиции, он есть конкурентный. И не будет такой ситуации, что двери абсолютно открыты, пожалуйста, проходите, все для вас. Есть экономический сепаратизм, есть экономические национальные интересы, и как на уровне власти, так же на уровне олигархов и других субъектов бизнеса этот фактор нужно учитывать. Я бы больше пропагандировал такой лозунг «Российский капитал – западные технологии». Это то, что для развития Украины было бы наиболее полезным.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter